Коротко


Подробно

6

Фото: David Mdzinarishvili / Reuters

Митингуй или проиграешь

В Грузии закончились президентские выборы и началась борьба за власть

от

В Тбилиси 2 декабря тысячи людей вышли на акцию протеста по призыву Григола Вашадзе. Он не признал поражение в президентской гонке и требует не только отмены итогов голосования, но и досрочных парламентских выборов. По сути, в Грузии началась борьба за контроль над ключевым органом власти — парламентом.


Власть много на себя взяла


Акцию протеста на проспекте Руставели в центре Тбилиси организовало движение «Сила в единстве» — объединение десятка оппозиционных партий, поддержавшее на выборах Григола Вашадзе. Стержень движения — партия «Единое национальное движение» (ЕНД), созданная экс-президентом Михаилом Саакашвили.

Впрочем, не все, кто агитировал за господина Вашадзе, согласились участвовать в митинге. Несколько партий выпали из обоймы. Среди них «Европейская Грузия», чей кандидат в президенты Давид Бакрадзе, некогда входивший в ближний круг господина Саакашвили, финишировал третьим в первом туре выборов 28 октября. «Европейцы» считают, что оппозиция должна добиваться своего другими, не уличными методами.

Григол Вашадзе вывел людей на улицу, заявив, что его победу украли власти. Точнее, тот, кого считают единоличным руководителем Грузии,— олигарх Бидзина Иванишвили, возглавляющий правящую партию «Грузинская мечта». Господин Иванишвили поддерживал на выборах Саломе Зурабишвили. Билборды с его изображением и призывом голосовать за нее встречались в Тбилиси чаще, чем фото кандидата.

Слишком большой отрыв провластного кандидата от оппозиционного — главная претензия оппозиции к прошедшим выборам. В первом туре Саломе Зурабишвили получила 615 572 голоса, а во втором почти удвоила результат — 1 147 687. Электоральный рывок в 532 тыс. избирателей невозможно было осуществить без махинаций, уверен работавший на Григола Вашадзе политтехнолог Виталий Шкляров.

Господин Шкляров в России сотрудничал с Ксенией Собчак, а в США участвовал в избирательных кампаниях Барака Обамы и Берни Сандерса. Он говорит, что на избирательных участках выборы были «относительно демократическими».

«Махинации осуществлялись на избирательных участках и до прихода на них. Людей свозили на голосование, причем у тех, кто их свозил и следил за правильностью выбора, были списки избирателей точно такие же, как у ЦИКа»,— сказал “Ъ” политтехнолог. По его мнению, власть, испугавшись результатов первого тура, «в панике на максимум включила административный ресурс во втором раунде схватки кандидатов.

«Добавили полмиллиона людей, проанализировав и списки голосовавших в первом туре, и списки никогда не голосовавших. Такое мог сделать только госаппарат с доступом к информации ЦИКа,— уверен господин Шкляров.— В среднем на каждый участок во втором туре они привели 145 новых избирателей. Даже самая продуктивная оценка мобилизации сторонников “Мечты” не может превышать 50 человек. Остальные 100 — это, очевидно, подкуп, запугивание и разного рода электоральные манипуляции».

Вопросы у консультанта и к числу избирателей. Их 3 505 113 человек при общей численности населения 3 872 752. «Так не бывает: выходит, чуть больше 300 тыс. не обладают правом голоса. Посмотрите на Россию. Там 108 млн избирателей и 144 млн населения»,— говорит политтехнолог.

«Мы все очень обозлены. Очень скоро мирно покончим с этой криминальной властью!» — заявил Григол Вашадзе на митинге. И перечислил нарушения во время выборов: подкуп, «карусели», использование криминала для запугивания избирателей. Он потребовал от властей начать переговоры о назначении внеочередных парламентских выборов.

Для обсуждения этого вопроса с властью оппозиция делегирует пять человек и требует от правительства в срок до 16 декабря (на этот день намечена инаугурация Саломе Зурабишвили) определиться со своими переговорщиками.

Кредитная политика


Власть обвинения в фальсификациях отвергает. Ее представители объясняют победу Саломе Зурабишвили тем, что люди не хотели возвращения в страну экс-президента Михаила Саакашвили, с которым ассоциируются массовые посадки на долгие сроки, пытки в тюрьмах, силовые разгоны акций протеста.

Именно об этой стороне президентства господина Саакашвили, а не о том, что он провел важные реформы и практически с нуля построил в Грузии современные государственные институты, предпочитали в ходе избирательной кампании рассказывать СМИ, подконтрольные власти.

«Это был выбор между прошлым — Саакашвили, чей режим был жестоким по отношению к людям, и “Грузинской мечтой”, во главе которой стоит Иванишвили»,— заявила Саломе Зурабишвили после выборов в интервью русской службе Би-би-си.

Публицист Петре Мамрадзе, анализировавший все выборы в Грузии начиная с 1990 года, согласен, что страх был сильным мотивом. «Люди боятся дестабилизации, боятся новой войны с Россией и именно поэтому голосуют за статус-кво, то есть за власть»,— сказал господин Мамрадзе “Ъ”.

Он сослался на личный опыт, когда знакомые, участвовавшие в соцопросах, сообщали, что будут голосовать за оппозицию, а в кабинке для голосования «отдавали голоса за стабильность и мир».

С подкупами другая история. Перед вторым туром Бидзина Иванишвили пообещал, что после выборов будут списаны долги тем, кто оказался в черных списках из-за просроченных выплат по кредитам. Число должников оценивается примерно в 600 тыс. человек, а сумма задолженности — более чем в полмиллиарда долларов. Гасить кредиты будет Карту банк Бидзины Иванишвили. Пока оппозиция митинговала на Руставели, замглавы грузинского Минфина Лаша Хуцишвили заявил, что списывать долги начнут уже с 15 декабря.

Хотя щедрое обещание обставлено рядом условий (под амнистию попадают кредиты, взятые за год до объявленного обнуления и не превышающие 2 тыс. лари — около $750), свою роль на выборах оно сыграло. И международные наблюдатели от ОБСЕ, Совета Европы и Европарламента в своем отчете указали на это как на серьезное нарушение.

Выборы сносят Мишу


Как бы то ни было, для Григола Вашадзе и его сторонников президентская кампания — уже пройденный этап. Хотя он и собирается добиваться отмены итогов выборов в суде, главная его цель теперь — добиться большинства в парламенте, ключевом органе власти в сегодняшней Грузии.

Очередные выборы депутатов должны пройти в 2020 году. Но ЕНД, воодушевленное тем, что его кандидата поддержали почти 800 тыс. избирателей, хотело бы провести их раньше и по новым правилам, заменив нынешнюю смешанную избирательную систему пропорциональной.

Сможет ли оппозиция вынудить власть пойти на свои условия — вопрос. Акция 2 декабря была не самой многочисленной. По одним данным, на улицу вышли 25 тыс. человек, по другим — около 10–15 тыс.

В самом ЕНД обсуждается дальнейшая стратегия действий, частью которой является выход Григола Вашадзе из тени Михаила Саакашвили и начало его самостоятельной политической карьеры. Собеседники “Ъ” в партии затруднились ответить на вопрос, в какой мере активное участие экс-президента Саакашвили в недавней кампании помогло господину Вашадзе, а в какой — помешало. Но многие отмечают, что Григолу Вашадзе нужно проводить свою, отличную от экс-президента линию.

Сам политик в интервью “Ъ” также старался подчеркнуть свою самостоятельность: «Я, во-первых, не Саакашвили. Во-вторых, люди, которые со мной вместе этот ад пятимесячный прошли, они тоже не Саакашвили. В-третьих, те реформы, что предлагал я,— это тоже не Саакашвили».

Желание Григола Вашадзе дистанцироваться от харизматичного и гиперактивного Михаила Саакашвили проявлялось и во время подготовки к протесту. После объявления итогов второго тура экс-президент призвал к началу акций гражданского неповиновения. Но господин Вашадзе назвал это частным мнением одного человека.

В итоге оппозиция отказалась от попыток организовать всеобщую стачку, ограничившись митингом, на котором показали выступление Михаила Саакашвили. С огромного экрана он из Амстердама призвал оппозиционеров продолжить борьбу и обещал вернуться на родину тотчас, как только его призовет народ.

Глава грузинского Institute of public affairs Торнике Шарашенидзе отмечает, что «фактор Миши» сыграл свою роль в победе Саломе Зурабишвили. «Интернет ему не отключишь, он выходил в эфир, грозил революцией, тем, что приедет. На нейтральных избирателей это негативно подействовало»,— сказал эксперт “Ъ”.

Михаил Саакашвили, говорит господин Шарашенидзе, много сделал для страны, «но при нем мы жили в напряжении»: «Терроризировали частный бизнес, обычных людей. Людям надоело, и его переизбрали. Самое худшее, что он не привык к мысли, что Грузия сильно изменилась. Люди в большей степени хотят демократии, чем Саакашвили и Иванишвили».

Торнике Шарашенидзе оценивает Григола Вашадзе как перспективного политика. «Половина голосов, которые собрал Вашадзе,— это Миша. Но сам Вашадзе собрал другую половину,— говорит эксперт.— Он состоялся как политик, как независимая фигура. У него хороший шанс продолжить успех в качестве лидера объединенной оппозиции самостоятельно».

Владимир Соловьев, Георгий Двали, Москва—Тбилиси


Комментарии