Коротко


Подробно

Фото: Студия Метрафильмс

«СТС Медиа» проработает персонажей в суде

Холдинг инициировал иски к продавцам контрафакта

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

«СТС Медиа» начал волну исков к нарушителям прав на персонажей мультфильма «Три кота», которые холдинг недавно продал зарубежным лицензиатам. В 2018–2019 годах компания планирует подать в суд больше сотни заявлений по факту торговли контрафактом. Пока правообладателям удается бороться в первую очередь с мелкими индивидуальными предпринимателями, отмечают эксперты.


АО «Сеть телевизионных станций» (входит в «СТС Медиа», управляющий каналами СТС, «Домашний», «Че» и др.) с 31 октября подало девять исков к индивидуальным предпринимателям в разных регионах по поводу нарушения интеллектуальных прав на Коржика, Компота и Карамельку — персонажей мультсериала «Три кота», снятого по заказу СТС студией «Метрафильмс». Размер требований по искам составляет 40–60 тыс. руб., следует из базы суда. Случаев продажи нелицензионных игрушек и другой нелегальной продукции под брендом «Три кота» множество, поэтому для борьбы с контрафактом холдинг нанял три специализированных агентства, подтвердил “Ъ” гендиректор «СТС Медиа» Вячеслав Муругов. За 2018–2019 годы компания собирается подать более сотни исков, уточнил он.

Первый сезон «Трех котов» вышел в 2015 году. Сейчас сериал идет в том числе на каналах «СТС Медиа» и принадлежащей «Первому каналу» и ВГТРК «Карусели». На «Карусели» рейтинги наиболее высоки, уточняет представитель СТС: по данным Mediascope, на неделе 29 октября—4 ноября проект стал четвертым по популярности на канале. У канала «Трех котов» на YouTube 1,2 млн подписчиков. Сериал также продается за рубеж: права на трансляцию второго сезона в октябре приобрела американская Viacom, а позднее «СТС Медиа» продал права на выпуск товаров под брендом «Три кота» в Центральной и Восточной Европе датскому издательству Egmont.

Иски к российским предпринимателям не связаны с недавней продажей прав на международный рынок, говорит представитель «СТС Медиа». По его словам, у «Трех котов» 37 официальных лицензиатов. За право использования персонажей на товарах они выплачивают холдингу роялти, размер которого по разным товарным категориям составляет в среднем 8–10%. Потери от контрафакта по сильному торговому знаку могут составлять около 100 млн руб. в год в розничных ценах, оценивают в холдинге. Суммы исков там называют стандартными, уточняя, что они зависят от объема нарушений. Канал также планирует активно защищать права на еще один анимационный проект — «Царевны», вокруг которого тоже «строится масштабная лицензионная программа для рынка детских товаров».

Корреляции между продажей прав за рубеж и подачей исков нет, согласен омбудсмен в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семенов: на доходах от лицензии контрафакт в России никак не скажется, и риски, связанные с пиратством, в любом случае переходят покупателю прав. Другое дело, что бороться с контрафактом надо, а суд стимулирует подачу исков именно к рознице, объясняет омбудсмен. Так, в случае с оптовиками суд по интеллектуальным правам неоднократно снижал сумму компенсации в несколько раз, а в рознице ситуация обратная, указывает он. Суд полагает, что мелких продавцов можно карать многократными компенсациями, и такой дефект правоприменения заставляет правообладателей заниматься судебным преследованием именно индивидуальных предпринимателей, сетует господин Семенов, добавляя, что ловить оптовиков сложнее еще и потому, что у них достаточно средств для оплаты квалифицированных юристов.

«Разовые акции» для защиты прав неэффективны, нужна комплексная защита бренда, включающая блокировку интернет-площадок, торгующих контрафактом, взаимодействие с правоохранительными органами и постоянный контроль каналов дистрибуции, полагает гендиректор BrandMonitor Юрий Вопилов. В таком случае долю контрафакта можно будет снизить в два-три раза за один—три года, считает он. По словам эксперта, суммы компенсаций обычно рассчитываются, исходя из 10 тыс. руб. за каждый выявленный случай нарушения в конкретной торговой точке, причем в 20% случаев стороны решают спор без обращения в суд, а в 10% — договариваются уже после подачи иска.

Елизавета Макарова


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз