Коротко


Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Как поговорить с мигрантом

События / Этнополитика

"Наука". Приложение от , стр. 13

С января по сентябрь 2018 года на миграционный учет в России поставлены 13,6 млн человек. По данным общественной организации «Федерация мигрантов России», больше всего мигрантов за этот период прибыло из Узбекистана — 3,4 млн человек (из них для работы 1 573 791). Второе место занял Таджикистан (1 745 554 и 790 116 соответственно), а третье — Украина, откуда с целью трудоустройства приехали 347 272 человек.


Больше всего трудовых мигрантов (в порядке убывания) принимает Москва, Санкт-Петербург и Ленинградская, Московская и Свердловская области.


«Мигранты нужны для того, чтобы работать,— говорит президент Федерации мигрантов России Вадим Коженов.— Главная проблема у нас сейчас — это отсутствие трудовых ресурсов. У нас в Москве в аппарате сейчас заявок на 7 тыс. рабочих мест. То есть, если я сейчас возьму 7 тыс. человек, я их трудоустрою за один день на нормальные места, не только в Москве, но и в России. Всем нужны люди. Мигранты приносят большие деньги в бюджет. С 2014 года 160 млрд руб. было выплачено мигрантами в бюджеты субъектов — это огромные деньги. И это при том еще, что у нас с некоторыми странами до сих пор отсутствуют какие-то нормальные оформленные документы по пенсионному обеспечению. То есть люди работают здесь, платят здесь в Пенсионный фонд — и эти деньги просто остаются у нас, что назвать справедливым исходом как бы тоже нельзя. У нас на данном этапе в России есть демографические проблемы. И пока мы не изменим эту ситуацию, мигранты будут ехать».


Масштаб миграции


В конце ХХ века миграционные перемещения на планете приобрели беспрецедентный размах и интенсивность. Они стали одним из основных факторов, определяющих социокультурные изменения и радикально меняющих облик городов и стран. По прогнозам исследователей, миграция не потеряет своего масштаба и значимости и в обозримом будущем. Россия входит в число крупнейших иммиграционных стран, наряду с США, Германией, Францией, Канадой и другими активно принимая мигрантов.

Мировая практика показывает, что по разным причинам — экономическим, социальным, политическим — мигранты в основном оседают в крупнейших городах. Так, в Нью-Йорке или Торонто иммигранты в первом поколении составляют от 30% до 50% населения. По статистике, в Москве сосредоточено около 30% приезжающих в Россию иностранных работников, что в зависимости от сезона составляет 10–20% населения Москвы. Причем 2/3 трудового потока — миграция из стран СНГ. Следует отметить, что существенная часть мигрантов остается на нелегальном положении.

Для предотвращения их маргинализации и сегрегации необходима социокультурная адаптация.

Российская специфика


Значительная часть мигрантов старшего поколения — бывшие граждане СССР. Они прошли социализацию в советской школе, имеют сходные параметры социализации с принимающим российским населением и свободно владеют русским языком. Однако, по оценкам экспертов, в последние полтора десятилетия в Москве фиксируется тенденция к увеличению потока молодежи — трудовых мигрантов из сельских регионов постсоветского пространства, социализировавшихся в других условиях и не владеющих или плохо владеющих русским языком.

Вопрос численности мигрантов из стран дальнего зарубежья — предмет споров, так же как перспективы и скорость анклавизации и формирования районов компактного проживания мигрантов, но при разработке и реализации программ социокультурной адаптации и интеграции, безусловно, разумно учитывать все возможные миграционные группы и потоки.

Специфика мегаполиса


Современный мегаполис — сложно дифференцированное и постоянно изменяющееся социокультурное пространство, где проживают самые разнообразные группы людей. Специфика мегаполиса в том, что в нем сосуществует — хотя и не всегда взаимодействует — множество различных субкультур: языковых, религиозных, этнокультурных, конфессиональных, профессиональных, жизненно-стилевых, миграционных и многих других. Поэтому единственным критерием идентификации (и вовсе не всегда самоидентификации!) населения мегаполиса нередко оказывается именно общность территории.

