Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Mikhail Palinchak/ POOL/EPA-EFE/Vostock Photo

Азовские подходы

После пограничного инцидента Запад взял паузу, а Киев попал в военное положение

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Кризис вокруг Керченского пролива оказался вчера в центре внимания как в Москве и Киеве, так и в других мировых столицах. В ФСБ РФ заявили: украинские корабли вошли в территориальные воды России «по прямому указанию киевских властей», причем «координацию провокации осуществляли сотрудники Службы безопасности Украины». Тем временем в Киеве Рада поддержала указ Петра Порошенко о введении военного положения, хотя многие депутаты сочли этот шаг попыткой президента Украины сорвать проведение выборов в марте 2019 года. Поступавшие из других стран сигналы также были неоднозначными. Прямую поддержку лоббируемой Киевом идее введения против РФ новых санкций выразила лишь Польша. Большинство же призвало преодолевать разногласия «политическими и дипломатическими средствами».


Предвыборное положение


Решение о введении военного положения было единогласно принято на заседании Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины в ночь на понедельник. Оно состоялось вскоре после того, как три украинских корабля, направлявшиеся в Керченский пролив, были задержаны силами ФСБ России (см. “Ъ” от 26 ноября). В ходе задержания, по российским данным, были ранены трое украинских военнослужащих.

«Впервые они неприкрыто атаковали вооруженные силы Украины. Раньше это делалось скрыто, раньше они использовали своих военных без опознавательных знаков»,— описал уникальность ситуации секретарь СНБО Александр Турчинов. Он добавил, что кроме «небезопасной обстановки и провокаций в Черном и Азовском морях» Киев также наблюдает «активную подготовку военных подразделений Российской Федерации, которая происходит у южных, восточных и северных границ» Украины.

Вчера днем президент Украины Петр Порошенко подписал указ о введении в стране военного положения. Но для вступления указа в силу необходимо было утвердить его в Верховной раде. Однако с этим возникли проблемы. Сначала ряд депутатов блокировали трибуну, не давая начать заседание, а после этого в парламенте и вовсе был объявлен перерыв. Работа возобновилась лишь вечером.

«Попытка ввести военное положение — это попытка президента сорвать выборы и узурпировать власть, забрать последнюю надежду у нашего народа на нормальную мирную жизнь в своей стране и возможность развиваться стране демократическим путем»,— пояснил на своей странице в Facebook мотивы противников президентской инициативы заместитель главы фракции «Оппозиционный блок» Александр Вилкул. Выступая вечером в Раде, Александр Турчинов отмечал: любое введение военного положения подразумевает некоторые ограничения прав и свобод, но это может происходить только в тех районах, где ведутся боевые действия.

Согласно украинским законам, военное положение действительно предполагает возможность введения достаточно жестких ограничений по решению военного командования. Среди них — введение комендантского часа, принудительное изъятие имущества «для нужд государства в условиях правового режима военного положения», установление особого режима въезда и выезда, запрет на проведение мирных сборов и митингов. В Киеве и Москве это вызвало предположения, что истинная цель Петра Порошенко — сорвать проведение президентских выборов, запланированных на 31 марта 2019 года или, по крайней мере, увеличить шансы на них для себя как верховного главнокомандующего.

Выступая вечером в Раде, депутат Олег Ляшко призывал президента «не цепляться за власть», утверждая: «Это военное положение направлено не против агрессора, а против украинских граждан».

Между тем Петр Порошенко отмечал вчера в обращении к нации: «В указе я не предусматриваю никаких мер, связанных с ограничением прав и свобод граждан, а также введением цензуры». При этом он пообещал, что выборы состоятся 31 марта — как это и планировалось ранее.

В итоге поздно вечером за введение военного положения проголосовали 276 депутатов Верховной рады, против выступили 30.

В результате воскресного инцидента ВМС Украины лишились трех единиц техники из 40. На фото: малый бронированный артиллерийский катер «Никополь» и рейдовый буксир «Яны Капу» в порту Керчи

Фото: Виктор Коротаев, Коммерсантъ

Разбор инцидента


Тем временем в Генштабе Украины вчера прошел брифинг, на котором замначальника ведомства Родион Тимошенко рассказал детали воскресного инцидента. Например, на вопрос, почему украинские военные не защищались, когда по ним был открыт огонь, господин Тимошенко ответил, что «решение принималось непосредственно командирами кораблей», однако у них в любом случае не было права открывать огонь — как, впрочем, и у российской стороны.

«Азов — это море, в котором Россия и Украина имеют право на свободное судоходство, как и в Керченском проливе. Это в договоре зафиксировано,— напомнил “Ъ” экс-глава МИД Украины Константин Грищенко.— Это с одной стороны. С другой — возникает серьезная правовая коллизия. Украина не признает аннексию Крыма, как и международное сообщество. Исходя из этого и из того, что двусторонний договор остается в силе, не должны возникать вопросы о прохождении кораблей через Керченский пролив».

Между тем, как и Киев, Москва в своей правоте абсолютно уверена. «Украинские военные корабли вошли в территориальные воды по прямому указанию киевских властей. Они осуществили вторжение в территориальные воды России, которые были таковыми еще до воссоединения Крыма с Россией,— заявили вчера вечером в Центре общественных связей ФСБ РФ.— Координацию провокации осуществляли два сотрудника Службы безопасности Украины, которые находились непосредственно на украинских судах». «Требования покинуть территориальное море РФ судами Украины игнорировались»,— говорилось в сообщении.

Как заявил “Ъ” собеседник в российских спецслужбах, у непосредственного руководства крымского управления погранслужбы ФСБ никаких нареканий действия сотрудников в море не вызвали: операция по перехвату судов была осуществлена по всем правилам, к тому же удалось обойтись без жертв, «хотя своими действиями украинские моряки всячески этому способствовали». По его словам, сейчас все они находятся в Керчи, с ними проводятся следственные действия; трое из них в больнице, но угрозы их жизни нет, им оказывается вся необходимая помощь.

Два федеральных чиновника утверждают, что вопрос с освобождением украинских моряков будет решаться «на очень высоком уровне», не исключая, что дело может выйти на уровень закрытых переговоров глав России и Украины. С одной стороны, три украинских судна сознательно нарушили морские границы РФ, за что предусмотрено соответствующее наказание, говорит один из чиновников. С другой — делать из них «козлов отпущения» тоже не совсем верно, они выполняли прямой приказ вышестоящего начальства, продолжает собеседник “Ъ”: «Вполне возможно, что вся ситуация завершится отправкой моряков домой, если украинское руководство не захочет эскалации».

Между тем, несмотря на бурные обсуждения в Москве и Киеве, ситуация в Керчи, где и произошел инцидент, в воскресенье и понедельник была совершенно спокойной. Лишь в воскресенье несколько сотен человек с берега снимали на мобильные телефоны украинские и российские катера, а также военные самолеты и вертолеты, пролетавшие время от времени над городом. При этом собеседники “Ъ” в Росавтодоре сообщили, что во время событий в Керченском проливе движение автомобильного транспорта по мосту не прекращалось и не ограничивалось «ни на секунду».

По всем дипломатическим фронтам


Ситуация на Азовском море вчера обсуждалась дипломатами в разных форматах — в частности, на экстренном заседании Совбеза ООН. Оно было запрошено Россией «в связи с опасным развитием ситуации в Азовском море» и называлось следующим образом: «Нарушение границ Российской Федерации». По итогам голосования Совбез ожидаемо не утвердил такую повестку («за» было четыре страны, «против» — семь, и еще четыре воздержались). Действующий председатель Совбеза — представитель КНР — предложил желающим высказаться, но слово взял лишь первый заместитель постпреда России при ООН Дмитрий Полянский. «Сейчас вы больше озабочены не тем, как решить проблему, а тем, под каким пунктом повестки дня провести заседание»,— сказал он, сравнив принятое большинством членов ООН решение с «разборками в песочнице». О причинах конфликта он высказался без дипломатической деликатности: «Теперь, ближе к намеченным на март выборам, обанкротившейся майданной команде очень нужно серьезное обострение обстановки, а в идеале — вообще война. Нужна очередная порция "антироссийского дурмана", чтобы нищающие вот уже пять лет люди вновь поверили, что все беды у них не из-за правителей и их западных "кукловодов", а из-за России».

