Коротко


Подробно

«Прозрачность, которую дают технологии, обеспечивает конкурентные преимущества»

О том, как цифровизация помогает бизнесу развиваться

Huawei провела в Ростове презентацию своих новых технологических решений для корпоративного сектора. Компания входит в число мировых лидеров в области разработки и внедрения информационно-коммуникационных технологий. При этом в России корпоративный бизнес компании растет более высокими темпами, чем в глобальном масштабе. Стратегия технологического гиганта предусматривает переход от бизнес-модели производителя оборудования к активному участию в развитии интеллектуальной цифровой экономики, отметил заместитель генерального директора Huawei EBG (подразделение компании, отвечающее за работу с бизнес-клиентами и госорганами) Александр Столяров. Региональный представитель Huawei EBG в ЮФО Кирилл Желтов говорит, что подобная трансформация полностью соответствует спросу на технологические решения со стороны как крупного, так и малого и среднего бизнеса, а также государства.


Какие новые решения Huawei пользуются наибольшим спросом со стороны корпоративных заказчиков?

Александр Столяров: На сегодняшний день у Huawei самая широкая продуктовая линейка в IT-индустрии, благодаря чему мы можем предложить как бизнесу любого масштаба, так и государственному сектору необходимые решения. В частности, в госсекторе сейчас наиболее актуальны инструменты для развития цифровой экономики. Это системы класса «Умный город» или, как часть этого направления, «Безопасный город», это решения в сфере электронного образования и электронного правительства, а также телемедицины. Эти направления сейчас крайне популярны, особенно с учетом тенденций, с которыми сталкивается современная экономика в целом и Россия в частности в силу своих географических, геополитических и демографических особенностей: больших расстояний, неравномерного распространения квалифицированных специалистов по территории и т. д.

Если же говорить о бизнесе, то речь идет о конкретных технологических решениях и инфраструктуре, которые позволяют заказчику решать свои задачи более эффективно. Благо, наши решения уже хорошо известны и неплохо себя зарекомендовали.

Так, в сегменте систем передачи данных мы в России уверенно занимаем второе место среди всех производителей и стремимся выйти на первое. Что касается вычислительных систем, то мы предлагаем клиентам как отдельные серверы, так и высокопроизводительные кластеры высокой плотности для центров обработки данных (ЦОДов) или научных и образовательных учреждений. В последнем случае речь идет о вычислительных системах с огромной производительностью, которые наука использует для решения сложных объемных задач.

Мы готовы предлагать решения как для небольших, так и для огромных инфраструктурных проектов. При этом наличие у нас в портфеле всего спектра собственного оборудования позволяет создавать индивидуальные решения под задачи конкретного заказчика, а заказчику, в свою очередь,— иметь единую точку входа для решения любых вопросов.

Кирилл Желтов: В данный момент у бизнеса происходит переоценка вклада информационных технологий в рост и развитие компаний. Это часть процесса, который принято называть цифровой трансформацией. Служба IT перестала быть вспомогательным механизмом, единственная роль которого — обеспечивать жизнедеятельность предприятия. Зачастую технологии становятся драйверами бизнеса. Но для того чтобы реализовать их потенциал, необходимы знания, опыт и компетенции. Поскольку компания Huawei работает во всех регионах мира и одновременно реализует тысячи, если не десятки тысяч проектов, то можно с уверенностью говорить о том, что подобными знаниями и опытом мы обладаем. Более того, мы готовы ими делиться.

Каковы основные конкурентные преимущества Huawei?

А. С.: В первую очередь это широкая продуктовая линейка, благодаря которой нам всегда есть что предложить заказчику. На любой его запрос мы можем ответить решением из нашего портфеля. Кроме того, мы всегда готовы продемонстрировать предложения на практике. Заказчиков при работе с IT-поставщиками помимо качества решений интересует, легко ли найти сертифицированного специалиста, который умеет работать с этим оборудованием, насколько качественно и оперативно осуществляется его сервисная поддержка, как организовано информирование о новых продуктах и услугах, эффективно ли выстроено взаимодействие и т. д. По каждому из этих вопросов мы не только готовы дать развернутый ответ, но и предоставить ссылки на партнеров и заказчиков, которые уже имеют опыт работы с Huawei.