Постоянный приток различных категорий мигрантов с присущими им разнообразными нормами, ценностями, образцами поведения и коммуникации, бытовыми и многочисленными иными стереотипами еще более усложняет социокультурную составляющую городской среды. При этом высокая плотность населения обусловливает неизбежность сосуществования представителей различных субкультур, но социальное взаимодействие и коммуникация между ними могут быть затруднены или носить конфликтный характер в силу уже упомянутых различий. Успешность же адаптации мигрантов в мегаполисе зависит от их мотивации, уровня образования, профессиональной специализации и квалификации, а также от значимости культурных различий.

Социокультурная адаптация


В библейском предании о Вавилонской башне строившие ее люди, заговорив на разных языках, перестали понимать друг друга — и работа по возведению башни прекратилась: стало невозможно согласовать действия. Отсутствие адекватной, понятной всем участникам коммуникации делает невозможным не только совместное достижение цели (что, как известно, является чрезвычайно эффективной адаптивной практикой человека как вида), но и затрудняет совместное существование на одной территории.

Место в социуме определяется в процессе идентификации и самоидентификации, непосредственно связанном с успешностью коммуникации и социального взаимодействия. При этом идентичность все чаще перестает однозначно определяться (исследователи фиксируют ее зависимость от изменений социального контекста), она становится результатом рефлексии и самоактуализации индивида, формируется и трансформируется на протяжении жизни, в том числе и в связи с изменениями социокультурной ситуации, например в результате миграции. Автоматическое причисление индивида к той или иной группе на формальных основаниях (например, прирожденного статуса, характерной фамилии или внешности) не соответствует реальной сложности и изменчивости современного мира.

Австрийский социолог Альфред Шюц приравнивал освоение мигрантами иной культуры как области социальной практики к изучению иностранного языка. При этом он указывал на неизбежность смысловых ошибок, обусловленных попытками соотносить новое содержание с уже имеющимся социокультурным опытом. Социальное взаимодействие — это коммуникация, участники которой непрерывно отслеживают ответную реакцию на свое сообщение и реагируют в зависимости от собственного понимания этой реакции. И процесс, и результат коммуникации напрямую зависят от того, насколько адекватно участники понимают не только разговорный язык друг друга (здесь очевидна затрудненность или невозможность коммуникации, если мигранты плохо владеют или вовсе не владеют разговорным языком принимающего сообщества), но и знаково-символический язык в конкретном культурном контексте. Знаково-символический язык не менее сложен для усвоения, чем иностранный: он усваивается на практике, невербально, и не имеет прописанных правил. Для адекватной социокультурной адаптации мигрантов в пространство мегаполиса необходимо освоение нового культурного опыта в практической ситуации взаимодействия: норм поведения, языка коммуникации и т. д. Само пребывание в социокультурном пространстве мегаполиса трансформирует или как минимум размывает жесткие ценностно-нормативные границы этнокультурной идентичности (если только индивид не подвергается добровольной или принудительной сегрегации). Известен феномен, когда мигранты с четко осознаваемой и маркируемой этнокультурной идентичностью практикуют различные поведенческие паттерны (формы коммуникации и социального взаимодействия) в мегаполисном пространстве Москвы и у себя на родине. При этом при перемещении из одного социокультурного пространства в другое (даже если они приезжают к себе домой) им неизбежно необходимо время на аккультурацию — привыкание к изменившимся условиям и переключение на использование иных социокультурных образцов.

Ряд экспертов считают важным не преувеличивать культурные различия мигрантов и резидентов в Москве, поскольку мигранты достаточно высоко мотивированы на освоение конкретного языка и норм коммуникации — базовых параметров, способствующих их успешной встроенности в систему общественного разделения труда. Принимающее общество и само является неоднородной социокультурной средой, состоящей из множества групп с разными типами идентичности, социальными и культурными параметрами.

Представители различных этносов, прошедшие социализацию в общих социокультурных институтах, могут не иметь значимых для социальной коммуникации культурных отличий. Именно поэтому важен доступ детей мигрантов к общему образованию. Первичная социализация детей дошкольного и школьного возраста еще не завершена, продолжается активное освоение социокультурного опыта, и основополагающее влияние на этот процесс оказывает позитивный опыт коммуникации и социального взаимодействия.

Овладение государственным (русским) языком — это базовое необходимое условие для включения в сообщество и выхода за пределы собственной миграционной субкультуры. Организация и расширение бесплатных и доступных групп изучения русского языка при московских школах, вузах и других образовательных организациях для взрослых и детей, слабо владеющих русским языком, должны стать одной из стратегических задач социальной и культурной политики по интеграции мигрантов.

Мегаполисная идентичность


Исследования показывают, что этническая идентичность мигрантов, живущих в московском мегаполисе, значительно уступает территориальной (региональной), то есть московской: большинство мигрантов, несколько лет проживших в Москве и ориентированных на постоянное проживание, самоопределяются прежде всего как жители Москвы. Но социокультурная адаптация процесс двусторонний, представители принимающего общества должны быть также готовы к толерантному взаимодействию с представителями иных этнокультурных групп. Это предполагает хотя бы элементарные знания о других культурах, их особенностях и самобытности как ценности в мире разнообразия, основах межкультурной коммуникации.

Необходимо формирование общей для принимающего населения и мигрантов территориальной (региональной) идентичности — основы для самоидентификации разнообразных в социальном и культурном отношении индивидов, сглаживающей этнические, конфессиональные и другие потенциальные различия. Так, для Москвы конструирование территориальной («мегаполисной») идентичности «житель города Москвы» могло бы снять знаково-символическое противопоставление «москвич»—«приезжий»/«не москвич». Идентичность «житель Москвы» включает все многообразие городских субкультур, в том числе мигрантов, находящихся в разных стадиях освоения языка и культуры принимающей среды, и является основанием модели культурного плюрализма в Москве, характерной для мировых мегаполисов.

Идеология, соответствующая мегаполисной идентичности «город — единство непохожих», универсальна для всех без исключения городских субкультур. Она закладывает базу для социального взаимодействия и межкультурной коммуникации, предполагает культурный плюрализм и потенциально является триггером «чувства социальной принадлежности»: все мы жители московского мегаполиса, несмотря на многочисленные различия.

Исследования показывают, что интеграционный потенциал Москвы довольно велик: 22% трудовых мигрантов ориентированы на длительное проживание в России, а приблизительно 1/3 — на постоянное проживание. И необходим комплексный подход к их социокультурной адаптации с учетом специфики межкультурной коммуникации. Тогда культурное разнообразие мегаполисной среды превратится в источник инноваций, экономического и социокультурного развития.

Юлия Барышева, кандидат культурологии


Базовые стратегические задачи российской миграционной политики

— максимально возможная легализация мигрантов и выведение их из теневых секторов занятости;

— соблюдение прав человека и международных правовых норм;

— развитие/создание государственных институтов, занимающихся социокультурной адаптацией и интеграцией мигрантов и правовое обеспечение их деятельности, а также сотрудничество и поддержка НКО, работающих в этом проблемном поле;

— разработка дифференцированных программ социокультурной адаптации и интеграции мигрантов и их детей в принимающих регионах (с учетом региональной специфики и специфики конкретных миграционных групп), программ взаимной культурной адаптации мигрантов и резидентов, а также — при необходимости — программ культурной адаптации местного населения к социокультурным особенностям миграционных групп;

— стимулирование мотивированных на интеграцию мигрантов (владеющих русским языком, проживающих семьями с детьми и т. д.) к выбору России как постоянного места жительства.

Системный подход к интеграции мигрантов

Для достижения долгосрочного эффекта необходимы следующие шаги:

— принятие комплекса мер в сфере культуры и образования (доступ к общему образованию детей мигрантов, наличие бесплатных групп изучения русского языка как иностранного, просвещение в социально-гуманитарной сфере и т. д.);

— согласованное системное взаимодействие государственных, некоммерческих, общественных и других формальных организаций;

— сочетание системного мониторинга социализации и инкультурации разных категорий мигрантов с разработкой и коррекцией как конкретных программ их социокультурной адаптации, так и программ взаимной адаптации мигрантов и принимающего населения;

— адекватная информационная политика сопровождения процессов социокультурной адаптации и межкультурной коммуникации;

— формирование и поддержание общей для принимающего населения и мигрантов территориальной мегаполисной идентичности.

Комментарии