Коротко

Новости

Подробно

Фото: РИА Новости

«Индия не позволит другой стране диктовать ей свои условия»

Высокопоставленный индийский дипломат о партнерских отношениях и с США, и с Россией

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

В понедельник в Индии, на полигоне Бабина, расположенном на территории штата Уттар-Прадеш, состоялась официальная церемония открытия совместных российско-индийских учений «Индра-2018». А днем ранее стало известно о том, что Россия до 2023 года завершит поставку Индии ЗРК С-400, против чего активно возражают США. О том, как Дели удается совмещать военное и военно-техническое сотрудничество с Москвой и сближение с Вашингтоном, а также о ситуации в Индо-Азиатском регионе корреспонденту “Ъ” Сергею Строканю рассказал председатель Национального консультативного совета по безопасности Индии, член Валдайского клуба, бывший посол в РФ Пунди Шриниваса Рагхаван.


— Чего вы ждете от конференции по азиатской безопасности, которая пройдет 21–22 ноября в Малайзии под эгидой Валдайского клуба? Вообще, насколько важна Валдайская платформа в современном мире, где остается все меньше места для диалога?

— Созданный в 2004 году, Валдайский клуб стал платформой для обмена мнениями между влиятельными политиками и экспертами всего мира, которые получают возможность взаимодействия с российскими коллегами.

Учитывая реалии современного мира, в котором действия и намерения России нередко встречают полное непонимание или преподносятся в искаженном свете, такие инициативы, как предстоящая Валдайская конференция, приобретают особое значение. Россия делает ставку на развитие связей в Евразии. В связи с этим откровенные обсуждения с теми, кто определяет политику и общественное мнение в странах региона, помогут всем сторонам лучше понимать друг друга.

— Одним из проявлений расколотого мира стало противостояние США и России, в связи с чем Индия оказалась между молотом и наковальней. В какой степени это противостояние может осложнить российско-индийское военно-техническое сотрудничество, если против Индии будет применен закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA)?

— Индия считает, что нынешнее противостояние США и России остается главным дестабилизирующим фактором в глобальной политике. Учитывая, что принятый в США закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA) имеет экстерриториальное действие, это противостояние сегодня напрямую вторгается в саму основу российско-индийских отношений. Помимо наказания России цель CAATSA состоит в том, чтобы убедить другие страны отказаться от закупок российского оружия и переключиться на оружейные поставки из США.

Однако Индия всегда заявляла, что не позволит никакой другой стране диктовать ей, какими должны быть ее отношения с другими странами. Кроме того, российско-индийское военно-техническое сотрудничество отвечает индийским национальным интересам, поскольку позволяет поддерживать боеспособность вооруженных сил страны на необходимом уровне.

Ни одна страна мира не делится с Индией военными технологиями в той степени, в какой это делает Россия.



И в заключение необходимо признать: CAATSA напоминает ядерное оружие. Его нельзя использовать, и его задача в том, чтобы побуждать к действию угрозой его использования.

По мере того как Индия диверсифицирует источники оружейных поставок, поставки американского оружия в страну растут. Для США было бы неразумно поставить под удар этот восходящий тренд, применив к Индии CAATSA.

В то же время в России хорошо знают, что за последние пять лет, с 2013 по 2017 год, доля российского оружия, приобретенного Индией на мировом рынке вооружений, составила 62%. После недавнего подписания контракта на покупку Индией российских систем С-400 этот показатель вырастет еще больше.

— В своей недавней речи на 73-й сессии Генассамблеи ООН президент США Дональд Трамп назвал Индию одним из немногих партнеров, отношения с которым в Вашингтоне считают особенно многообещающими. Что вы думаете об этом новом «медовом месяце» Вашингтона и Дели?

— Американо-индийское стратегическое партнерство нельзя считать «новым медовым месяцем», оно поступательно развивается и получило новое ускорение с 2000 года, когда США и Индия заключили ядерное соглашение, предусматривающее снятие глобального эмбарго на сотрудничество с Индией в мирной атомной отрасли. Между прочим, по состоянию на сегодняшний день единственным бенефициаром этого решения, имеющего международное значение, оказалась Россия как единственная страна, присутствующая на индийском рынке атомной энергетики (в ближайшие два десятилетия в Индии планируется построить 12 атомных станций с российским участием).

