Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Триумф желаний резидента

"Здравоохранение". Приложение от , стр. 10

Фармотрасль обсуждает проект стратегии «Фарма-2030», которая будет определять вектор развития фарминдустрии на ближайшие 10–15 лет. Один из приоритетов стратегии — экспорт российских фармацевтических препаратов, призванный стать драйвером роста отрасли.


Точки роста


Последние несколько лет экспорт российских фармкомпаний в страны ближнего и дальнего зарубежья ежегодно растет более чем на 15% (в 2017-м он увеличился на 16%) и сегодня составляет $700 млн в год. В новой стратегии «Фарма-2030» перед отраслью поставлена задача — в 2024 году увеличить экспорт фармпродукции в четыре раза, до $2,8 млрд в год. Ключевой вопрос: за счет каких ресурсов?

«Минпромторг не занимается лозунгами и недостижимыми целями,— заявил первый заместитель министра промышленности и торговли Сергей Цыб.— Мы действительно ставим перед собой амбициозные задачи, но потом предлагаем решение, которое полностью устраивает участников рынка».

По мнению директора департамента развития фармацевтической и медицинской промышленности Минпромторга России Алексея Алехина, одна из главных задач — выявление точек роста, перспективных направлений и стран, где можно достичь максимального результата в самые сжатые сроки. К числу перспективных, по мнению Минпромторга, принадлежат рынки Восточной Азии и Латинской Америки. Регуляторика этих стран позволяет более быстро и эффективно обеспечить доступ российских препаратов на их рынки, считают руководители отрасли.

Санкции в обмен на деньги


Основные затраты на наращивание экспортного потенциала и достижение целевых показателей новой стратегии Минпромторг возлагает на участников рынка.

«Фармацевтическая промышленность вложила в пять раз больше частных инвестиций в развитие отрасли, чем государство,— пояснил Алексей Алехин.— И этот коэффициент является ориентиром для вложений в экспортные операции. Такой же коэффициент планируется заложить и для отечественных мер государственной поддержки экспорта».

Министерство промышленности и торговли РФ будет «ориентировать участников рынка, как правильно достигать определенных точек и результатов». По достижении этих точек компании станут получать финансовую государственную поддержку.

«При этом совершенно не важно, на какие цели будут потрачены эти деньги — главное, чтобы был достигнут результат,— подчеркнул господин Алехин.— Если же деньги потрачены, а результат не достигнут, на компании будут налагаться санкции в виде штрафов и иных мер».

Активный компонент


В дискуссию о мерах государственной поддержки компаниям-экспортерам включились лидеры российского фармрынка.

«Чтобы достичь тех самых заложенных в стратегии увеличенных в четыре раза показателей — (роста экспорта.— “Ъ”) с $700 млн до $2,8 млрд, надо прежде всего определиться с наиболее денежноемкими рынками сбыта, на которых необходимо сосредоточить усилия,— заявил Петр Родионов, руководитель российского производителя инсулина компании "Герофарм".— В топ-10 стран объем рынка инсулина составляет 3 млрд долларов, а в следующих 20 — всего 100 млн долларов. Даже если мы захватим рынки этой двадцатки, то все равно не решим поставленную перед отраслью задачу. Необходимо концентрировать усилия на очень узком перечне стран первой десятки». Но, чтобы выйти на их рынки, нужно приложить очень много усилий, потратить массу времени и денег. Одна из действенных мер поддержки — субсидии на проведение клинических испытаний на территории Евросоюза, считает Петр Родионов.

Производитель оригинальных препаратов компания «Полисан» с 2002 года экспортирует свою продукцию в страны Юго-Восточной Азии: Вьетнам, Лаос, Камбоджу, Монголию, Мьянму и имеет экспортные амбиции в отношении еще четырех-пяти стран и Индонезии, население которой составляет около 300 млн человек. Кроме того, «Полисан» заканчивает регистрацию в Чили, к которой присоединяются еще шесть стран этого региона. Для выхода на европейские и американский рынки, где нас не ждут даже с оригинальными препаратами, нужна конкретная денежная поддержка, считает руководитель «Полисана» Александр Борисов: «Чтобы перерегистрировать два своих оригинальных препарата во Вьетнаме, компания потратила на клинические испытания около $2 млн и полтора года. При этом никакой поддержки МИДа и торговых представительств она не ощущала. Встретиться с российским послом во Вьетнаме представителям компании удалось только на третий год».

Руководитель «Полисана» предложил торговым представительствам и Министерству иностранных дел помочь в продвижении продукции российских компаний.

Президент российского производителя вакцин компании «Нанолек» Владимир Христенко считает, что без госзаказов на внутреннем рынке будет довольно трудно наращивать экспорт. Одна из компаний—производителей папилломавирусной вакцины уже на второй год сотрудничества с Китаем запланировала продажи на $1,5 млрд. Это примерно половина от всей экспортной программы «Нанолек» на ближайшие шесть лет. «Мы тоже могли бы быть на этом рынке с нашей вакциной,— заметил Владимир Христенко.— Но освоение производства полного цикла этой вакцины требует пять лет и инвестиций в размере 1 млрд руб.».

«Нанолек» не может начать освоение этой вакцины, поскольку не знает, будет ли она востребована на внутреннем рынке. Без этого понимания, без выстраивания долгосрочных отношений между фармпромышленностью и основным заказчиком — Минздравом РФ — инновации невозможны. Необходимы долгосрочные соглашения между российскими производителями и российскими заказчиками.

Руководитель российского производителя фармсубстанций компании «Активный компонент» Александр Семенов обращает внимание на налоговые преференции, которыми пользуются производители фармпрепаратов во всем мире. Европейские и американские фармкомпании, на порядок превышающие российские по оборотам, платят налоги на прибыль в размере всего 4%. При строительстве нового фармацевтического завода в Индии компанию на шесть лет освобождают от налогов. Если компания разрабатывает фармпродукты и экспортирует субстанцию, государство возмещает ей от 5% до 15%. За счет этого получается конкурентное преимущество. У российских производителей такого преимущества нет.

В прошлом году «Активный компонент» подал заявку на специнвестконтракт (СПИК) и с апреля 2018-го должен был получить освобождение от налогов на прибыль и имущество, но систему СПИК стали видоизменять, и заявка зависла.

В текущем году «Активный компонент» разработал и собирался подать на регистрацию 13 инновационных для России активных фармсубстанций по 13-й фармакопее, которая появилась на рынке всего полтора года назад. Но 6 ноября вышла новая, 14-я фармакопея, которая минимум на полгода увеличивает строки разработки документов. Для достижения целей, поставленных стратегией «Фарма-2030», необходимы налоговые преференции и синергия бизнеса и профильных ведомств, считает Александр Семенов.

Блок поддержки


«Минпромторгу важно услышать предложения и пожелания фармы, чтобы системно продвигать нашу фармпродукцию на другие рынки»,— отметил первый заместитель министра промышленности и торговли Сергей Цыб.

Выступая координатором национального проекта «Международная кооперация и экспорт», Министерство промышленности и торговли РФ формирует целый блок инструментов для поддержки экспорта российской продукции, в том числе фармацевтической.

Необходимо, чтобы за поддержкой клинических исследований за рубежом, которые проводятся в рамках регистрационных процедур при выходе фармпродукции на внешние рынки, последовал экономический эффект, подтверждающий, что усилия и финансовые возможности государства не были потрачены зря, отметил Сергей Цыб.

Фармкомпании должны четко понимать, что, где, в каком объеме им нужно, но при этом Минпромторг будет фиксировать конкретный KPI и вводить ответственность за недостижение ключевых показателей. Поддерживая экспорт, Минпромторг должен четко понимать, что и в каком объеме поставляет за рубеж компания, как она гарантирует возврат инвестиций, в том числе с учетом государственных мер поддержки.

Развитие экспортного потенциала — это задача всех ветвей власти и всех участников рынка, всех заинтересованных организаций и предприятий, считают в Минпромторге. Для ее решения планируется привлекать и торговые представительства России за рубежом, которые не так давно были переданы в ведение Минпромторга. Сейчас на их базе формируется блок поддержки продвижения российской продукции, в том числе фармацевтической, на международных рынках. Минпромторг работает над тем, чтобы у всех торговых представителей были ключевые показатели эффективности — KPI. Им будут ставить конкретные задачи и спрашивать результаты. У Минпромторга есть возможность выстроить правильную систему взаимодействий и с торгпредами других стран в России, чтобы отслеживать и оценивать ход работ, которые будут вестись в каждой стране.

Светлана Белостоцкая


Комментарии