Коротко

Новости

Подробно

11

Фото: Estelle Hanania for Dior

Секретное место

Мария Сидельникова о том, где рождаются новые коллекции Dior

"Стиль Женщины". Приложение от , стр. 24

«Нет, нет, нет и еще раз нет» — самая модная мантра этой зимы принадлежит Dior. Арт-директор французского модного дома Мария Грация Кьюри белым по зеленому обозначила свою позицию на объемном свитере из коллекции осень-зима 2018/19. И чтобы никаких вопросов больше не возникало, феминистской повесткой дня оклеили исторический дом Dior на авеню Монтень — да так, что остались видны одни окна. Все остальное — яркие призывы к действию. Вдохновение пришло из мая 1968 года, когда в Париже бушевали студенты. Романтика баррикад, утопия свободы, вера в левую идею, равенство и братство. Новая мода для нового поколения.

Модели за кулисами показа сезона «осень—зима 2018/19», вдохновленного образами всадниц эскарамуза — мексиканских женщин-наездниц

Фото: Estelle Hanania for Dior

И что вы думаете, Мария Грация Кьюри вместе со своей командой засела во Французской библиотеке за старые газетные подшивки или пересмотрела все архивные пленки в Синематеке? Как бы не так. У нее для этого есть Dior Heritage — тайное закулисье модного дома, его задокументированная память, музей, библиотека, склад, архив в одном секретном месте в двух шагах от офиса Dior на Монтень. Здесь она и увидела платок с двумя буквами NO из 60-х, когда домом руководил эстет, меломан и интеллектуал Марк Боан. Платок был из коллекции канувшей в Лету линии прет-а-порте Miss Dior. Идея делать дерзкие вещи для дерзкой молодежи — той самой, которая на баррикадах у Сорбонны и в Deux Magots на Сен-Жермене,— принадлежала Боану. Успешно реализовывал ее забытый миром моды французский дизайнер Филипп Гибурже, его называли «анфан террибль» Dior. Так вот феминистский принт Марии Грации Кьюри родом из прошлого, которое нынче хранится завернутым в новенький, серый футляр в виде тубуса. У каждого тубуса свое место. Следом рядком сидят круглые глубокие коробки, в каждой — историческая шляпка, для которой создано максимально комфортное, держащее форму гнездо. В выдвижных ящиках-витринах — гроздья фантастических украшений, созданных в 50-е годы для Dior ювелирным дизайнером Роже Семамом. В витринах по соседству — культовый Miss Dior (1950), лимитированный выпуск Poison (1992) и другие винтажные ароматы. Атмосфера — идеально убранной гардеробной (о таком можно только мечтать) и научной лаборатории одновременно. И холодно.

Пол Стрекер, «Портрет Кристиана Диора», 1928 год

Фото: Paul Strecker Foundation

«18 градусов — идеальные музейные условия для хранения»,— уточняет наш проводник, дама в белом халате и стерильно белых перчатках. Это Суазик Пфафф, директор по наследию. В Dior она пришла больше сорока лет назад, последние двадцать следит, чтобы ни одна пуговица не улизнула от истории. Архив Dior, с которого сегодня начинается любая работа над новой коллекцией, стали собирать поздно — только через сорок лет после основания компании в 1946 году. Инициатива принадлежит Бернару Арно. Сразу после покупки Dior в 1987 году он решил сделать выставку в Музее декоративного искусства «Приношение Кристиану Диору, 1947–1957». C нее фактически и начался исторический департамент Dior. Выставили много документов, наряды предоставили клиентки, одной из которых была Грейс Келли. Эти 154 модели и стали основой для нового департамента. Сегодня в архиве почти 10 тыс. предметов гардероба и аксессуары. «Начиная с эпохи Джона Гальяно мы стали сохранять коллекции haute couture почти в полном составе. Сейчас же мы оставляем все — и pret-a-porter, и haute couture. Большая часть хранится в специальном помещении в трех часах езды от Парижа. Там же, кстати, хранит свои костюмы Парижская опера. Три раза в неделю сотрудников Dior туда возит автобус, потому что постоянно возникают вопросы и запросы. А там все на виду».