Партнерство с США строится на взаимном интересе в развитии торговли, инвестиций, обмене технологиями, укреплении двусторонних связей в области образования и сотрудничестве в области военных технологий. Индия всегда считала свое партнерство с США не зависящим от стратегического партнерства с Россией. Оба партнерства имеют для нас уникальный характер.

— По мере укрепления американо-индийского партнерства в Дели стали упоминать термин «Индо-Тихоокеанский регион» вместо «Азиатско-Тихоокеанский регион», как было принято говорить раньше. Это было негативно воспринято Китаем и встретило прохладную реакцию Москвы. Считается, что это попытка пересмотреть роли ведущих держав региона, инспирированная США. Зачем вам это понадобилось?

— Ваш вопрос не учитывает опыт Индии и историю ее отношений с Азиатско-Тихоокеанским регионом. В созданном в 1989 году для развития торгово-экономических связей объединении государств Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС) не нашлось места для Индии. Наша страна до сих пор не входит в эту группу, хотя и США, и Россия заявляют о том, что они выступают за членство Индии в АТЭС.

Созданная в 1996 году другая международная организация АСЕМ (Форум Азия—Европа), в которую входит более 50 государств, изначально также обошлась без Индии.

Наша страна стала членом АСЕМ только в 2006 году — через десять лет после ее основания. Таким образом, определение «Азиатско-Тихоокеанский регион» — это продукт мышления эпохи Холодной войны. Нужно прямо сказать, оно не отвечает реалиям сегодняшнего дня.



Если учитывать любые объективные критерии, то просто невозможно представить себе ситуацию, в которой такая страна, как Индия, учитывая ее размеры и вес в мире, должна быть исключена из дискуссий по проблемам безопасности и торгово-экономического сотрудничества, идущих в регионе. Индия — вторая по величине страна Азии, ее население составляет 1,3 млрд человек, объем ВВП — $2,6 трлн, сегодня это одна из самых быстроразвивающихся экономик мира. Географически она занимает стратегическое положение в Индийском океане, где пролегает самый оживленный морской коридор. Защита морских путей отвечает жизненным экономическим интересам Индии, учитывая, что 40% морских грузоперевозок страны проходит через Малаккский пролив.

Когда Индия говорит об «Индо-Тихоокеанском регионе», она отмечает важность своих экономических интересов и интересов в области обеспечения безопасности не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и в Мировом океане — от восточных берегов Африки до западных берегов США. При этом важно подчеркнуть, что Индия не вкладывает в свою идею «Индо-Тихоокеанского региона» представление о нем как о клубе или военном альянсе, о чем премьер-министр Нарендра Моди заявил в июне нынешнего года на конференции Шангри-Ла Диалог в Сингапуре.

— Господин Рагхаван, недавно в Москве прошла первая встреча по афганскому урегулированию с участием представителей движения «Талибан» (движение запрещено в РФ,— “Ъ”). Однако официальный Кабул от участия во встрече отказался, не участвовали в ней и США, в то время как полномочия самих талибов, прибывших в Москву, остаются неясными. Имеет ли смысл проводить подобные встречи?

— Индия всегда заявляла о том, что поддерживает все усилия, направленные на достижение политического урегулирования в Афганистане, которое бы управлялось афганцами, достигалось афганцами и контролировалось афганцами. Московский формат переговоров по Афганистану призван усадить за стол переговоров всех игроков, как внутренних, так и внешних, и при активной поддержке афганского правительства способствовать всеобъемлющему внутриафганскому диалогу. Индия поддержала этот формат — подтверждением этого стало совместное заявление, распространенное по итогам визита президента Владимира Путина в Индию в октябре текущего года. Получив приглашение на недавнюю встречу по Афганистану в Москве, в ее оценке Индия руководствовалась соображениями стратегического партнерства с Россией. Теперь нам остается следить за тем, как эта встреча, в которой приняли участие два высокопоставленных отставных индийских дипломата, будет способствовать долгосрочному политическому урегулированию в Афганистане.

Комментарии
Профиль пользователя