Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Турецкий потоп

Народная любовь к новому газопроводу затопила стамбульский Hilton

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

19 ноября президент России Владимир Путин в Стамбуле принял участие в церемонии окончания строительства морского участка газопровода «Турецкий поток», а специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников был поражен тем, что происходило во время этой церемонии с четырехтысячным залом.


Конференц-зал отеля Hilton в Стамбуле, где происходил праздник окончания строительства морского участка «Турецкого потока»,— грандиозный. В этот день здесь уселись не меньше 4 тыс. человек (остальные 4 тыс. стояли, по-моему, в фойе и проходах).

Все, что здесь происходило, можно было назвать и обычной турецкой человеческой лихорадкой, как на Гранд-базаре в субботний день, а можно было и задуматься: только ли это? Людей вокруг меня словно колотило. Было очевидно, что они чувствуют себя не просто покупателями, как на Гранд-базаре, пусть даже и многообещающего российского газа, но и участниками не то что нерядового, а исторического события. Лица их были озабоченными и одновременно сияющими, как у победителей в большой войне, опасающихся, что победу у них в последний момент могут все-таки украсть.

Лихорадка начиналась на дальних подступах к конференц-залу, на площади перед аккредитационным центром, где толпы людей фотографировались, обнимались и даже пританцовывали. Здесь же цепью рассыпались какие-то, если не ошибаюсь, добровольцы, которые останавливали гостей на свой вкус и похлопывали их по карманам, по спине и ногам. Полномочий у них явно никаких не было, рамки (а не турникеты) стояли только на входе в конференц-зал, и добровольцам, по-моему, просто доставляло физическое удовольствие все это делать.

В переполненном зале люди жестикулировали, куда-то постоянно убегали и возвращались, крутили головами и вообще демонстрировали необыкновенную готовность к любым, если я не ошибаюсь, действиям. От всех них исходила какая-то необыкновенная и даже страшная энергетика: я, честно говоря, и правда начинал уже побаиваться их.

Никто, по-моему, не ожидал увидеть тут Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана, ради которых все, собственно говоря, и собрались. По крайней мере, когда из динамиков раздалось, что вот они оба входят, участники и гости церемонии казались просто ошарашенными. Даже аплодисменты были, мне казалось, вялыми и ненатуральными: так и бывает, когда огромное количество людей вдруг кто-то застает врасплох, но они пытаются все-таки не подать виду и стараются реагировать.

При этом церемония, казалось, уже в разгаре, и ведущий со сцены рассказывал как есть:

— Тысячи метров труб были уложены в подводное ложе на глубину полторы-две тысячи метров!..

Участники церемонии только было расселись, как ведущий произнес цифру «150 000». Такое количество труб диаметром 812 мм было уложено на морское дно. И зал встал. И даже я едва удержался.

Правда, оказалось, что встали не только из-за этого. И может быть, даже в первую очередь из-за того, что на сцену начали выходить Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган. И сидя сфотографировать их было бы невозможно. Стоя вообще-то тоже, потому что стояли сейчас все, кто только что сидел.

Ведущий предупредил, что сейчас покажут документальный фильм о строительстве трубопровода.

В этом фильме были море, солнце, трубопровод, а главное, Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган, которые в составе своих делегаций то и дело что-то подписывали в праздничном убранстве разных залов.

И всякий раз, когда очередному документу аплодировали на экране члены делегаций, турки в зале тоже начинали аплодировать бешено.

Министр энергетики Турции Фатих Дёнмез должен был подняться на сцену под музыку наподобие «Время, вперед!» (честно говоря, может быть, это она и была). Но или музыка опоздала, или министр вышел раньше, так или иначе, он уже открыл было рот, чтобы рассказать, что половина из 32 млрд кубометров, которые пойдут через «Турецкий поток» в год, будут удовлетворять потребности 15 млн домохозяйств в Турции, как эта музыка зазвучала, и ему пришлось терпеливо (и даже мученически, судя по его глазам, которые он страдальчески закатывал, умудряясь при этом с мольбой, в которой была вся боль извинений, посматривать на президентов) пережидать секунд двадцать.

Перед выступлением Реджепа Тайипа Эрдогана на его трибуне установили, а точнее, в мгновение ока прилепили герб Турции (герба России у организаторов не оказалось, и на трибуне Владимира Путина в кружке, предназначенном для герба, осталось зиять многозначительное, как кому-то могло бы показаться, пустое место).

