Встречи на одной ноге

Обозреватель Сергей Строкань — о том, чего ждать и чего не ждать от саммита G20 в Аргентине

Открывающийся 30 ноября в Буэнос-Айресе саммит G20 — объединения двадцати ведущих государств мира — станет еще одной попыткой продемонстрировать некую коллективную волю лидеров развитого и развивающегося мира, из года в год декларирующих свою готовность сообща решать проблемы мировой экономики. Или хотя бы попыткой понять: а осталась ли вообще эта воля у мировых лидеров, от действий которых во многом зависят общая ситуация в мире, его безопасность, а также положение дел в международной торговле и финансах.

Обозреватель отдела международной политики “Ъ” Сергей Строкань

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Как заявила шерпа России в G20 Светлана Лукаш, «ключевой вопрос: что дальше будет происходить с основой международной торговой системы — Всемирной торговой организацией». Проблема в том, что институты ВТО практически не выполняют свои функции или, как минимум, выполняют их неэффективно. «Мы рассчитываем, что на саммите в Буэнос-Айресе лидеры как раз обсудят этот вопрос и придумают, каким образом двигаться дальше»,— сообщила Светлана Лукаш. И поспешила заверить прессу: «Декларация будет, гарантирую».

Но можно ли будет считать еще одну, очередную декларацию G20 прорывом или хотя относительным успехом? Ведь за неполные 20 лет своего существования эта организация напринимала достаточно деклараций, которые сегодня вряд ли кто вспомнит. А в прошлом году на саммите в Гамбурге даже общая декларация G20 оказалась условной. Помимо выражения общего мнения в документе пришлось отдельно формулировать особые позиции тех или иных государств.

Через год после того «гамбургского счета» мир выглядит еще более разобщенным и расколотым. Даже ближайшие союзники ведут между собой торговые войны. А что уж говорить о непримиримых соперниках, например, о США и Китае?

Понимая, что никакого значимого результата от G20 как от коллективного института в Буэнос-Айресе ждать не приходится, мировые СМИ более увлеченно обсуждают не саму встречу в верхах, а предстоящие мини-встречи ее участников, которые будут происходить за рамками аргентинского саммита.

Разнообразный гарнир из многочисленных двусторонних «встреч на полях» или «встреч на ногах» с их непредсказуемостью и импровизациями становится вкуснее основного блюда G20, которое готовится так долго и тщательно, но все равно выглядит неаппетитным и малосъедобным

Особый интерес к «встречам на ногах» обусловлен тем, что на этот раз мы имеем все шансы увидеть самые разные фрагменты общения мировых лидеров.

К этому формату лучше всего даже подошло бы определение «встречи на одной ноге», учитывая, что потребность в двустороннем общении у мировых лидеров, безусловно, есть, но времени или желания вести долгие разговоры нет.

В общем, сделать общение таким, чтобы через несколько минут после начала беседы не захотелось уйти за соседний столик или раздраженно бросить оппоненту: «Тебя что-то стало слишком много. И в нашем разговоре, и вообще в мире».

Ведь есть опасность уподобиться негостеприимному хозяину саммита «двадцатки» 2014 года в Брисбене, австралийскому премьеру Тони Эбботту. Премьер Эбботт для описания своего предполагаемого общения с российским президентом Владимиром Путиным использовал специфический спортивный термин shirtfront, обозначающий умышленное столкновение в австралийском футболе, призванное сбить соперника с ног и отобрать у него мяч. После этого за российского лидера вступился премьер Дмитрий Медведев, заявивший: «Господин Путин в смысле спорта человек очень продвинутый, и я думаю, что у них могла бы получиться очень мощная дискуссия».

Спустя четыре года теперь уже не Брисбен, а Буэнос-Айрес предвкушает новые «встречи на ногах» и «на одной ноге», впрочем, имеющие потенциал для того, чтобы стать теми самыми «очень мощными дискуссиями», учитывая, что у лидеров накопилось и накипело многое.