Модель Виктория в платье Aurore из коллекции сезона «весна—лето 1958» и в туфлях, созданных знаменитым обувщиком Роже Вивье для дома Кристиана Диора. Чтобы продемонстрировать туфли наилучшим образом, в бутике придумали специальные полки. На них обувь выглядела как объект искусства

Фото: Sabine Weiss

По счастью, в архивах дома сохранилось много рисунков и черновиков Кристиана Диора. В отличие от других дизайнеров он всегда рисовал от руки, иногда до пяти версий одного платья. «Одна из главных ценностей нашего архива в том, что сохранились все описания коллекций,— объясняет Суазик Пфафф, они собраны по категориям, потому что в то время дамские костюмы и платья были расписаны по часам: обеденный костюм, платье для чаепития, для спортивных мероприятий, коктейльное платье, вечернее платье — короткое и длинное — и отдельно платье на выход в ресторан. И все это было строжайшим образом регламентировано, потому что клиентки требовали наряды на каждый случай. Также приводится подробнейшее описание аксессуаров, бижутерии — всего, что составляло полный образ женщины Dior. Это очень помогает в работе сегодняшним креативным директорам и их командам».

Софи Мальга, жена режиссера Анатолия Литвака, в объективе Марка Шоу в Зимнем саду в отеле Кристиана Диора в 16-м округе Парижа на обложке книги «Dior and his decorators; Victor Grandpierre, Georges Geffroy, and the New Look», которая выходит в издательстве

Фото: предоставлено Dior

Самые хрупкие и ценные платья, в частности работы самого Кристиана Диора, постоянно находятся в Dior Heritage в Париже в помещении, похожем на огромный сейф. Платья хранятся в огромных шкафах либо вертикально, на адаптированных под каждую модель манекенах, либо горизонтально, обложенные шелковой бумагой. Как, например, усыпанное цветами платье-бюстье из коллекции Диора весна-лето 1949 года. В эту секретную комнату частенько приходят и Мария Грация Кьюри, и портнихи из ателье Dior, чтобы свериться с оригиналом. Для самых дорогих клиенток иногда восстанавливают исторические модели. Без Dior Heritage это было бы невозможно.

Модель в платье для финального выхода на показе сезона «весна—лето 1951»

Фото: Association Willy Maywald ADAGP, Paris 2018

Здесь же находится библиотека. В нее стремятся попасть историки моды, писатели, студенты и маркетологи. «Провидец»,— не устает повторять Пфафф, рассказывая о Кристиане Диоре. В маркетинге он был посильнее сегодняшних акул рынка. Легенду дома он создавал не только шитьем, он еще и писал — сам и от руки. В 1951 году он выпустил книгу «Я кутюрье» — на французском, английском, немецком, испанском, японском и даже нидерландском. Зачем? Оказывается, первый большой магазин Диор открыл вовсе не в Париже, а в нефтяной Венесуэле, в Каракасе, где в то время было много иммигрантов из Нидерландов. Там предлагался «пошив парижских коллекций по вашим меркам». Дело было в 1953 году. В Париже тогда работал лишь маленький магазин в салоне haute couture. Бутик на углу авеню Монтень и улицы Франсуа I открылся позже — в августе 1955 года. Написав очередную главу книги, Диор публиковал ее в журнале Elle.

Фото: Sophie Carre / предоставлено Dior

И еще одна стратегия изящной коммуникации от Кристиана Диора: с первой коллекции он давал имена моделям и свои платья называл в том числе в честь Vogue, l’Officiel, Figaro, Elle, Femina. Надо ли говорить, что Кристиану Диору никогда не приходилось читать плохих отзывов о своих коллекциях.

Комментарии
Профиль пользователя