Коротко


Подробно

Фото: AP

Кипрскому урегулированию требуется регулировщик

Россию призывают стать посредником в старейшем конфликте в Европе

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Москва может сыграть активную роль в возобновлении переговоров по кипрскому урегулированию. О такой возможности заявил “Ъ” глава МИД Кипра Никос Христодулидис, выразивший надежду, что усилия России позволят разблокировать мирный процесс на острове, разделенном на две части с 1974 года. Саммит G20 в Буэнос-Айресе подтвердил: среди мировых держав Россия имеет лучшие отношения с Турцией, контролирующей север острова. Так что Москва вполне может убедить Анкару реанимировать переговоры, прерванные в июле прошлого года. Ближайшие месяцы станут для Кипра решающими: в январе 2019 года истекает мандат «голубых касок» на острове, и США грозят заблокировать продление самой продолжительной миротворческой операции в истории ООН.


Красные точки на «зеленой линии»


Об угрозе нового обострения на Кипре заговорили после недавнего инцидента в буферной зоне, произошедшего у деревни Дения, населенной греками-киприотами. Как сообщил глава местной греческой общины Христанис Панайоту, вошедшие в буферную зону с северной части острова турецкие военные без объяснения причин не позволили фермерам проводить сельскохозяйственные работы. На это немедленно отреагировало правительство Кипра, направившее жалобу на турок руководству контингента вооруженных сил ООН на Кипре (ВСООНК).

«Мы сделали представление командованию ВСООНК, сообщив о незаконных действиях оккупационной армии, и потребовали незамедлительного вмешательства для обеспечения безопасности фермеров»,— заявил официальный представитель МИД Кипра Димитрас Самуил. По оценкам Никосии, только на прошлой неделе в буферной зоне было зафиксировано три подобных инцидента. В целом же в буферной зоне их происходит более 1 тыс. ежегодно.

Впрочем, власти самопровозглашенной Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК, признана только Анкарой) отрицают проблему нарушения прав греков-киприотов турецким контингентом и называют заявления Никосии «пропагандой». Они выдвигают встречные обвинения в том, что греки-киприоты умышленно пытаются спровоцировать конфликт, совершая незаконные проникновения в северную часть острова.

В свою очередь, как заявил в конце прошлой недели в ходе 11-й сессии Азиатской парламентской ассамблеи премьер-министр Турции Бинали Йылдырым, «препятствием для урегулирования остается бескомпромиссная позиция греков-киприотов».

В этой ситуации официальный представитель ВСООНК Алим Сиддики призвал обе стороны не предпринимать шагов, подрывающих хрупкий статус-кво, и подтвердил, что приоритетом «голубых касок» ООН остается обеспечение безопасности гражданского населения острова.

Конфликт на все времена


Общая численность миротворцев ООН на Кипре, находящихся на острове с 1964 года в соответствии с резолюцией 186 Совета Безопасности ООН для поддержания мира между греками-киприотами и турками-киприотами, составляет сегодня около 1 тыс. человек (включая военный и гражданский персонал). Контингент ВСООНК под командованием генерал-майора Мохаммада Хумаюна Кабира охраняет «зеленую линию» вдоль буферной зоны длиной 180 км.

Кроме того, в северной части острова находится 43-тысячный контингент турецких войск, введенный в 1974 году для защиты турок-киприотов, после того как правившая в то время в Греции военная хунта и греко-кипрские экстремисты вторглись на север Кипра и попытались присоединить его к Греции. ТРСК, находящаяся под патронажем Анкары, была провозглашена позднее, в 1983 году.

В 1974 году Совбез ООН принял резолюцию 353, призывающую к «немедленному прекращению иностранной военной интервенции против Республики Кипр» и «безотлагательному выводу присутствующего там иностранного контингента, кроме персонала, находящегося в строгом соответствии с международными соглашениями».

Еще две резолюции Совбеза — 541 и 550,— принятые в 1984 году, осуждают инициированное Анкарой заявление турко-кипрских лидеров об отделении северной части Кипра и создании на его территории независимого государства.

При этом переговоры об урегулировании между севером и югом начались еще полвека назад, в 1968 году, до ввода турецких войск и раздела острова. К сегодняшнему дню стороны уже исчерпали все форматы диалога, попытались реализовать многочисленные мирные инициативы. Самой заметной стал план генсека ООН Кофи Аннана 2003 года, предполагавший проведение в турецкой и греческой частях острова референдумов о будущем государственном устройстве страны.

Последний раунд мирных переговоров прошел в июле прошлого года в швейцарском городе Кран-Монтана. Однако появившиеся надежды на то, что остров находится на пороге исторического события — решения кипрской проблемы на основе принципа единого федеративного государства,— рухнули после того, как предложенные условия сделки отвергла Анкара.

Никосия смотрит на Москву


«Ситуация может показаться нелепой. Переговорщики остались, но переговоров давно нет»,— пояснил корреспонденту “Ъ” главный представитель греческой общины на переговорах с турецкой общиной Андреас Мавроянис. По его словам, в условиях отсутствия переговоров фактически происходит интеграция самопровозглашенной ТРСК в покровительствующую ей Турцию. «Вот только один факт: по состоянию на сегодняшний день уже две трети жителей северной части острова — это никакие не турки-киприоты, а переселенцы из Турции»,— говорит Андреас Мавроянис.

Глава ТРСК Мустафа Акынджи, принимавший участие в прошлогодних переговорах в Швейцарии, изначально был настроен на поиск компромисса, однако с предложениями кипрской стороны не согласилась Турция, поясняет собеседник “Ъ”.

Мустафа Акынджи возглавил ТРСК в апреле 2015 года, придя к власти на волне ожиданий, что север в итоге станет частью единого Кипра. По словам Андреаса Маврояниса, власти Республики Кипр по-прежнему готовы предоставить туркам-киприотам больше прав в едином децентрализованном государстве с федеративным устройством.

Главным, хотя далеко не единственным камнем преткновения остается турецкое военное присутствие на острове.

«Этот вопрос может показаться нерешаемым. Однако мы исходим из того, что позиция Турции может претерпеть изменения. Анкара руководствуется принципами дипломатии Османской империи, предлагавшей поставить на огонь одновременно как можно больше утюгов и потом использовать их по мере необходимости»,— пояснил “Ъ” Андреас Мавроянис. По его мнению, «кипрский утюг» может вполне пригодиться турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану, ведущему сложную игру с мировыми и ведущими региональными державами.

В свою очередь, как заявил “Ъ” глава МИД Кипра Никос Христодулидис, возглавивший дипломатическое ведомство в феврале, руководство Кипра возлагает особые надежды на Москву. «Среди мировых держав у России сегодня лучшие отношения с Турцией. Учитывая это, в ходе моего визита в Москву в апреле я попросил Сергея Лаврова, чтобы он поговорил с турецкой стороной и попытался убедить ее пойти на уступки, что позволило бы возобновить переговоры. После этого министр Лавров сообщил мне, что он уже обсудил этот вопрос со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу»,— раскрыл “Ъ” подробности последних дипломатических усилий вокруг кипрской проблемы Никос Христодулидис.

По словам главы МИД Кипра, в Никосии позитивно оценивают продолжающееся сближение Москвы и Анкары и надеются, что со временем оно окажет плодотворное влияние и на решение кипрской проблемы. «Мы хотим, чтобы Турция принимала участие в освоении газовых месторождений прибрежного шельфа Кипра, но только после политического решения кипрской проблемы»,— заверил “Ъ” Никос Христодулидис.

В свою очередь, как заявил “Ъ” посол России в Никосии Станислав Осадчий, Москва заинтересована в скорейшем решении кипрской проблемы, несмотря на то что эта задача остается крайне сложной. «России не нужна еще одна горячая точка, тем более рядом с Сирией. Кроме того, отсутствие урегулирования на острове создает условия для недопустимого вмешательства внешних сил»,— пояснил “Ъ” глава российской дипломатической миссии на Кипре (остров находится в 40 морских милях от Сирии).

Однако времени на возобновление переговоров остается все меньше. В июле этого года Совбез ООН продлил мандат «голубых касок» на острове еще на шесть месяцев, до 31 января 2019 года. При этом в ходе обсуждения американская сторона настаивала на необходимости установить четкие сроки проведения миротворческой операции и определить критерии ее эффективности. Собеседники “Ъ” в Никосии, близкие к кипрскому правительству, подтверждают: администрация Трампа выражает растущее недовольство отсутствием переговоров, а также считает миссию ВСООНК потерявшей смысл. Кроме того, отказ от миротворческой миссии на Кипре укладывается в общее русло политики Вашингтона, не желающего тратить средства на подобные операции по всему миру. В настоящее время бюджет миротворческой операции на Кипре составляет более $55 млн, из которых кипрское правительство оплачивает только одну треть. Правительство Греции выделяет $6,5 млн. Остальную часть расходов покрывает ООН, в частности США.

По мнению собеседников “Ъ”, ближайшие месяцы станут для кипрского урегулирования решающими. Если мирные переговоры не возобновятся, то вполне реальными выглядят два сценария: либо сокращение финансирования, которое приведет к уменьшению численности «голубых касок» на острове, либо полное закрытие кипрской миссии, самой продолжительной миротворческой операции ООН, что чревато переходом замороженного кипрского конфликта в горячую фазу.

Сергей Строкань, Никосия—Москва


Комментарии