Коротко


Подробно

3

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

Чужие дети

События / Миграционная политика

"Наука". Приложение от , стр. 15

За последние четверть века состав детей-мигрантов в России сильно изменился. В начале 1990-х это были дети беженцев, затем появились дети трудовых мигрантов, среди которых в последние годы становится все больше детей из Средней Азии. Меняется и состав их семей: к полным семьям мигрантов с детьми прибавились семьи мигрантов с одним родителем. Дети прибывают на территорию России не только с родителями, но и с более дальними родственниками.


Несмотря на создание Центрального банка данных по учету иностранных граждан и лиц без гражданства, временно пребывающих и временно или постоянно проживающих в России, со статистикой по детям-мигрантам существуют серьезные проблемы. Даже информация о численности детей в российских школах, не имеющих гражданства России, не собирается систематически.

Дети-мигранты отличаются от детей российских граждан возможностями доступа к образованию, медицинскому обслуживанию и социальным сервисам. Они испытывают сложности с овладением русским языком, адаптацией и интеграцией в России, а после окончания школы отсутствие у них российского гражданства становится одним из главных факторов, препятствующих их рабочей карьере и доступу к дальнейшему образованию.

Наличие в российских школах детей-мигрантов становится фактором беспокойства для родителей детей российских граждан, которые опасаются снижения качества обучения из-за слабого владения такими детьми русским языком.

Дети-мигранты в Москве адаптируются в основном в процессе учебы в московских школах. Но исследования, в том числе проведенные автором, показывают, что значительная часть детей в Москве не учится, а работает. Невозможность легального трудоустройства до 18 лет по действующему российскому законодательству, а также наличие теневой экономики в России снижают контролируемость миграционных процессов и трудовой эксплуатации детей-мигрантов.

Численность детей без российского гражданства


Сложно даже примерно оценить, сколько сейчас в России или ее отдельных регионах детей без гражданства России. По данным Центра миграционных исследований 2011 года, около трети мигрантов-женщин жили в России с несовершеннолетними детьми, при этом 75% дошкольников не удавалось устроить в детский сад, а школу не посещали не менее 10% детей школьного возраста. По официальным оценкам ФМС, в 2011 году в России женщины составляли 14% потока трудовой миграции, но, по экспертным оценкам, их реальная доля была не менее 25–30%. Таким образом, если численность трудовых мигрантов составляла, по экспертным оценкам, 5–6 млн, то мигранток среди них было от 1,25 млн до 1,8 млн. От 412 тыс. до 594 тыс. из них жили в 2011 году в России как минимум с одним ребенком.

Именно дети из стран СНГ стали составлять основную часть иностранного школьного контингента (не менее 90%) и именно благодаря им численность иностранных учащихся в России и их доля в общем количестве российских школьников с конца 1990-х годов начала быстро увеличиваться (с 21 тыс. в 2000 году до примерно 145 тыс. в 2015 году). Большинство из них обучалось в школах Москвы (более 50 тыс. чел.).

По данным ФМС, в 2016 году из числа легальных мигрантов-иностранцев, въехавших в Россию в течение года, 1,1 млн — лица в возрасте от 0 до 17 лет.

Исследования Центра социологических исследований при Минобрнауки России 2011 года по бездомным и беспризорным детям показали, что почти половина из них в Москве (45%) оказались детьми без российского гражданства из стран СНГ. Это самый высокий показатель среди всех регионов России.

Последнее исследование проблем защиты прав детей без гражданства Центра миграционных исследований было проведено в Москве в 2017 году, по заказу Уполномоченного по правам человека в г. Москве. Выборка — 529 родителей из 21 страны (таблица 1).

