Коротко


Подробно

6

Фото: Heritage Image Partnership Ltd / Alamy / DIOMEDIA

Как завершился незавершенный Собор

События История церкви

"Наука". Приложение от , стр. 10

Поместный Собор Русской православной церкви, проходивший в Москве 100 лет назад, с августа 1917 по осень 1918 года, в основном известен тем, что возродил институт патриаршества. Однако это не то что не единственное, но и не главное решение великого Собора: к примеру, он рассматривал автономию Украинской церкви и объединение православных с англиканами и частью католиков.


Секретарь Поместного Собора Василий Шеин

Фото: wikipedia.org

Поместный Собор 1917–1918 годов был первым церковным Собором за 200 с лишним лет и длился больше года. Делегаты приняли более 50 важнейших документов, написали еще примерно столько законопроектов, обсудили более сотни тем церковной и церковно-общественной жизни. Ничего подобного в более чем тысячелетней истории русского православия не было ни до, ни после.

В 2017 году церковный официоз создал комиссию по празднованию 100-летия Собора и восстановления патриаршества. Празднование свелось преимущественно ко второй теме: юбилей Собора еще не минул, а о нем уже начали забывать. Потому и неудивительно, что остается мало или вовсе неизвестным, как Собор прекратил работу, как распорядился результатами своих трудов, какой завет оставил.

Как быть с Польшей и с Украиной


При большевиках церковь не только оказалась без государственного финансирования, но и почти лишилась собственных ресурсов: банки национализировались, прежние сбережения подверглись инфляции. В 1918 году на Соборе обсуждается создание церковного банка в виде финансового союза. Учредителем должна была стать высшая церковная власть, независимая от государства.

Третья сессия священного Собора оказалась и последней. Открывалась она летом 1918 года, когда гонения на церковь, на духовенство, на мирян стали уже постоянными. Собрать кворум стало непросто. Посещаемость заседаний в третью сессию неуклонно падала. Соборяне регулярно уходили в отпуска по уважительным причинам: состояние здоровья, нарушение связности путей сообщения, какая-то иная невозможность покинуть епархию.

Тем не менее в третью сессию продолжилось конструирование нового строя церковного управления, в частности, соборяне трудились над положениями о церковных округах, о монастырях и монашествующих, об устройстве Варшавской епархии в пределах бывшего Царства Польского.

Отдел о высшем церковном управлении представил доклады «Об основаниях, при соблюдении которых автономия Украинской церкви является канонически приемлемой» и «Основные положения о церковном имуществе и хозяйстве Русской православной церкви». Собор продолжил заниматься конструированием системы высшего церковного управления (правила избрания патриарха, статус патриаршего местоблюстителя, порядок работы высшего церковного суда, церковные округа). Восстановлено празднование памяти «всех святых новых чудотворцев российских», а для поддержания церковной казны Собор учредил особый осенний ежегодный сбор под названием «Церковная лепта».

Как быть с угрозами церкви


Выдержка из инструкции Наркомюста

4. Имущества, которые ко времени издания декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» находились в ведении ведомства православного исповедания и других вероисповедных учреждений и обществ, согласно декрету, переходят в непосредственное заведывание местных Советов рабочих и крестьянских депутатов на основаниях, изложенных в нижеследующих статьях.

В конце третьей сессии члены Собора заседают почти ежедневно, стремясь успеть принять как можно больше документов. 153-е и 154-е заседания Собора в конце августа и начале сентября (старый стиль) проходят при закрытых дверях: делегаты обсуждают все новые и новые угрозы церкви, в частности инструкцию Наркомюста от 17 (30) августа к декрету 23 января 1918 года «Об отделении церкви от государства».

На 155-м заседании 21 августа (3 сентября) Собор создает особую комиссию — «для выработки мероприятий ввиду текущих событий церковно-общественной жизни». Спустя два дня она должна внести Собору свои предложения; спустя несколько заседаний Собор обсуждает проект постановлений «для защиты церковных святынь».

На 156-м заседании Собор обсуждает ложные сведения советских газет о причастности патриарха Тихона к «делу Локкарта» — инспирированной чекистами и якобы имевшей место попытке британского посланника Роберта Локкарта вместе с послами США и Франции свергнуть правительство большевиков. Решение Собора: существует реальная угроза жизни патриарха, его необходимо охранять. Желание состоять в патриаршей охране изъявили не только миряне из делегатов Собора — генерал Леонид Артамонов, крестьянин Александр Арапов и другие, но и два пастыря — знаменитый проповедник и общественный деятель протоиерей Петр Миртов и единоверец священник Сергий Верховский.

30 августа (12 сентября) 1918 года Собор принял постановление «Об охране церковных святынь от кощунственного захвата и поругания»: решили, что нужно защищать церковное достояние, а если случится захват — прекращать богослужения в поруганном храме распоряжением епархиальной власти (своего рода интердикт); если же и храм отберут — совершать богослужения, «не исключая и литургии», в частных домах.

