Зарплаты растут переменными успехами

Фиксированная часть зарплат российских сотрудников сокращается с 2012 года

Доля фиксированной части зарплаты у российских сотрудников меньше, чем в европейских странах, и последние пять лет она снижается, полагают исследователи ВШЭ. Сейчас меньшая доля фиксированной зарплаты характерна скорее для компаний с большим количеством работников (77,5), чем с меньшим (около 80%), а также больше для государственных предприятий (78,4%), чем для иностранных компаний (84,7%). В то же время ни финансовое положение фирмы, ни наличие в ней профсоюза не оказывают влияния на структуру зарплат работников.

Фото: Константин Кокошкин, Коммерсантъ  /  купить фото

За последние несколько лет фиксированная часть зарплаты российских сотрудников сократилась в среднем на 10 процентных пунктов. Такие данные приводят в своем исследовании «Структура зарплат в российской экономике: что говорят данные предприятий» экономисты Высшей школы экономики (ВШЭ) Сергей Рощин, Елена Сидорова и Сергей Солнцев. Эмпирической базой исследования стала серия опросов предприятий «Взаимодействие внутренних и внешних рынков труда» в 2009–2017 годах ВШЭ. Ежегодно опрашивалось 1–2 тыс. предприятий разного размера, что в сумме дает 14 тыс. наблюдений. Наиболее полно в выборке представлены промышленность (25,7% выборки), торговля (17,8%), строительство (14,5%), а также транспорт и связь (11,7%) и сфера услуг (11,6%).

В среднем доля фиксированной части зарплаты у российских сотрудников составляет около 80%. У рабочих доля фиксированной части несколько выше (81,4%), чем у руководителей (79,5%) и служащих (79,1%). Как отмечают авторы, доля фиксированной части оплаты труда в России меньше, чем в среднем в Европе (93%), но сопоставима с показателями для португальских фирм (75%). При этом с 2012 по 2017 год она сократилась примерно на 10 п. п. Как предполагают авторы, предприятия стараются «подстраховаться» на фоне проблем в экономике: сокращение переменной части зарплаты является одним из основных способов сокращения издержек компаний в кризис, которое позволяет не увольнять работников, это особенность российского рынка труда, ранее показанная Владимиром Гимпельсоном и Ростиславом Капелюшниковым. Фирмы могли сокращать фиксированную часть, не индексируя ее при инфляции или замещая работников с более высокими фиксированными зарплатами работниками с меньшими.

Как показали данные опросов, сейчас меньшая доля фиксированной зарплаты характерна скорее для предприятий с большим количеством работников (77,5%), чем с меньшим (около 80%), а вот различия между предприятиями с большей/меньшей текучестью персонала и приростом/сокращением численности не слишком велики. Аналогична ситуация с размером зарплат, когда предприятия с большей средней зарплатой имеют более низкую долю фиксированной части (более 25 тыс. руб. в месяц — 77%, менее — 84%). Межотраслевые различия невелики, за исключением сферы услуг — там доля фиксированной части ниже.

Более высокая доля фиксированной части характерна для предприятий с иностранной собственностью (84,7%), в то время как на предприятиях с госсобственностью, напротив, доля фиксированной части меньше (78,4%). Это контринтуитивно, возможно, поясняют авторы, из-за более жестких механизмов установления и пересмотра окладов они более активно пользуются механизмом гибкости через высокую долю переменной части. Хотя традиционно считается, что профсоюзы заинтересованы в большей жесткости зарплат и большей доле фиксированной части, наличие у предприятия профсоюза в РФ снижает долю фиксированной части зарплаты работников.

Наблюдение авторов ВШЭ, по всей видимости, будет обсуждаться, часть выводов противоречит ранее высказываемым предположениям о механизмах адаптации. Важной проблемой является расширение данных о структуре зарплат. Как отмечает Игорь Полевой из ЦМАКП, статистика Росстата не позволяет оценить структуру российских зарплат, а исследования, построенные на опросах предприятий, могут искажать реальную картину. «Отдельного изучения требуют и госпредприятия с зарплатой из многих частей, и отрасли здравоохранения и образования, где в 2012 и в 2017 году из-за майских указов президента действовали принципиально разные системы начисления зарплат»,— говорит он.

Анастасия Мануйлова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...