Я не знаю, может быть, в Турции всегда так слушают речь своего президента. Я-то с таким не сталкивался. На словах о том, что Турция никогда не будет местом, где нарушаются суверенные права, а также страной, на которую можно оказать давление, в зале раздались мощный свист, крики «Браво!», началась овация.

— Мы никогда не строим отношения в зависимости от мнения третьих стран! — пытался продолжать Реджеп Тайип Эрдоган, но ему ведь не давали: каждый здесь хотел продемонстрировать, что строить так отношения совершенно бесперспективно.

— Уважаемый мой друг Владимир Владимирович Путин! — Реджеп Тайип Эрдоган пробовал перекричать еще не утихшие (после предыдущего предложения) крики радости, но разве можно было…

— В этом году мы поставили рекорд посещаемости Турции со стороны российских туристов! — все-таки держался Реджеп Тайип Эрдоган.— Уверен, сотрудничество с вами принесет и новые плоды!

Конечно, думал я, у нас их много, и в особенности в ответ на all inclusive души россиян, конечно, откликнутся все новыми и новыми плодами.

Когда слова «дорогой друг!» произнес, повернувшись к Реджепу Тайипу Эрдогану, Владимир Путин, в зале началась просто истерика.

Либо здесь были исключительно профессионалы своего дела, либо только любители, для которых это был решающий экзамен по приему в профессионалы.

— Пройден самый сложный этап — морской этап! — рассказывал Владимир Путин, и я не мог не думать о том, что на послании Федеральному собранию российскому президенту аплодировали несравненно меньше и что если в следующий раз в Георгиевский зал посадить всех этих людей, которые пришли в понедельник в конференц-зал стамбульского Hilton, то этого послания не забудет уже никто и никогда (но и не все вспомнят тоже, потому что все равно будет не узнать, о чем он там говорил).

А ведь и сам Владимир Путин заражался этим лихорадочным настроением и на повышенных тонах говорил о том, что «газ — это не просто дырку просверлить в земле!» И он благодарил Реджепа Тайипа Эрдогана «за проявленную волю и мужество!»

— Почему?! — восклицал Владимир Путин, внезапно для себя, по-моему, оказавшийся в предвыборных декорациях стадиона в Лужниках.— Да потому, что в условиях растущей конкуренции без этого подобные проекты просто не реализуются!

Тут важно было именно это: «Почему?! Да потому!» Этот внезапный публицистический порыв, обуявший Владимира Путина… да как мог он его не обуять?.. Российский президент просто шел на поводу у восторженной толпы, ощущая, видимо, что нельзя же их подвести, и вдохновляясь ею, этой толпой, и, может быть, не узнавая даже себя, по крайней мере пятиминутной давности.

Наконец, ведущий попросил Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана сесть — и через мгновение, не успели они это сделать (просто физически еще только шли к своим местам), как он попросил их подняться снова: на этот раз для того, чтобы они разрешили начать сварку замыкающего стыка газопровода в Черном море. И они разрешили — под стоны зала, в которых слышался новый оттенок: люди выходили на коду, некоторые вокруг меня делали, по-моему, вид, что сил им уже не хватает…

— Труба спущена в акваторию Черного моря! — доложил находящийся на судне Pioneering Spirit, «самом крупном строительном судне в мире», в месте спуска последней трубы глава «Газпрома» Алексей Миллер.

— Этот проект не направлен против кого-либо! — неожиданно снова взял слово Владимир Путин, и могло показаться, что он даже оправдывается сейчас, но тут уж что угодно, только не это.— Он будет повышать благосостояние наших граждан! Это яркий пример умения защищать свои национальные интересы!

Владимир Путин не только опять хвалил Реджепа Тайипа Эрдогана. Он хвалил его взахлеб, понимая, очевидно, что сейчас тут ничего другого никому не нужно, хвалил не в воспитательных целях (если думать, что он воспитывал, например, руководство Болгарии), а просто хвалил, и, может быть, еще и потому, что искренне думал насчет Реджепа Тайипа Эрдогана, что тот показал себя так, как должен был и как не всякий смог бы на его месте… И, может быть, видел он в Реджепе Тайипе Эрдогане и себя самого… Или нет, частичку себя самого, а не всего себя самого, конечно.

И Владимир Путин предлагал даже припомнить залу, показывая на Реджепа Тайипа Эрдогана, кто придумал это название — «Турецкий поток»… И все, на этом надо было заканчивать, потому что сил уже и правда никаких не было.

На этом и закончу.

Комментарии