Как быть с безбожной властью


На следующий день Собор согласился с предложением Соборного совета сформировать делегацию для передачи Совету народных комиссаров постановления Собора от 24 августа (6 сентября) о необходимости отменить ту самую инструкцию Наркомюста. Возглавить делегацию было поручено митрополиту Тифлисскому Кириллу (Смирнову).

Страшно звучало соборное поручение этой же делегации сделать заявление «о предоставлении приговоренным к казни православным получить пред смертию христианское напутствие Св[ятым] Тайнам и о выдаче родственникам тел казненных». Беззаконные казни как будто становились даже для чутких людей церкви чем-то привычным.

На предпоследнем, 169-м заседании Собор одобрил идею составления краткого церковного календаря на 1919 год и поручил его авторство члену Соборного совета протоиерею Александру Рождественскому, а также расширил права женщин в церковной жизни, предоставив им право занимать должности во всех епархиальных учреждениях, кроме благочиннического и епархиального советов и суда. В исключительных случаях женщины теперь допускались к исполнению обязанностей псаломщицы, но без включения в клир (в Российской православной церкви псаломщики — нынешние чтецы и алтарники — были клириками).

Перерыв в вечность


Последнее заседание Собора было, пожалуй, самым насыщенным и продуктивным в завершившую его сессию. На нем был оглашен список из 20 готовых докладов Соборных отделов, которые общее собрание не успело рассмотреть. Собор постановил их передать в высшее церковное управление с правом вводить выработанные отделами предначертания в жизнь по мере надобности, полностью или в частях, повсеместно или в некоторых епархиях.

В этом же заседании Собор заслушал доклад отдела о соединении с инославными и постановил создать постоянную при Священном синоде комиссию, с отделениями в России и за границей, для дальнейшего изучения старокатолического и англиканского вопросов, для разъяснения путем сношений со старокатоликами и англиканами трудностей, лежащих на пути к единению, и возможного содействия к скорейшему достижению конечной цели.

100 лет диалога

20 сентября 2018 года исполнилось ровно 100 лет решению об учреждении в Русской православной церкви особого органа межконфессиональных связей. Принято считать, что внешнеполитическое ведомство РПЦ возникло в 1946 году. Как показывают соборные документы, это не так. 100 лет назад основной повесткой дня была выработка плана объединения англикан и старокатоликов с православными. За прошедшее столетие сделаны шаги назад: сейчас о возможном объединении никто уже не говорит.

В последний день работы Собор успел также одобрить учреждение церковных округов в российской церкви. Учитывая остающееся количество не рассмотренных общим собранием документов, члены Собора приняли решение о перерыве, а не о прекращении занятий Собора, почему Соборный совет постановил закончить сессию по тому же порядку, по какому заканчивались занятия Собора перед двумя предшествовавшими перерывами, вместо общенародного заседания с крестным ходом, которое первоначально планировалось.

«Не имели места, где главу преклонить»


С марта 1918 года Собор регулярно заслушивал имена лиц, подвергшихся гонениям, была сформирована Соборная комиссия о гонениях. В состав комиссии был избран среди прочих архимандрит Матфей (Померанцев), который вскоре сам примет мученическую смерть.

Священномученик Матфей (Померанцев)

В августе 1918 года вместе с бывшим черниговским архиепископом Василием (Богоявленским) и московским миссионером Алексеем Зверевым проводил в Перми расследование убийства архиепископа Андроника (Никольского). 27 августа 1918 года они ехали из Перми в Москву, но недалеко от Перми в поезд ворвались красноармейцы и всех троих убили. Тела убитых были сброшены в Каму, когда верующие выловили тела, то похоронили их по христианскому обычаю. После начала паломничества к могилам по приказу властей тела были раскопаны и сожжены.

Всего до полного окончания работы Собора и его органов в октябре 13 членов Собора были злодейски убиты. В комиссию поступали десятками рапорты с мест о совершенных расправах с членами Церкви. В конце третьей сессии каждое заседание Собора начиналось и заканчивалось пением вечной памяти церковным жертвам революции.

Ситуацию усугубили покушение на Ленина и декрет «О красном терроре». Начиналась Гражданская война. О спокойной, мирной, созидательной работе не могло идти и речи.

Большевики не только убивают, но и грабят церковное имущество.

Наиболее острым для Собора тут был вопрос о здании Московской духовной семинарии. Открытие третьей сессии, намеченное на июнь, перенеслось на июль. К этому времени часть помещений семинарии, в том числе комнаты, где проживали соборяне, была занята сторонними организациями, приехавшим стало негде жить. Специальная делегация Собора во главе с правоведом Николаем Кузнецовым докладывала Соборному совету, что вопрос об окончательной реквизиции семинарского здания и имущества должен быть решен в вечернем заседании ВЦИК 5 (18) июля 1918 года. Соборный президиум признал возможным открыть регулярные занятия Собора даже несмотря на сложности с жильем для делегатов.

