Коротко

Новости

Подробно

Счастливое детство еврейской музыки

Клезмерские дети растрогали зрителей больше песен

Коммерсантъ (Казань) от , стр. 11

Сегодня в Казани завершается III Международный фестиваль еврейской культуры им. Юрия Плинера. Параллельно с фестивалем, на котором выступили признанные звезды клезмерской музыки России и СНГ, проходил конкурс молодых исполнителей им. Леонида Сонца. Победители и лауреаты будут названы сегодня на гала-концерте в театре Тинчурина.
Идея проведения ежегодного форума, призванного объединить в едином творческом порыве клезмеров (исполнителей еврейского фольклора) со всего света, принадлежала Юрию Плинеру и Леониду Сонцу. В 2001 году, когда форум состоялся впервые, оба подвижника ушли из жизни, и с тех пор фестиваль и конкурс посвящаются их памяти. А Бэлла Сонц, вдова знаменитого музыканта, традиционно вручает особо понравившемуся ей коллективу премию Леонида Сонца «за вклад в сохранение и развитие еврейской культуры». На этот раз такой чести удостоился киевский квинтет «Нигуним», исполнявший в первый день фестиваля народную еврейскую музыку в необычном ключе. Непременные для клезмерского ансамбля скрипку и баян дополняли совершенно неожиданные электрогитара и туба, а традиционный кларнет заменяла флейта. В исполняемых композициях не было отчетливой ведущей партии - каждый инструмент проводил свою собственную, но звучали они слаженно и гармонично. Разухабистые «Семь сорок» и «Хаву Нагилу» в подобном исполнении было просто не узнать, настолько утонченной получилась аранжировка. Выступление киевлян напоминало скорее камерный концерт, нежели обычный клезмерский «забой» со слезами и весельем, перебивающими друг друга. В этом амплуа царила казанская «Симха» и кишиневский автор-исполнитель Ефим Черный. Последние давали страстей и активно заигрывали с залом, пытаясь сократить дистанцию между жизнью и искусством. Солист «Симхи» Эдуард Туманский интимно намекал зрителям, что сейчас бы лучше распил с ними водочки, чем держал микрофон. Молдавский монстр идиш-песни Ефим Черный лихо шутил, заставляя петь с ним хором и раскачиваться в такт. Публике оставалось принять эту агрессивную задушевность за твердое правило концерта, петь и долго аплодировать. Но дольше всех аплодировали все-таки «Нигуниму», тронувшему самую чувствительную струну зрительской души: по ходу выступления по сцене свободно передвигалась малолетняя дочь скрипачки и руководителя ансамбля Маша, хватала маму за ноги, грызла какой-то предмет и размахивала нетвердой ручкой почти в такт музыке. Большего умиления у зрителей не смогла вызвать ни одна, даже самая слезливая, клезмерская песня. ЕКАТЕРИНА ВОРОБЬЕВА

Комментарии

Рекомендуем

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя