Коротко


Подробно

Счет жизни

закон

"Здравоохранение". Приложение от , стр. 1

С 1 января 2019 года вступает в силу Закон о расширении списка редких болезней, препараты для лечения которых закупаются на бюджетные средства. В результате у пациентов, страдающих еще пятью орфанными заболеваниями, появится возможность получать своевременное лечение за счет государства.


Программа «7 нозологий», развивающаяся в России с 2008 года, считается одним из самых успешных проектов, когда-либо реализованных государством в системе лекарственного обеспечения. По этой программе проводится льготное обеспечение в амбулаторных условиях пациентов лекарственными препаратами, централизованно закупаемыми на средства федерального бюджета. Программа была разработана для обеспечения лечения пациентов с семью наиболее дорогостоящими нозологиями: гемофилия, муковисцидоз, гипофизарный нанизм, болезнь Гоше, злокачественные новообразования лимфоидной, кроветворной и родственной им тканей, рассеянный склероз, трансплантация органов и/или тканей. Все пациенты этих категорий получали бесплатно необходимые лекарства. Для реализации программы «7 нозологий» в 2018 году было заложено 43,61 млрд руб.

С 1 января 2019 года, согласно подписанному президентом России Владимиром Путиным закону, список программы «Семь высокозатратных нозологий» расширится. Теперь в него также войдут: гемолитико-уремический синдром, юношеский артрит с системным началом и мукополисахаридоз I, II и VI типов.

Общее число пациентов, включенных в федеральный регистр жизнеугрожающих и хронических прогрессирующих редких заболеваний по этим пяти нозологиям,— более 2,1 тыс., из них свыше 1,5 тыс.— дети. При этом лечение одного пациента с гемолитико-уремическим синдромом составляет 10,43 млн руб. в год, годовой курс терапии для страдающих мукополисахаридозом (МПС) I типа обойдется в 2,14 млн руб. на человека, II типа — 12,25 млн руб., VI типа — 13,98 млн руб. Средняя стоимость курса для одного пациента с юношеским артритом с системным началом составляет 2,21 млн руб., а в зависимости от препарата годовой курс терапии для одного пациента будет стоить от 223,65 тыс. до 7,4 млн руб. Разработчики закона оценили общие затраты на пять добавленных в программу нозологий примерно в 10 млрд руб. в год.

В объяснительной записке к закону говорится, что обеспечение граждан лекарственными препаратами и специализированными продуктами питания для лечения этих заболеваний в настоящее время отнесено к полномочиям органов государственной власти субъектов РФ.

Одним из факторов в пользу принятия такого законопроекта стало то, что с вступлением его в силу снизится финансовая нагрузка на региональные бюджеты, которые должны были обеспечивать лечение пациентов у себя в регионах из бюджетов региональных. Кроме того, как отметили в Совете федерации еще при рассмотрении законопроекта, оптовая централизованная закупка поможет снизить цену на требуемые лекарства на 20–30%, а жесткий контроль со стороны федерального центра позволит навести порядок в учете и расходовании необходимых препаратов.

Теперь, по мнению Снежаны Митиной, президента межрегиональной благотворительной общественной организации «Хантер-синдром», например, ситуация для пациентов с диагнозом МПС точно изменится в лучшую сторону. «Во-первых, у всех пациентов с орфанными заболеваниями появится равный доступ к терапии. И дорога от диагноза к получению терапии будет занимать какое-то незначительное время,— говорит она.— Сейчас в Москве со дня постановки диагноза до получения терапии проходит в среднем месяц, а в регионах этот срок растягивался до трех с половиной лет. Например, в Республике Татарстан, несмотря на то что она не дотационная, были случаи, когда власти просто отказывались предоставлять лечение пациенту».

Во-вторых, с вступлением нового закона в силу в стране должна прекратиться медицинская миграция. «Если у нас в Москве в 2008 году было всего 4 пациента с МПС (они были рождены в Москве), то теперь их здесь больше 40, потому что люди были вынуждены ехать в Москву из Дагестана, Рязани, Екатеринбурга и других регионов, покупать здесь какое-то жилье, например комнату в коммуналке, чтобы их ребенок получал в Москве лечение. Они ютятся в маленьких квартирках, но зато состояние их детей не ухудшается: заболевание очень тяжелое, и, если его вовремя не поймать, ребенок угасает быстро и страшно»,— поясняет Снежана Митина.

При всех положительных аспектах расширения списка высокозатратных нозологий перед Минздравом РФ сегодня остался еще один вопрос, требующий контроля со стороны ведомства: пациенты должны быть уверены в том, что перебоев с препаратами в переходный период — в первую половину 2019 года, когда начнет действовать новый закон,— у них не будет.

Впрочем, как рассказала представитель общественной организации «Хантер-синдром», на многие запросы, адресованные от пациентского сообщества во властные структуры, были получены обнадеживающие ответы. «Некоторые регионы ответили нам, что уже заранее закупили своим пациентам лекарство на ближайшие несколько месяцев следующего года,— сообщила Снежана Митина.— А в Минздраве нас заверили, что ведомство будет держать этот вопрос под специальным контролем».

Константин Анохин


Комментарии