Большевистский комендант Кремля летом 1918 года выселил из Чудова и Вознесенского монастырей (в Кремле; ныне разрушены) насельников, к числу которых относились и архиереи-соборяне, например митрополит Петроградский Вениамин (Казанский).

Соборянам не хватало и средств. Утвержденные в 1917 году суточные в 30 руб. галопирующая инфляция сделала недостаточными для покрытия личных расходов делегатов. Просьбу увеличить суточные до 40 руб. Соборный совет отклонил, денег в церковном бюджете не было.

Издание деяний и книги о патриаршестве


С самого начала работы делегаты Собора ставили задачу широкого распространения сведений о его работе и решениях. Работал издательский отдел, а редакторские дела были возложены на секретариат Собора во главе с Василием Шеиным (принял постриг с именем Сергий, а в 1922 году — мученическую кончину) и его заместителем профессором Владимиром Бенешевичем.

Не вышло из печати

В первой редакции деяния печатались еще в 1917 году во «Всероссийском церковно-общественном вестнике» и «Церковных ведомостях». С 1918 года начинается печать деяний книгами в мягкой обложке. Успели напечатать стенограммы всей первой и только некоторой части второй сессии. К началу сентября 1918 года остальные деяния второй сессии находились в стадии типографского набора.

В докладе 29 августа (11 сентября) Василий Шеин сообщал: «Несмотря на все принятые меры, к 1 сентября с. г. оказалось невозможным напечатать все деяния первой и второй сессии Собора, во-первых, вследствие общей медленности работ в типографиях, особенно в летнее время, когда рабочие пользовались отпусками и состав их в типографиях был ограниченный, а также и потому, что ввиду досрочного открытия третьей сессии… помощник секретаря Собора проф. В. Н. Бенешевич, на которого… возложена редакция издания деяний, был отвлечен с 15 июня с. г. от ближайшего личного наблюдения за печатанием деяний».

Соборный совет дальнейшую подготовку деяний второй сессии к печати оставил за профессором Бенешевичем, но она не была завершена ввиду крайней дороговизны печати осенью 1918 года.

Соборный секретариат также пытался довести до исполнения возникшую в конце 1917 года задумку беззамедлительно издать красочную книгу, содержащую акты о восстановлении патриаршества. Патриарх Тихон пожертвовал на это дело 5 тыс. руб., а староста московской церкви Рождества Богородицы в Бутырках купец Дмитрий Соскин в сентябре 1918 года добавил к ним еще 50 тыс. руб. Эта благая идея не претворена в жизнь до настоящего момента — Русская церковь не имеет красочного официального издания, рассказывающего об институте патриаршества и его восстановлении в 1917 году.

Здание Московской духовной семинарии, с открытки начала XX века

Фото: fotostarina.ru

Последние решения Собора


Соборяне планомерно заботились, чтобы их высокое звание принесло максимальную пользу церкви. Еще в конце второй сессии высшее церковное управление наделило соборных делегатов правом участия в епархиальных собраниях в качестве полноправных членов, без дополнительного избрания. Соборян-мирян, удовлетворявших каноническим требованиям и изъявивших желание, было решено посвящать в стихарь.

В третью сессию эти решения получили развитие. В соединенных заседаниях отделов, занимавшихся уставом Собора и высшим церковным управлением, были разработаны положения о сохранении членами Собора своих полномочий до распоряжения патриарха о созыве нового Собора. Патриарх получил право созвать во всякое время Священный Собор и «в настоящем его составе». Соборяне получили право быть членами не только епархиальных, но и всех прочих церковных собраний — окружного, благочиннического, приходского.

Собор не установил определенного срока для возобновления занятий, а предоставил открыть четвертую сессию патриарху Тихону, когда тот сочтет это возможным. На последнем заседании при рассмотрении доклада о будущих Соборах было утверждено постановление президиума о предоставлении высшему церковному управлению созвать будущий Собор на началах, установленных «в сем докладе для созыва больших Соборов девятилетнего периода», и более конкретное — предоставить святейшему патриарху созвать будущий Собор весною 1921 года.

Работа Соборного совета после завершения третьей сессии Собора продолжилась еще месяц. Закончил он тем, что сдал соборное имущество по акту высшему церковному управлению. В официальное издание (4 выпуска) вошло 53 соборных постановления. Произошла передача не утвержденных Собором проектов постановлений высшему церковному управлению — и десятки глубоко продуманных и проработанных церковных документов оказались у Священного синода и Высшего церковного совета.

Выполнить принятое решение и созвать новый Собор весной 1921 года оказалось невозможным из-за кровавых репрессий, которые государство обрушило на людей церкви. По избирательным нормам лета 1917 года, столь представительно, на такой длительный период, поместный Собор Русской православной церкви более никогда не собирался.

Подлинное содержание Собора, суть его наследия нынешняя патриархия стремится замолчать, забывая, что само патриаршество было восстановлено исключительно вместе с регулярным созывом выбранных приходами и епархиями поместных Соборов из епископов, клириков и мирян.

Александр Мраморнов, кандидат исторических наук, доцент


Комментарии