Коротко


Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Предпринимателям позволят обменять деньги на свободу

Как президент предложил смягчить статьи Уголовного кодекса

от

Уголовные дела о мошенничестве будут закрывать после полного возмещения ущерба обвиняемым. Такие поправки в Уголовный кодекс внес в Госдуму Владимир Путин. Сейчас по аналогичной схеме прекращают налоговые дела. Если поправки примут, к ним добавится большая часть составов по статье 159 — «Мошенничество». Также под смягчение попадут самые легкие случаи растраты и невыплата заработной платы, если руководитель погасит долги через два месяца после возбуждения дела.


Либерализация отдельных статей Уголовного кодекса не устранит главную проблему — преследование предпринимателей по сомнительным основаниям, отметила член Комитета гражданских инициатив Яна Яковлева: «Возместил ущерб, раскаялся, уголовное дело прекращается. Это, конечно, все звучит прекрасно, но в основном, с чем не согласен предприниматель, и почему это влияет на инвестиционный климат, потому что присутсвует несправедливость. Во-первых, просто невозможно представить, как именно высчитывается ущерб правоохранительными органами. Они берут то ли всю выручку, то ли берут все, что переведено по сделке, то есть совершенно никогда не доказывается, из чего этот ущерб состоит.

Предприниматель, как правило, не согласен с самим фактом именно такого ущерба, который он непонятно кому нанес. Не каждый хочет признаваться в том, чего он не делал.

И вот это вот есть инвестиционный климат, когда человека обвиняют в преступлении, он же должен еще в нем раскаяться, он же должен возместить, еще есть штрафы, смягчения, мол, давайте мы все покаемся. Точечными изменениями статей уголовного кодекса мы только запутываем судей и саму правоохранительную систему. А им все равно, они делают одно и то же. У них у всех все предприниматели воры и мошенники. Другой установки не давали сверху».

Сам факт смягчения Уголовного кодекса даст понять силовикам, что не стоит слишком жестко давить на бизнес, считает партнер адвокатского бюро «Феоктистов и партнеры», доцент Высшей школы экономики Руслан Долотов. Однако, по его словам, тех статей, по которым предпринимателей сажают больше всего, либерализация почти не коснется: «Наша практика довольно-таки давно уже ориентируется не только на текст закона, но и на сигналы, исходящие от власти. Безусловно, это хороший сигнал для правоприменителя. Но все-таки он направлен на возможность освобождения от уголовной ответственности значительной части по тем преступлениям, по которым наша практика не работает. В настоящий момент чаще всего предпринимателю грозит привлечение к уголовной ответственности по статьям 159 ч. 4, это “мошенничество в особо крупном размере”, это не предпринимательское мошенничество так называемое. Также это статья 160 — “растрата и присвоение вверенного имущества”, которое применяется к директорам. И статья 201 — это злоупотребление должностными полномочиями, которые применяются к генеральным директорам компаний. Там упоминается и статья 201 и некоторые другие из озвученных статьей. Но они озвучиваются в том смысле, что если это носит предпринимательский характер, наши следователи очень легко истолковывают любое деяние как непредпринимательское, а изначально преступное. На этом основании все эти исключения, все эти гарантии отметаются, предприниматели не могут ими воспользоваться».

Сейчас статью «Мошенничество» часто используют как инструмент давления на предпринимателей, причем как силовики, так и, например, конкуренты. Об этом «Ъ FM» рассказал предприниматель Роман: «Очень широко применяется 159 статья, чтобы с помощью правоохранительных органов, во-первых, ликвидировать конкурентов, во-вторых, чтобы как-то завладеть бизнесом. Лично меня позвали на 5 минут в РОВД, и в итоге я просидел 9 месяцев. Со мной ситуация была такая, что на моей земле начальник местной полиции построил дом. И чтобы как-то со мной не разбираться в этом плане, просто посадили в СИЗО, сразу дали 2 месяца ареста. Ущерб был инкриминирован в 300 с небольшим тысяч рублей, который был в первые же две недели мной погашен. Я специально даже не стал связываться, что-то выяснять. У меня была возможность поскорее выйти, возместить ущерб, я возместил, но это никак не повлияло. Продержали в итоге до максимального срока, потому что больше 11 месяцев по моей части не могли держать, примерно так и подвели. В итоге все закончилось более или менее благополучно. В общем, в этом плане полный беспредел. И 159 статья — это такое оружие у правоохранительных органов. А поправки — это целесообразно. Получается, что еще один рычаг нажима на предпринимательство убран».

Президентский законопроект также затрудняет силовикам возможность изымать электронные носители информации во время обыска. Если поправки будут приняты, правоохранителям понадобится решение суда, чтобы забрать технику.

Сергей Гусев


Комментарии