Коротко

Подробно

Mercedes-Benz Sprinter

Людвигсфельде, сентябрь 2018

Журнал "Коммерсантъ Автопилот" от , стр. 51

А вы занимаетесь блазонированием? Нет, это не для ночных клубов и темных аллей. Хотя там тоже можно. Это значит описывать герб словами. На гербе города Людвигсфельде вверху - золотая шестерня. Она здесь появилась благодаря автозаводу.

Шестерня на гербе Людвигсфельде расположена в почетной первой четверти, верхнем правом углу. И это единственная деталь, которая осталась от герба времен ГДР - кстати, в демократической республике далеко не каждый город удостаивался права иметь герб. В нынешней версии в центре - сосна, а слева - стороны щита определяются с точки зрения рыцаря, который его держит, - красная орлиная лапа. Лапа заимствована с герба земли Бранденбург, в которой находится Людвигсфельде. Daimler-Benz присутствовал в городе еще с тридцатых годов, но тогда здесь был завод по производству авиационных двигателей. Потом здесь делали скутеры (или, как тогда говорили, мотороллеры), а с 1965 года начали производство грузовиков под маркой IFA. В 1991-м завод начал выпуск грузовиков Mercedes-Benz LN2. Потом Vario, потом Vaneo, и с 2006 года - Sprinter второго поколения. И в этом году перешел на третье.

Отличить третье поколение Sprinter от второго проще всего по фарам: в версии 2018 года они более узкие. А все остальное очень похоже. Как в гербе: начертание может меняться, но сами фигуры традиционные. Ну, за исключением шестерни.

Еще одну особенность нового Sprinter легко увидеть именно на заводе в Людвигсфельде - тут делают только "открытые" варианты, то есть грузовики и шасси с кабиной, и хорошо видно, что на некоторых из которых нет кардана. Забыли? Нет, просто теперь Sprinter может иметь не только задний, но и передний привод. Эта версия обозначается W 907, а классическая - W 910. Благодаря этому в гамме доступных версий появилась и двухколесная - просто кабина с силовым агрегатом, которую заказывают для создания специальных версий. Всего возможны 1700 разных сочетаний типа кузова, длины базы, двигателей и привода. И 400 цветов, из которых в Людвигсфельде используют 250. Правда, на конвейере видно, что большинство машин заказывают белыми. На нейтральный цвет фургона или грузовик проще клеить рекламные логотипы, да и при перепродаже быстрее находится покупатель.

Многие легкие коммерческие автомобили имеют полную массу до 3,5 тонны, и ими можно управлять с легковыми правами. И комфорт в кабине там теперь тоже практически легковой: электрические стеклоподъемники, кондиционер, большой экран по центру панели. Собирают машины тоже "легковыми" методами. Каждые четыре минуты из кузовного цеха выходит собранная рама с кабиной. Их грунтуют погружением в ванну с полным оборотом, на 360 градусов, чтобы были покрыты абсолютно все участки. Красят тоже кабину вместе с рамой - лонжероны теперь модно иметь в цвет кузова. Потом снимают двери и отправляют их по параллельному конвейеру - чтобы не мешали устанавливать собранную панель приборов, сиденья и так далее. Говорят, это придумал профессор Исикава, который когда-то участвовал в организации контроля качества на производстве в Японии. Ну и дальше все привычное для любого автозавода: роботы, вклеивающие стекла, "свадьба" - установка силового агрегата...

Завод выглядит несколько пустоватым, хотя работает в три смены. Конвейер частично проходит под потолком, связывая разные цеха, и по широким проходам время от времени проезжают беспилотные тележки, доставляющие детали. Однако людей на линии сборки роботы пока еще не вытеснили. И хорошо - а то того и гляди вместо герба появится какой-нибудь QR-код. И искусство блазонирования совсем исчезнет.

Закончивший блазонировать, Валерий Чусов


Комментарии