В ряде случаев у предприятия нет острой необходимости в смене поставщика, но есть желание «прощупать» рынок на предмет стоимости проекта или в плане качества сервиса. В таких ситуациях мы предлагаем запустить небольшой пилотный проект на отдельном участке IT-инфраструктуры компании. Как правило, через какое-то время это приводит к формированию устойчивых партнерских отношений и увеличению объема заказов. Стоит отметить, что у компании Huawei большой опыт работы на рынке решений для операторов связи. Кроме того, бренд хорошо известен в области пользовательской электроники. В то же время на корпоративном рынке мы сравнительно молодые игроки и только входим в высшую лигу. Нам всегда нужно быть лучше, гибче, быстрее, интереснее в финансовом отношении, креативнее, на шаг опережать конкурентов, чтобы заказчик был готов работать с нами. Мы очень хорошо понимаем, как работает российский рынок, какова стратегия наших конкурентов и что они предлагают клиентам. Каждый год стараемся понять, где наши слабые стороны, и стать сильнее. Это отношение к рынку и желание быть лучше остальных — драйвер развития и основа успехов, которых мы достигли.

Что в последние годы меняла компания Huawei в своем бизнесе, чтобы стать эффективнее на российском рынке?

А. С.: Чтобы сменить поставщика IT-решений, заказчику нужны достаточно веские основания. Помимо небольших проектов на отдельных участках, демонстрирующих наши возможности, мы активно продвигаем свою технологическую платформу OpenLab. В большом демонстрационном зале в Москве мы представляем решения и продукты Huawei в том виде, в котором их получает заказчик. Но демозал — только часть лаборатории. По сути, OpenLab представляет собой площадку для эффективного взаимодействия между нашими техническими специалистами и инженерами со стороны партнера и заказчика. Это не просто презентация на экране, а реальный стенд, который мы готовы собрать в соответствии с требованиями заказчика. В него могут войти вычислительные системы, системы хранения данных, видеонаблюдения и т. д. А в ряде случаев, если это необходимо, и оборудование других производителей.

Таким образом, мы создаем реальную тестовую среду, в которой технические специалисты заказчика могут моделировать самые разные ситуации. То есть OpenLab позволяет не только наглядно демонстрировать наши возможности, но становится эффективным каналом для получения обратной связи. Мы получаем отзывы инженеров, эксплуатирующих систему, и устраняем проблемы, если они возникают. В результате все сложные моменты обкатываются еще на этапе тестирования на нашей площадке, а реальная система строится уже с учетом доработок и пожеланий заказчика.

Помимо заказчиков, мы предлагаем воспользоваться возможностью тестирования на наших мощностях софтверным компаниям, разработчикам оборудования, которые смогут на базе наших аппаратно-программных комплексов создавать собственные решения. По большому счету это и есть отражения сути открытой лаборатории OpenLab: мы открыты для сотрудничества и действительно идем на рынок с открытым забралом.

Какова динамика продаж компании?

А. С.: Нынешний год должен стать для нас знаковым, потому что именно в 2018 году Huawei планирует нарастить объемы своего глобального бизнеса до суммы, превышающей $100 млрд. Это важный показатель, поскольку достижение стомиллиардной планки выведет Huawei в высшую лигу бизнеса всех направлений. Достичь таких оборотов и закрепиться на этом уровне удалось только 4% компаний из списка Fortune 500. А среди наших коллег по рынку таких компаний на данный момент нет.