Интрига вокруг того, состоится ли анонсированная ранее встреча Владимира Путина и Дональда Трампа, станет ли она мимолетным общением, «встречей на ногах», «встречей на одной ноге» или чем-то большим — еще одним мини-саммитом после июльской встречи в Хельсинки сохранялась не один день. Из Белого дома поступали противоречивые сигналы. Казалось, что ситуация заходит в тупик. Это когда сам Дональд Трамп неожиданно предупредил, что он может и вовсе отменить встречу из-за последних событий у берегов Крыма.

И только после того как Кремль сообщил подробности планируемой встречи, появилась окончательная ясность: это будет не встреча «на ногах», а переговоры — причем в узком и расширенном формате, которые могут продлиться около двух часов. Остается надеяться, что в самый последний момент Дональд Трамп снова не проявит свою непредсказуемость.

Встречей с запутанной интригой обещает стать и общение в Буэнос-Айресе наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. Здесь тоже идет своя игра в кошки-мышки, связанная с убийством в саудовском консульстве в Стамбуле журналиста Джамаля Хашокджи. Турция требует от Эр-Рияда экстрадиции виновных в преступлении, за которым, по версии Анкары, стоял тот самый Мухаммед бен Сальман.

«Да, он спросил Эрдогана по телефону, смогут ли они встретиться в Буэнос-Айресе. Эрдоган ответил: "Посмотрим"»,— сухо заметил о намерениях саудовского наследного принца глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу. Как и в случае со встречей лидеров США и России, интрига этой встречи обещает стать не менее напряженной и непредсказуемой.

Еще один сюжет, к которому приковано внимание мировых СМИ,— ожидающееся общение в Буэнос-Айресе Дональда Трампа с китайским лидером Си Цзиньпином. Оно также имеет все шансы стать «встречей на одной ноге», учитывая, что отношения двух ведущих экономических держав мира становятся все более конфликтными и хотя бы на «встречу на ногах» у двух лидеров может не быть ни сил, ни желания. В США считают КНР главным противником, наряду с Россией. Накануне саммита G20 в интервью газете The Wall Street Journal Дональд Трамп предупредил, что если ему не удастся договориться с Си Цзиньпином, то США введут пошлины на те группы китайских товаров, на которые ограничения пока не распространяются. Цена вопроса — еще каких-то $257 млрд. В Китае, впрочем, уже дали понять, что без боя сдаваться не намерены. Президент Индонезии Джоко Видодо в связи с этим настроен весьма пессимистически: «Конечно, я надеюсь на чудо, что они придут к совместному решению во время предстоящего саммита G20, но с пессимизмом отношусь к этому»,— говорил о предстоящем общении Дональда Трампа и Си Цзиньпина Джоко Видодо, который также принимает участие во встрече G20.

А вот запланированная встреча председателя КНР Си Цзиньпина и премьер-министра Индии Нарендры Моди имеет все шансы стать чем-то большим, чем «встречей на одной ноге». Она как минимум станет «встречей на двух ногах». После прошлогодней войны нервов и игры мускулами на китайско-индийской границе стороны готовы пойти на шаги по снижению напряженности. Одной из главных новостей в индийских СМИ накануне саммита в Буэнос-Айресе стало сенсационное сообщение о том, что китайское телевидение показало весь индийский штат Джамму и Кашмир как часть индийской территории. Правда, для того чтобы начать сближение, лидерам соседних Индии и Китая придется лететь на другой конец земли — в Аргентину.

Но так устроена современная геополитика и для подобных встреч, судя по всему, и существует институт G20.

Созданная без малого 20 лет назад, в 1999 году как площадка для диалога между развитыми и развивающимися странами по ключевым проблемам современной экономики, G20 такой площадкой к сегодняшнему дню так и не стала.

Как не стала она и реальной альтернативой элитарному клубу ведущих мировых держав G8, который после исключения из него России превратился в G7 и стал еще более закрытым.

Впрочем, не справившись с ролью антикризисного штаба мировой экономики, G20 предоставляет уникальную возможность в течение двух дней увидеть, кто есть кто в мировой политике и экономике, а также куда движется современный мир.

Главное — успевать следить за новыми «встречами на ногах» и «на одной ноге», за спортивной и интеллектуальной формой их участников и ждать новых «мощных дискуссий».

Дискуссий без выяснения, кто кого способен сбить с ног или бросить через бедро.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...