Доступ к образованию


Свободный доступ в государственный детский сад есть у 38% опрошенных, у 44% дети в детский сад не ходят. У 11% опрошенных родителей в детский сад ходит только часть детей дошкольного возраста. При рассмотрении по странам мы видим, что хуже всего доступ к детскому саду у детей из Сирии (80% из них не могут попасть в детский сад), Афганистана (77% из них не могут попасть в детский сад) и Азербайджана (63% из них не могут попасть в детский сад). Имеют достаточно затрудненный доступ дети из Молдавии (49% из них не имеют доступа в детский сад, 38% имеют, 5% имеют частично) и Армении (47% из них не имеют доступа в детский сад, 26% имеют, а 10% имеют доступ только для части детей-дошкольников в семье). Намного лучше доступ в детский сад у детей из Узбекистана (59% из них ходят в детский сад, притом что не ходит в него 31% детей), Украины (59% против 18%), Таджикистана (51% против 24%) и Киргизии (51% против 16%).

Московские школы для детей-неграждан России доступнее, чем детсады (таблица 2). У 83,3% опрошенных родителей дети ходят в школы, у 14,9% дети в школу не ходят, у 0,6% ранее учились, но сейчас не учатся, а у 0,8% дети приезжают лишь в свободное от учебы время.

Наиболее серьезная проблема с устройством детей в школу существует в основном у граждан тех же стран, что и в случае детских садов. Самые большие проблемы в обучении из-за плохого знания русского языка испытывают дети из стран дальнего зарубежья (Конго (25%), Сирия (14%), Афганистан (13%)), а также дети из Таджикистана (21%), Азербайджана (15%) и Узбекистана (7%).

Работа детей-мигрантов


Исследование показало, что в каждой десятой опрошенной семье есть работающие дети, фактически это занятость в теневой экономике. Наиболее популярные виды работ: 1) раздача листовок с рекламой (24%); 2) продавец/помощник продавца (14,5%) и 3) грузчик (14%). Исследование показало, что детская занятость среди детей-мигрантов на 40% — это постоянная работа в течение всего года. Только 27% детей работают на каникулах и 30% периодически подрабатывают в течение года. Интенсивнее всего заняты дети из Афганистана, Сирии, Молдавии и с Украины. Дети из Узбекистана, Киргизии и Таджикистана работают не так интенсивно. Более интенсивную занятость детей из Афганистана и Сирии можно объяснить более низким из всех опрошенных родителей уровнем обеспеченности семьи. Около 60% работающих детей работают у своих родителей (30%), знакомых (22%) или родственников (11%) и только 27% работают у чужих людей. Чаще остальных на чужих людей работают дети из Узбекистана, Таджикистана, Молдавии и Киргизии, а чаще остальных «у своих» работают дети из Афганистана и Сирии. Поскольку работать легально в России эти дети не могут, существует риск трудовой эксплуатации и нарушения их трудовых прав. Их адаптация к жизни в России идет в основном с помощью неформальных практик.

Адаптация и интеграция детей-мигрантов


Исследование показало, что политика в отношении адаптации и интеграции детей, не имеющих гражданства России, пока не сложилась как комплексная система. Также не имеют системного характера необходимые для стратегического планирования такой политики межведомственное взаимодействие и координация.

К издержкам отсутствия специальной политики интеграции и адаптации детей-неграждан России, которые ощущают на себе и школьники-россияне, относится постепенное снижение общего качества обучения в московских школах.

Исследование показало, что родители-мигранты, имеющие возможность общения с местными родителями, лучше адаптируются в московском социуме. Активнее всего (по убыванию) с родителями других детей в классе (или группе детского сада) общаются родители из Молдавии (11%), Армении (11%), Азербайджана (9%), Киргизии (7%), Таджикистана (7%), Узбекистана (6%), Афганистана (1%). С соседями — местными жителями хорошо общаются (по убыванию) родители-мигранты с Украины (19%), из Молдавии (19%), Армении (14%), Азербайджана (13%), Узбекистана (13%), Таджикистана (11%), Киргизии (11%), Афганистана (7%), Сирии (3%).

В зарубежных странах уже есть опыт по интеграции родителей-мигрантов через их обучающихся в школах детей. Как показало исследование, в Москве такая интеграция родителей идет стихийно, она не стала полноценным интеграционным проектом.

Работа в сфере интеграции иностранцев во многих странах мира развивается в тесном сотрудничестве государственных ведомств с неправительственными организациями. В России роль НПО в интеграционных процессах пока очень незначительна, притом что неправительственные организации наработали очень интересные и эффективные практики работы с различными категориями мигрантов. Этот опыт может быть применен в рамках модернизированной системы социальной работы, в которой неправительственным организациям делегируется часть функций по интеграции различных категорий неграждан в России.

Дмитрий Полетаев, к.э.н., директор Центра миграционных исследований, ведущий научный сотрудник ИНП РАН


Доучебная подготовка в Москве

Московский опыт работы показал эффективность работы двенадцати «Школ русского языка» (в каждом из округов Москвы) — структурных подразделений внутри обычных школ, которые были созданы в 2006 году приказом департамента образования г. Москвы для обучения детей-иностранцев русскому языку в течение одного учебного года. Там дети, не имеющие гражданства РФ и плохо говорящие (или не говорящие) по-русски, могли пройти подготовку к обучению в средней общеобразовательной школе.

Кафедра ЮНЕСКО «Международное (поликультурное) образование и интеграция детей мигрантов в школе» Московского института открытого образования и Центр содействия межнациональному образованию «Этносфера» занимались методическим обеспечением этой системы доучебной подготовки, проводили обучение учителей и сотрудников школы для работы с детьми, не имеющими российского гражданства.

Из-за реформы системы образования школы русского языка были переведены в разряд дополнительного образования и перестали финансироваться государством. К 2016/17 учебному году работала только одна школа на платной основе.

 

Таблица 1. Гражданство респондентов

Страна % Количество человек
Туркмения 0,9 5
Азербайджан 5,3 28
Ангола 0,2 1
Армения 7,7 41
Афганистан 11,1 57
Белоруссия 0,9 5
Грузия 0,2 1
Египет 0,8 4
Йемен 0,2 1
Ирак 0,2 1
Казахстан 1,5 8
Киргизия 11,7 62
Конго 1,9 10
Мали 0,2 1
Молдавия 12,2 65
Пакистан 0,4 2
Сирия 5,1 26
Таджикистан 15,2 81
Узбекистан 15,8 84
Украина 8,5 45
Эфиопия 0,2 1
Итого 100 529

 

Таблица 2. Посещение школы мигрантами-школьниками *

Количество человек %
Да, ходят Нет Ранее учились, но сейчас не учатся Они приезжают сюда в свободное от учебы время Другое Да, ходят Нет Ранее учились, но сейчас не учатся Они приезжают сюда в свободное от учебы время Другое
Туркмения 5 0 0 0 0 100 0 0 0 0
Азербайджан 13 1 0 1 0 87 7 0 7 0
Армения 37 0 0 0 0 100 0 0 0 0
Афганистан 72 17 1 0 0 80 19 1 0 0
Белоруссия 4 0 0 0 100 0 0 0 0
Грузия 2 0 0 0 0 100 0 0 0 0
Египет 1 6 0 0 0 14 86 0 0 0
Ирак 0 1 0 0 0 0 100 0 0 0
Казахстан 6 1 0 1 0 74 13 0 13 0
Киргизия 44 6 0 0 0 88 12 0 0 0
Конго 3 1 0 0 1 60 20 0 0 20
Молдавия 45 3 0 1 0 92 6 0 2 0
Пакистан 1 0 0 0 0 100 0 0 0 0
Сирия 9 24 1 0 0 26 71 3 0 0
Таджикистан 68 5 0 0 0 93 7 0 0 0
Узбекистан 69 7 0 0 1 90 9 0 0 1
Украина 32 2 1 1 0 89 6 3 3 0
Эфиопия 2 0 0 0 0 100 0 0 0 0
Итого 413 74 3 4 2 83 15 1 1 0

* Подсчитано по общему количеству находящихся в Москве детей респондентов.

Комментарии