Тему Азова члены Совбеза ООН обсудили сразу после этого, но уже в рамках украинской инициативы. Представители США и Британии обвинили РФ в нарушении принципов свободного судоходства и попытках «закрепить свою аннексию». «Призываем Россию соблюдать свои международные обязательства и не чинить препятствий для прохода украинских судов в Керченском проливе»,— заявила, в частности, постпред США Никки Хейли, добавив: Вашингтон намерен «и далее сохранять санкции по отношению к России, связанные с Крымом». О возможности новых санкций, связанных с Азовом (к чему, например, призывает Киев) она при этом не упомянула. Дмитрий Полянский в этих дискуссиях не участвовал.

Тем временем в Брюсселе прошло экстренное заседание комиссии Украина—НАТО. В Киеве заранее сказали, что намерены обсудить новые варианты сотрудничества в сфере черноморской безопасности. «Это может быть и совместное присутствие (украинских кораблей и судов западных партнеров в Черном море.— “Ъ”)»,— отметил глава МИД Украины Павел Климкин. Впрочем, по итогам заседания ничего об этом сказано не было.

Говорилось вчера и о других возможных мерах давления на Москву — в частности, санкционного. Эту тему Петр Порошенко обсудил со своим польским коллегой Анджеем Дудой. Как отмечается в сообщении, опубликованном на сайте президента Украины, стороны пришли к выводу о необходимости «усилить санкционное давление на Россию и вынести этот вопрос на заседание Европейского совета». «Мы надеемся, что ЕС разделит нашу точку зрения и рассмотрит соответствующие санкции»,— подтвердил позже позицию Варшавы глава канцелярии президента Польши Кшиштоф Щерский.

Впрочем, в руководстве ЕС о подготовке новых санкций напрямую не говорят: вчера лишь было объявлено, что глава европейской дипломатии Федерика Могерини в ближайшие дни проведет все необходимые консультации для предоставления «более широкого международного ответа» на кризис в Азовском море.

Более того, власти ряда стран выступили с призывами одновременно к России и к Украине, заявив о необходимости «проявить сдержанность» и «стремиться к деэскалации». В сообщении от имени спецпредставителя действующего председателя ОБСЕ в Трехсторонней контактной группе Мартина Сайдика и главы специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на Украине Эртугрула Апакана говорилось: «Пришло время решать разногласия политическими и дипломатическими средствами». Глава МИД Германии Хайко Маас заявил, что Берлин готов стать посредником между Москвой и Киевом, чтобы «этот конфликт не превратился в серьезный кризис». «На дипломатическом уровне необходимо сделать все для сохранения мира в Европе»,— отметил, в свою очередь, премьер-министр Словакии Петер Пеллегрини. И при этом добавил: «Такие политические заявления, как военное положение, полная боевая готовность или объявление состояния войны, беспокоят не только мировую общественность, но и нас — непосредственных соседей Украины».

Кирилл Кривошеев, Владимир Соловьев, Иван Сафронов, Дина Марганова, Павел Тарасенко; Янина Соколовская, Киев; Вадим Никифоров, Симферополь


Обозреватель “Ъ” Сергей Строкань — о кризисе вокруг Керченского пролива

Предположения, что в преддверии президентских выборов на Украине Петр Порошенко может начать широкомасштабную силовую акцию в Донбассе, которая позволит ему ввести военное положение и, отменив выборы, сохранить свое кресло, подтвердились лишь частично. Политологи верно предсказали модель поведения украинского лидера, но ошиблись в деталях.

Читать далее

Комментарии
Профиль пользователя