Верховный суд лишил единственное жилье неприкосновенности

Станет ли это решение прецедентным

Верховный суд постановил, что имущество гражданина-банкрота может быть включено в конкурсную массу и продано с торгов. Решение принято по делу Анатолия Фрущак — нижестоящие суды разрешили ему сохранить пятикомнатную квартиру по делу об имущественном споре, который длится уже 10 лет. Площадь единственного жилья почти 200 кв. м, стоимость — 28 млн руб., что позволят Фрущаку выплатить 13 млн руб. долга. В прошлом году мужчина обратился в арбитраж с заявлением о банкротстве, его просьбу удовлетворили.

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

В этой истории есть нюансы, которые делают позицию суда обоснованной, отметил юрист, учредитель общественной организации «Московский правозащитный центр» Михаил Салкин: «Определение Верховного суда не означает, что теперь единственное жилье будет реализовываться при банкротстве. Это частный случай. Судом было установлено, что должник действовал недобросовестно и специально скрывал имущество. На банкротство он подал как должник, сказал, что ему нечем больше платить, и сам указал свое единственное жилье в Москве. Впоследствии мужчина изменил свою позицию, отметив, что его единственное жилье — это дорогостоящая пятикомнатная квартира в Одинцово.

Но так делать нельзя, иначе бы просто получилась ситуация, что любой, кто захотел не платить долги кредиторам, не возвращать кредиты банкам, мог бы использовать эту лазейку: формально иметь одно огромное дорогостоящее имущество, а все остальное скрыть.

На мой взгляд, если имеется несколько видов жилья или одно, но достаточно дорогостоящее, финансовые управляющие вправе реализовать его и приобрести должнику квартиру в другом месте, не обязательно пятикомнатную, но достаточную для проживания по социальной норме, а остальные деньги пустить на погашение долгов. Так как должник изначально заявлял, что живет в Москве, ему все-таки должны были сохранить квартиру в столице. Если были какие-то сделки с квартирами за последние пять лет, они будут отменены. Возникает неприятная ситуация: все те, кто возможно добросовестно купил у него эту квартиру, сейчас останется без нее и, возможно, без денег».

Если квартиру должника все-таки продадут, право на жилье от этого не исчезнет, а на оставшиеся деньги можно будет купить собственность похуже, считает старший партнер московской коллегии адвокатов «Легис Групп» Сергей Никитенков: «Права на жилье нельзя лишить, поскольку оно конституционное, но право на конкретную собственность может быть прекращено при определенных обстоятельствах. Случился пожар, у человека исчезло право собственности на данный объект, которого больше нет, но право на жилье у него осталось.

Если мы говорим про долги, нельзя ставить знак равенства между правом на жилье и невыполнением из-за этого своих обязанностей.

Возникает система, при которой гражданин, имея в собственности квартиру, берет на себя долги, которые он в принципе не может оплатить. То есть деньги-то он взял, причинил другой стороне имущественный вред, а теперь заявляет, что у него нельзя отнимать жилье, потому что, видите ли, оно единственное. Но при этом, когда человек начинал эти отношения и тратил деньги, он должен был подозревать, что могут наступить неблагоприятные последствия. Дальше уже идет законодательная канва, которая говорит, что за долги нельзя лишать жилья как такового. Но здесь двоякая ситуация, имеют значение стоимость квартиры и размер долга. Квартира в центре Москвы иногда стоит в 25 раз больше, чем долг. В этом случае она продается с торгов, должнику приобретают жилье, не обязательно в этом городе, остальное идет другой стороне. В общем, он сам должен был продать свое имущество, получить деньги, расплатиться по долгам, а на остальную часть купить жилье в другом месте и начать жизнь с нового листа».

Квартиры должников уходят с торгов с большим дисконтом, но оставшихся денег все равно хватит и на выплату долга, и на покупку другого жилья, считает вице-президент Российский гильдии риэлторов Григорий Полторак: «Это объект, который имеет определенные огрехи в правовой истории. Даже если предположить, что их тщательно подчистят при продаже с торгов, естественно, у потенциального покупателя будет определенная тревога, она может быть монетизирована в виде соответствующей скидки. Если бы передо мной встала задача реализовать подобный объект, я бы рекомендовал собственнику готовиться к дисконту в 20% от реального среднего рыночного значения, а не от верхней цены. Объект сравнительно неплохой и немаленький, в Одинцово из числа городов-спутников Москвы наиболее высокие цены, стремящиеся к столичным. В том, что разницы после погашения долга, даже с учетом продажи с дисконтом, хватит на приобретение другого жилья, я абсолютно не сомневаюсь. Да и в социальные нормативы сделка однозначно уложится, если исходить из того, что необходимо обеспечить по 18 кв. м на человека».

Помимо схем с жильем, адвокаты кредитора жаловались на то, что должник за 10 лет не сделал ни одной добровольной выплаты для погашения долга.

Сергей Гусев

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...