Коротко

Новости

Подробно

6

Фото: Предоставлено галереей ARTSTORY

Легчайший металл

Анна Сабова — о проволочных скульптурах Кети Мелкадзе

Журнал "Огонёк" от , стр. 36

В галерее Artstory открывается выставка «Гамарджоба! Кети Мелкадзе». Почему проволочная сетка подходит для скульптуры не хуже мрамора и глины, «Огоньку» рассказала автор этих работ — грузинская художница Кети Мелкадзе


В галерее царит не просто творческий беспорядок — здесь первозданный хаос: художница Кети Мелкадзе создает многие из своих скульптур для выставки буквально с нуля. Причем участвуют в творческом процессе все без исключения.

— Вот этой фигуре, как думаете, чего не хватает? — спрашивает меня скульптор, и отговорки в духе «я не художник — я так не вижу» тут не помогут.— Так и я не профессиональный художник — я филолог по образованию. Мне чужой глаз важен. Ну так что думаете, тут объема добавить?

Эта реплика относится к гриве льва, растянувшегося на бревне,— он приветствует гостей при входе в галерею. Напротив сенбернар выбирается из картины под названием «Не живи в городе, где не слышно лая собак», по соседству застыла скособоченная фигура продавщицы цветов, чуть дальше — разноцветный ребенок шепчет какой-то секрет серому силуэту взрослого. И в этом, кажется, едва ли не главная идея всех работ Кети Мелкадзе: художником может стать всякий, главное — иметь что сказать своими работами миру. А уж насколько подручными будут средства, не так важно.

«Две женщины». 2018 год

Фото: Предоставлено галереей ARTSTORY

Первая московская выставка Кети Мелкадзе собрала далеко не все ее работы, ведь художнице пришлось везти их самой на автобусе через несколько границ просто потому, что расставаться с ними было бы слишком тревожно и тяжело. Остальное родилось на месте, главное, что под рукой были ножницы, кусачки и металлическая сетка. Самая большая сложность — замысел. Все должно быть продумано в мельчайших деталях.

— Вся подготовительная работа — в голове. Ведь чтобы сделать фигуру из проволоки, есть только одна попытка, это же не пластилин, тут ничего не добавишь, не отнимешь,— разводит скульптор руками в порезах — работает она принципиально без перчаток.— А что я вся поцарапана — это ничего. Это всегда так — стоит внутрь фигуры забраться и все руки изрежу. Вот делала я как-то девочку с волком, так была вся в порезах, меня постоянно спрашивали, что случилось, а я отвечала: «Это меня волк исцарапал!» Бывает. С железным каркасом проще было бы работать, но мне нравится, когда фигура легкая, прозрачная.

«Легко делать добро, трудно быть добрым». 2018 год

Фото: Предоставлено галереей ARTSTORY

Свои первые произведения Кети Мелкадзе создала всего четыре года назад. На ее счету только шесть персональных выставок — одна в Ереване, остальные в Грузии, где ее знают, кажется, все — проволочные, будто плюшевые на первый взгляд, силуэты здесь можно встретить чуть ли не в каждом кафе и ресторане города. Хотя многие работы уже успели разъехаться по всему миру — свои скульптуры есть у Хосе Каррераса, Владимира Спивакова, в университете Аликанте, в Риге, даже у японского театрального режиссера Тадаси Судзуки. Скульптуры Кети Мелкадзе — настоящие граждане мира, по большому счету не связанные с традициями искусства какой-то определенной национальности.

— Никаким мотивом мои работы не объединены, я же никогда не знаю, что мне взбредет в голову,— объясняет художница.— Мое — это человек, любовь и доброта, а это не имеет национальности. Люблю делать то, что предназначено для всех, а не только для интеллектуалов. Вот у меня есть работа: мужчина стоит с чемоданом, для некоторых он уезжает, для некоторых — приезжает, для других — кого-то ждет. И я сразу узнаю этих людей, о чем они думают, вот это по-настоящему интересно.

Анна Сабова


Комментарии
Профиль пользователя