В целом сейчас мировой IT-рынок стагнирует, в последние годы его рост не превышал 2–4%. В России динамика отрицательная. При этом в глобальном масштабе корпоративный бизнес Huawei стабильно показывает в среднем прирост оборота около 30%, в России — 50–60%, в 2017 году — 76%. Мы присутствуем в 176 странах мира, реализуем проекты для 200 из 500 крупнейших компаний мира и для половины из российского топ-100. В списке Fortune 500 мы занимаем 83-е место, за последний год поднялись более чем на 40 позиций. Эти достижения показывают, что у нас есть возможность предложить то, чего другие не могут.

Насколько важен российский рынок для компании Huawei? Получаете ли вы какие-либо преимущества в связи с геополитической обстановкой, в частности в связи с тем, что госструктуры декларируют намерения снизить долю закупок IT-оборудования у западных производителей или вовсе от них отказаться?

А. С.: Россия — это первый международный рынок, на который вышла компания Huawei. Это случилось 21 год назад. Этот рынок был и остается важным для нас. С точки зрения корпоративного сектора это один из ведущих рынков в принципе. Очень многие из решений, которые компания предоставляет на международном уровне, в России тестируются одними из первых, причем с очень серьезными заказчиками.

Что касается геополитической ситуации, фактически она не дала нам какого-то ощутимого преимущества. Если заказчик сомневается в определенном производителе, то никакие преграды и сложности не заставят его купить решение, которое поставит под угрозу его бизнес. Главным бонусом для компании можно назвать то, что мы получили еще один шанс продемонстрировать заказчикам, чего мы достигли с тех времен, когда корпоративный бизнес Huawei находился на этапе становления. Тогда заказчики интересовались нашими решениями, но мы не могли им предоставить достойных альтернатив тому, к чему они привыкли. Сейчас мы этой возможностью воспользовались на 200%. Заказчикам, которые ставили перед собой конкретные задачи, мы показали, что за последние годы проделали серьезную работу над ошибками и теперь по многим показателям даже превосходим их требования.

Вы отметили, что одной из ключевых проблем цифровизации является нехватка высококвалифицированных кадров в сфере IT. Как вы ее решаете в рамках компании Huawei?

А. С.: На сегодняшний день в Huawei по всему миру работает свыше 180 тыс. сотрудников, более 80 тыс. из которых — инженеры, люди, которые занимаются новыми исследованиями и разработками. Мы уже сейчас представляем собой нечто большее, чем просто производство ИКТ-оборудования. Huawei — это технологический лидер, который движется в сторону широкого использования искусственного интеллекта как сервиса, осваивает и создает компетенции в сфере машинного обучения. Мы стали первыми среди наших конкурентов, кто разработал собственный процессор для систем с искусственным интеллектом. Около 10% выручки Huawei направляет на НИОКР, это огромные суммы! Кроме того, мы хотим быть лидерами с точки зрения обслуживания клиентов. Поэтому, конечно, вопрос технических кадров стоит для компании очень остро. И я хочу отметить, что мы решаем его не только в пределах Huawei. Компания открывает учебные центры в технических вузах, у нас есть сетевые академии, которые также работают при ведущих учебных заведениях. Наша задача — обучать и развивать технических специалистов компаний-заказчиков, а также наращивать число партнеров в регионах. Сейчас их у Huawei EBG в России более 500; более 800 специалистов получили сертификаты Huawei уровня Professional. Эти люди очень важны для нас, и мы стараемся их развивать и поддерживать.

Высокий технологический уровень партнеров позволяет им хорошо разбираться не только в уже знакомых продуктах компании, но и в новинках, а значит, оперативно их осваивать и внедрять при создании собственных законченных решений. С одной стороны, это повышает маржинальность проектов, поскольку гораздо проще продать решение под конкретную задачу заказчика, чем просто набор «железа». С другой стороны, это способствует повышению профессионального уровня наших заказчиков, до которых компетенции доходят в том числе через партнеров. Все это справедливо как для федерального, так и для регионального уровня: в настоящее время Huawei — один из немногих мировых производителей IT-оборудования, который активно идет в российские регионы. У нас есть представители в каждом федеральном округе. В то же время мы осознаем, что местные партнеры лучше нас понимают специфику своего региона, потребности и особенности клиентов, поэтому стараемся работать с ними максимально плотно.

Каковы эти особенности на юге России?

К. Ж.: Уже в первый год работы в ЮФО стало понятно, что южные регионы отличаются от других. Если говорить об округе в целом, то в основном валовой продукт здесь формируется за счет транспортной отрасли, ритейла и сельского хозяйства. Все эти виды бизнеса отличает колоссальная территориальная распределенность. В связи с этим при реализации любых IT-проектов на юге России необходимы огромные инвестиции в инфраструктуру. Стоит также отметить, что за исключением ритейла эти отрасли крайне слабо информатизированы, но у них с этой точки зрения огромный потенциал. «Умное» сельское хозяйство и «умный» транспорт входят в число основных направлений цифровизации экономики. Ценность IT в них неоспорима. И в транспорте, и в АПК велика доля малого бизнеса, а ему сейчас будет гораздо легче выжить и развиться, если за ним будет стоять эффективная технология, которая позволит создать конкурентное преимущество. Показать бизнесу любого масштаба ценность ИТ, объяснить, как можно с их помощью трансформироваться и превзойти конкурентов — это одна из основных задач для нас.

Вы упомянули о значимости IT для малого бизнеса. Huawei как-то выделяет эту категорию клиентов? Насколько она важна для компании?

А. С.: Для нас важен любой клиент. Даже небольшая компания получает обслуживание на том же уровне, что и крупный корпоративный заказчик. Малый и средний бизнес стратегически важны как сегмент для большинства технологических компаний. Мы в этом плане не являемся исключением и стараемся прикладывать максимум усилий для его поддержки и развития. Другой вопрос — что, на мой взгляд, в развитии малого бизнеса большую роль должно играть государство, нежели частные компании. К примеру, в ряде стран на государственном уровне реализованы проекты разработки цифровых платформ, например в АПК. Предприниматели могут быстро и с минимальными инвестициями подключаться к этим платформам и пользоваться разнообразными возможностями современных IT. Например, самостоятельно написать необходимое ПО, поставить датчики, обеспечить широкополосное покрытие малому бизнесу не по карману. В результате он зачастую вынужден работать по старинке. Строить такие IT-платформы — означает развивать цифровую экономику, создавать инфраструктуру, для того чтобы традиционные формы бизнеса давали больший прирост. И сейчас это не менее важно, чем строить дороги, электро- и газовые сети и т. д.

У вас уже есть примеры проектов по информатизации, реализованных предприятиями ключевых для южных регионов отраслей экономики?

К. Ж.: У нас есть как минимум два примера автоматизации промышленных тепличных комплексов на нашем оборудовании. Один из заказчиков работает в Волгоградской области, у другого теплицы по всему ЮФО. Что дают эти проекты? Производитель четко понимает, сколько стоит каждый плод, который он отправил на прилавок, и на какой именно прилавок этот помидор или огурец уехал. Это позволяет ему управлять себестоимостью, ценообразованием, качеством. Естественно, со своей стороны ритейл, который видит такое количество цифровых сервисов, позволяющих в цифровой форме быстро, практически онлайн, получить информацию о конкретном огурце или помидоре, тоже очень четко на это отреагировал и перешел на работу с такими производителями. Понимать, что ты покупаешь и что ты продаешь,— это очень важно. Таким образом, прозрачность, которую дают технологии, обеспечила нашим заказчикам конкурентные преимущества.

