Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«Москве надо готовиться к новым испытаниям»

Максим Юсин — о том, какие задачи решает Петр Порошенко

от

Разрыв договора о дружбе позволит Украине вступить в НАТО и прекратить изучение русского языка в школах. Кроме того, страны смогут пересмотреть границы — документ, подписанный в 1997 году, сдерживал Москву и Киев от этих шагов. В понедельник Петр Порошенко внес в Раду законопроект о прекращении действия договора. Это происходит на фоне введенного на Украине военного положения. Обозреватель «Ъ» Максим Юсин задумался о том, какие задачи решают украинские власти в нынешнем раунде противостояния с Россией.


Вот уже почти неделю Украина живет в условиях военного положения, и некоторые предварительные выводы можно попытаться сделать уже сейчас, например, ответить на вопрос, решил ли президент Петр Порошенко задачи, которые ставил перед собой.

Задачи эти можно разделить на две категории — внутриполитические и внешнеполитические. Что касается внутриполитической части, то здесь главу государства постигло явное разочарование. Порошенко так и не сумел продавить Верховную раду, убедить ее принять закон о военном положении именно в том жестком варианте, в каком он предлагался изначально. В результате получился вариант компромиссный, выхолощенный, не позволяющий президенту добиться поставленных целей, а именно решительным образом повлиять на ход неблагоприятно складывающейся предвыборной гонки.

В том виде, в каком депутаты проголосовали за закон, он на избирательную кампанию влияния не окажет. Во-первых, военное положение введено не по всей стране, а лишь в десяти областях. Во-вторых, не на два месяца, а только на один. То есть к моменту его истечения в конце декабря избирательная кампания толком не начнется — выборы намечены на последний день марта, и настоящая гонка развернется лишь после новогодних праздников. И, наконец, самое главное — под давлением депутатов президент согласился законодательно закрепить дату выборов. А стало быть, лишился возможности держать своих оппонентов в подвешенном состоянии, заставлять их гадать, не будут ли сроки голосования перенесены, сорвав им весь график кампании.

На Украине сейчас спорят, по какой причине Порошенко дал задний ход — то ли действительно депутаты проявили строптивость и настойчивость, то ли имело место давление со стороны западных партнеров, в первую очередь, канцлера ФРГ Ангелы Меркель, возражавшей против переноса выборов. Но по большому счету, это не так уж важно — важен результат. А он таков: введение военного положения ничуть не укрепило внутриполитические позиции Петра Порошенко. Он не сумел предстать перед соотечественниками в образе сильного лидера — даже над взбунтовавшимся парламентом не смог одержать победу.

Другое дело — внешнеполитические задачи. Здесь для Киева итоги гораздо более впечатляющие.



В отношениях Москвы с Западом возник новый кризис — на сей раз азовско-черноморский, и представители Евросоюза грозят Кремлю ужесточением санкций. Что же касается главного достижения, то о нем с обезоруживающей откровенностью заявил в конце прошлой недели в политическом ток-шоу «Право на власть» на телеканале «1+1» Сергей Пашинский, один из лидеров входящего в правящую коалицию «Народного фронта»: «Только ради того, чтобы Трамп унизил Путина, отменив саммит с ним, нам стоило вводить военное положение».

Впрочем, достигнуты еще не все внешнеполитические цели, в чем признался еще один участник того же выпуска «Права на власть» министр иностранных дел Павел Климкин. По его словам, задача украинской дипломатии и украинского государства — «сбить» (именно так он выразился) проект «Северный поток-2».

Пока этого добиться не удалось. Пока еще представители правительства ФРГ отстаивают проект, называя его чисто коммерческим, выгодным Берлину и не угрожающим энергетической безопасности Европы. Но единый германский фронт уже дает трещину. Несколько политиков из окружения Ангелы Меркель допустили, что в качестве наказания Москвы в какой-то момент Германия может либо вообще отказаться от строительства трубы, либо ограничить объем газа, который через нее пойдет. Именно этого от Германии требует не только Киев, но и США, а также представители «антироссийского лобби» в ЕС — прежде всего, Польша и страны Балтии.

Поскольку Берлин уже проявил колебания, в Киеве могут решить, что цель близка, и надо только предпринять еще одно усилие, вызвать еще один кризис, виновной в котором Запад по традиции сочтет Россию. Так что инцидент в Керченском проливе, видимо, не последний. Москве надо готовиться к новым испытаниям и, по возможности, извлечь уроки из предыдущего, не всегда успешного опыта. Если, конечно, она не хочет, чтобы под влиянием украинских событий ее отношения с Западом окончательно обрушились. Не только с США, но теперь еще и с Европой.

Комментарии