Коротко


Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

«На нашем оборудовании могут заниматься все: и профессиональные атлеты, и люди с ограниченными возможностями здоровья»

"Здравоохранение". Приложение от , стр. 11

В 2017 году компания по производству спортивных комплексов для воркаута «Кенгуру.Про» стала лауреатом премии «Надежда на технологии» в номинации «Лучшее решение в сфере универсального дизайна». О том, как компании удалось сделать уличный спорт популярным и как возникла идея сделать тренировочные площадки доступными для людей с ограниченными возможностями здоровья, “Ъ” рассказал генеральный директор «Кенгуру.Про» Максим Попов.


— Как возникла идея создать воркаут-площадку, на которой можно заниматься уличной гимнастикой?

— В 2011 году в российских городах полностью отсутствовала инфраструктура для такого спортивного жанра, как воркаут, то есть старые и любимые многими турники и брусья оказались забытыми современными архитекторами, градоначальниками. В 2010-м я не нашел ни в одном плане благоустройства элементарных турников. На тот момент у меня уже созрела идея: нужно строить не один или два турника, а большие комплексы, где может быть 30 турников, даже стадион для этого вида спорта. Начали ее реализовывать. Был внедрен такой термин, как «воркаут-площадка». Первыми на эксперимент пошли власти Москвы. Были построены спортивные площадки в парках, где могли заниматься одновременно 50–100 человек. В итоге мы добились того, что в общественных пространствах люди стали заниматься спортом регулярно и совместно. Теперь люди зовут друг друга на занятия спортом, активисты приглашают всех бесплатно посетить их тренинги на воркаут-площадках. В общем, у нас получилось заставить людей шевелиться, выходить из дома и заниматься доступным спортом, не покидая своего района.

— Что вас натолкнуло на мысль сделать площадки доступными для людей с инвалидностью?

— Мы увидели, что на наши площадки специально приезжают парни-инвалиды и пытаются что-то исполнить на спортивных комплексах, турниках. Собственно, это как раз и послужило толчком к развитию такого направления. Мы поняли, что стоит уделять внимание и маломобильным группам, сделать доступными эти площадки для ребят с инвалидностью. Параворкаутом занимаются те, кому, например, можно висеть на руках. Мы просто-напросто адаптировали наши спортивные комплексы. На наших площадках можно заниматься пауэрлифтингом, легкой атлетикой…

— Для людей с ограниченными возможностями здоровья конструкции требуются более сложные?

— Они, наоборот, проще. Оборудование сделано так, чтобы, например, парень на коляске смог подъехать к параллельным брусьям и отжиматься со своим весом или вместе с коляской. Мы сделали рукоходы в подъем, чтобы ребята могли подниматься, и жерди для того, чтобы они могли спускаться. Конечно, в адаптации комплексов нам помогали ведущие атлеты-инвалиды страны, члены паралимпийских сборных, участники Паралимпийских игр и их тренеры.

— Сколько занял у вас процесс адаптации?

— Около полугода мы разрабатывали, внедряли новые конструкции, сейчас они уже в основном прайсе.

— Спортивные комплексы универсального дизайна востребованы?

— Да, конечно. Заказчики спрашивают, просят добавить в комплексы элементы для парней и девчонок с инвалидностью. Тем более это не требует каких-то дополнительных средств: комплекты стоят столько же. Это как раз и есть инклюзивность — когда в обычную площадку мы добавляем элементы для параворкаута. Мы сейчас постоянно пробуем, разрабатываем специальное оборудование для инвалидов, смотрим, что нужно упростить или, наоборот, усложнить. Спасибо большое организаторам и выставки, и премии, что они нас в этом поддержали, что наше оборудование для параворкаута было замечено.

— При заказе воркаут-площадки в ней обязательно должно быть оборудование для людей с ограниченными возможностями здоровья?

— Это на усмотрение заказчика. У нас многие элементы как бы не являются официально элементами для параворкаута, но они в принципе для него пригодны. В этом и заключается идея универсального дизайна — на нашем оборудовании могут заниматься все: и профессиональные атлеты, и любители, и люди с ограниченными возможностями здоровья. Оно просто подходит и тем и другим.

— Кто выступает заказчиком площадок?

— В основном это городские власти, департаменты ЖКХ, культуры, потому что в их ведении находятся парки. Сейчас мы строим площадки по всей стране. Более того, мы строим их в 50 государствах мира: в Испании, ОАЭ, Австралии, Франции. Благодаря нам в этих странах тоже удалось частично решить проблему доступности спорта. За рубежом любят инклюзивные комплексы, они пользуются спросом.

— Насколько господдержка важна для компаний реабилитационной индустрии?

— Конечно, важна! Для НИОКР, для разработок особенно! Мы держимся за счет того, что продаем не только оборудование для параворкаута, но и обычные турники, соответственно, мы финансово более или менее стабильно себя чувствуем. А тех, кто трудится только в этой индустрии, нужно поддерживать особенно.

Записала Дарья Николаева


Комментарии