Есть подобные проекты и в нефтеперерабатывающей отрасли, которая тоже входит в первую десятку по вкладу в ВРП южных регионов. По постановлению Минэнерго РФ, российские нефтеперерабатывающие заводы обязаны повысить глубину переработки нефтепродуктов. В связи с этим в ЮФО сейчас строится огромное количество новых нефтеперерабатывающих установок. Цифровизация здесь играет большую роль. Новые технологии переработки нефте-

продуктов, в частности крекинговая, очень сложны. НПЗ получает сырье из разных источников по разной цене и с разным качеством. Поэтому зачастую достаточно сложно оценить, какова себестоимость готового продукта, и понять, сколько производитель на нем зарабатывает. До недавнего времени у большинства независимых НПЗ даже была такая статья реализации, как «прочие нефтепродукты», и представители ряда заводов нам признавались, что зачастую не знают их себестоимость и не могут оценить, приносит их продажа прибыль или убытки. Наша роль — обеспечить понимание себестоимости нефтепродукта. Внедрение цифровых технологий позволило НПЗ оценить этот показатель для каждого литра готовой продукции и, учитывая рыночную ситуацию, четко попасть в свою нишу. Уже два НПЗ в ЮФО внедрили подобные системы на базе нашего оборудования.

Как развивается в ЮФО сотрудничество Huawei с государственными структурами?

К. Ж.: Мы видим огромный интерес к нашим решениям со стороны регионов ЮФО в сфере телемедицины, цифровизации экономики, систем «Умный город» и «Безопасный город». Уже есть успешные проекты такого рода, в которых было использовано оборудование Huawei. Например, это создание системы «Безопасного города» в треугольнике Ростов—Батайск—Аксай, охватывающем стадион «Ростов-Арена», построенный к чемпионату мира по футболу.

Более того, в нескольких южных регионах мы говорим об «Умном регионе». Концепт подобных систем пока не сформировался. Но основная часть вызовов связана с компетенцией кадров и наличием на рынке кейсов. Huawei сейчас очень активно работает в этом направлении. Несколько проектов находятся в стадии обсуждения и проработки.

А. С.: Если говорить о роли Huawei в строительстве цифровой экономики, то необходимо помнить, что Китай сейчас — один из мировых лидеров в этом направлении. Несколько китайских регионов уже заявило о полной цифровизации, объем цифровой экономики в Китае в данный момент составляет около $12 трлн, к 2025 году правительство страны намерено довести этот показатель до $23 трлн. Поэтому нам есть что рассказать и показать рынку. К Huawei прислушиваются и обращаются за консультациями.

В то же время развитие сотрудничества с регионами — процесс двусторонний. Мы готовы не только выступать в качестве консультантов, но и инвестировать в образование. Например, на юге России учебные центры Huawei уже работают в Донском государственном техническом университете, в ЮФУ, а также в ростовском филиале Московского технического университета связи и информатики (МТУСИ). Кроме того, на базе филиала МТУСИ действует наша сетевая академия, возможность ее открытия интересует и ЮФУ.

В последнее время мы отмечаем, что с ростом доли Huawei на российском IТ-рынке многие вузы, которые до этого открыли учебные центры совместно с другими производителями, сейчас готовы переориентироваться на нас. Для Huawei это очень важное направление работы, потому что любые идеи кто-то должен воплощать.

По оценкам правительства РФ, цифровая экономика способна давать ежегодный прирост на 25% выше, чем традиционные отрасли. Но для этого стране необходимо каждый год выпускать минимум 500 тыс. IT-специалистов, способных разрабатывать готовые решения на базе той или иной концепции. Решения для «умного» города, «умного» транспорта или сельского хозяйства — это сложные системы, которые необходимо проектировать, исходя из конкретных условий, а также монтировать на месте и тестировать. Как производитель оборудования Huawei не может предложить для решения таких задач «коробочные» продукты. Но мы можем и будем инвестировать в НИОКР, в образование, в профессиональную подготовку специалистов региональных компаний — как наших партнеров, так и заказчиков. Уже сейчас эта работа приносит свои плоды, мы видим, что клиенты приходят с вопросами и проектами, о которых несколько лет назад никто даже не думал.

Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение