Коротко



 

Подробно

4

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Моя задача – довести состояние внешней эстетики Орловской области до уровня внутренней»

Губернатор Андрей Клычков – о том, как будет делать орловчан богатыми

Всего несколько месяцев представитель КПРФ Андрей Клычков возглавляет Орловскую область как избранный губернатор, однако уже год он по факту руководит регионом, который давно нуждается в экономических и административных переменах. За этот период Андрей Клычков смог реанимировать проект особой экономической зоны (ОЭЗ) в Мценском районе, объявил административную реформу, призванную сократить численность и повысить эффективность местных чиновников, а также рассмотрел большую внутреннюю эстетику региона. Ее губернатор-коммунист считает ориентиром в том числе для инфраструктурных перемен на территории субъекта.


«Личное общение с людьми всегда лучше»


– По итогам выборов 9 сентября вы набрали 83,55% голосов жителей области при явке в 57,77%, ближайший преследователь кандидат от «Справедливой России» Руслан Перелыгин получил лишь около 5%. Пришлось глубоко самому погружаться в кампанию для такого результата?
– А иначе никак. Если ты не занимаешься кампанией, то кампания занимается тобой.

– Несмотря на высокий процент поддержки, он оказался все же скромнее, чем во время кампании вашего предшественника. В сентябре 2014 года Вадим Потомский получил 89,17% голосов при явке 62,65%. Те цифры далеко не всеми были восприняты как объективные, но, кажется, и вы рассчитывали на другие результаты, особенно по явке на участки для голосования?
– Знаете, я не большой сторонник верить только в социологические исследования. Лучше личное общение на улице с людьми, пусть не всегда в комфортной обстановке. Когда граждане приходят к тебе на встречу с просьбами и претензиями – вот лакмусовая бумажка. Мои предположения о результатах кампании после таких встреч, наоборот, были ниже, чем получилось в итоге. Я думал, что поддержка будет на уровне 72-75%. Много людей в середине августа в соцопросах вообще не говорили, за кого они будут голосовать. В итоге же они отдали голоса за меня. По явке у меня тоже претензий быть не может, она оказалась самой высокой в ЦФО. И, наверное, ее показатели для меня даже важнее, чем личный результат. Поэтому я благодарен жителям региона – и проголосовавшим за меня, и тем, кто помогал вести эту кампанию, они провели колоссальную работу.

– Явка по Орлу на уровне 30% также для вас ожидаема?
– Да, и я это объясняю несколькими, скажем так, техническими факторами. Например, в начале сентября заканчивается дачный сезон, и многие в выходной день предпочли голосованию уборку урожая или просто загородный отдых в хорошую погоду. КПРФ всегда выступает за то, чтобы выборы проходили в марте или во второй половине октября. Но есть и объективные факторы, повлиявшие на явку городского населения, которое чаще менее ответственно подходит к выборам. Это сигнал для властей, значит, надо больше внимания уделять развитию городской территории. Хотя я был приятно удивлен результатами той работы по благоустройству, которую мы успели организовать за 11 месяцев после моего назначения в регион. Фактически заново разбили десятки скверов, бульваров, и я увидел искреннюю радость людей от этих проектов. Мы пойдем дальше в рамках этого проекта, ментально не отделяя город от села. При этом противников наших решений было достаточно: «Зачем вы это делаете? Есть более важные направления!» Но мы видим результат, который сказался и на явке в Советском районе, где прошло благоустройство. Там она оказалась самой большой в городе – 40%.

«Надо заниматься решением проблем, а не грустить из-за них»


— Год назад и въезжать в Орловскую область любому автомобилисту было, скажем так, менее приятно и комфортно. Сейчас – новый асфальт, рушатся стереотипы о разбитом регионе.
— Надо их рушить. У Орловской области большая внутренняя эстетика. Моя человеческая задача – довести состояние внешней эстетики региона до уровня внутренней. Другого делать здесь не нужно. Необходимо лишь создавать условия, чтобы люди ощущали себя не только внутренне богатыми, но и чтобы знали, что вокруг все делается для них. Чтобы не вызывало отторжение у них то, что они видят в больницах, школах, МФЦ.

— Получается, Юрий Грымов очень не вовремя покинул пост вашего советника по культуре.
— Мы с Юрием Вячеславовичем по-прежнему контактируем. Я его решение понимаю: невозможно жить на два региона. Это реальность, с которой приходится мириться. Нам нужно местных людей привлекать, содействовать их внутреннему росту.

— Вы такого же взгляда придерживаетесь в кадровой политике?
— Да. У меня основной акцент на местные кадры, за исключением отдельных направлений, по которым я не нашел людей в регионе.

— Почему вы взялись за реформу областного правительства?
— Любая структура – не памятник. Важно, чтобы она создавалась не ради незыблемости, а ради успешной работы. И если какое-то мое решение, связанное с кадрами, окажется неэффективным, я его поменяю. Пусть оно будет критиковаться, осуждаться, но почему нет? По ряду направлений, кстати, обратился к федеральным министрам с просьбой помочь, чтобы в области было больше специалистов высокого уровня.

— Если говорить о прошедшем годе работы, что вас разочаровало за этот период?
— Я оптимист. Да, есть сложности, но они встречаются во всех областях, нужно стремиться к их преодолению. Сейчас передо мной стоят поэтапные задачи формирования правительства, проекта бюджета на новый год, его утверждения. Моя личная задача сегодня – продолжить идущие программы развития в регионе и запустить новые. Недавно собирали местных архитекторов, чтобы посоветоваться, как дальше обустраивать наши парки. То есть можно начать грустить от осознания масштаба проблемы, но зачем, если лучше ей заняться. Уверен, впереди нас ждут позитивные результаты, как, впрочем, и ошибки.

Андрей Клычков: «Я такой же молодой отец, как и множество других в Орле: мне нужно гулять где-то с коляской и не доставляет удовольствия трясти ее по разбитой мостовой. Поэтому если мы хотим, чтобы молодые семьи появлялись, отдыхали и работали в нашем городе, области, они должны знать, что у них есть нормальная лавочка в парке с фонарем и фонтанчиком»

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

«Президенту нет разницы, какую партию представляет губернатор»


— В сентябре, сразу после выборов, вы были на встрече с президентом: как чувствовали себя в кругу губернаторов, которые тоже выиграли свои кампании, но представляли другую политическую силу?
— Мы, губернаторы, все друг друга знаем, общались ранее. Хорошо, что можем обмениваться мыслями, опытом, поддержать друг друга, хотя считаемся региональными конкурентами. Встреча с Владимиром Путиным была долгая: обсуждали итоги кампании, даже шутили, что меня посадили на угол, а я отвечал, что по результатам могу смело и на углу сидеть. Для меня важно, что сегодня для администрации президента нет разницы, из КПРФ я, «Справедливой России» или «Единой России».

— Почему считаете, что нет разницы?
— Нам в этом году удалось на 26% увеличить объем финансирования из федерального центра в Орловскую область. В том числе мы на 20% увеличили финансирование дорожного фонда. Мы впервые получили в регион 31 школьный автобус, девять мобильных фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП). Когда я до этого проезжал по районам, мне почти везде говорили: «У нас есть село, меньше 100 человек, медицина туда не приходит, нужно ехать по колдобинам кое-как в райцентр».

Теперь же на сэкономленные деньги мы смогли приобрести уже десятый ФАП, плюс купили мобильный маммограф, которого никогда не было в Орловской области. Помню, как я на дебатах говорил о необходимости строить спортивные комплексы. Конкуренты тогда скептически замечали: «Ничего вы не построите! Это только слова перед выборами». Выборы прошли – 12 физкультурных комплексов строим в 12 районах (всего их у нас 27). Причем я считаю, что не нужно гнать темп, чтобы сдать все объекты зимой, так как резиновый корт нормально не ляжет в холодный период. Это, скажем так, бюджетные проекты. Хотя у нас в стране иногда заявляют глобальные объекты: строим большие бассейны, а потом их не можем содержать и начинаем искать коммерческую составляющую. А нам нужно, чтобы обычные дети из разных семей могли заниматься спортом.

В этом году мы провели два чемпионата по хоккею и футболу для сельских школ. Их участников привозили специально в Орел, так как многие ребята не бывают в столице региона. Юрий Грымов инициировал, а мы будем дальше реализовать его идею по системному вывозу сельских ребят в музеи Орла. Это важно для региона, потому что бывает так, что завтрашние выпускники, не доезжая до Орла, сразу отправляются в Москву. Внутренний туризм нужно обязательно развивать.

— Кому это нужно – орловчанам или приезжим?
— Многие жители Орловской области, уезжавшие в погоне за лучшей жизнью в Москву, сегодня возвращаются. И их можно понять. Мы давно вышли за рамки города в благоустройстве дворов, ведем программу «Народный бюджет», сделали 200 дворов в районах области. Создаем цивилизованные условия для жизни. Я такой же молодой отец, как и множество других в Орле: мне нужно гулять где-то с коляской и не доставляет удовольствия трясти ее по разбитой мостовой. Поэтому, если мы хотим, чтобы молодые семьи появлялись, отдыхали и работали в нашем городе, области, они должны знать, что у них есть нормальная лавочка в парке с фонарем и фонтанчиком.

Многие, к слову, не знают, но Орловская область – студенческая. У нас шесть вузов и 29 учреждений среднего специального образования.

«Инвесторам не хватает земли, коммуникаций и людей»


— Где могут пригодиться их вы– Где могут пригодиться их выпускники, в будущей ОЭЗ? Определились с ее названием?
— Мне важно сейчас не название. Я благодарен Алексею Гордееву, благодаря вмешательству которого был снят мораторий с особых экономических зон. Орловская и Воронежская области попали в топ-3 регионов, претендующих на открытие ОЭЗ. Мы уже разговаривали с нынешним губернатором Воронежской области Александром Гусевым о том, как развивается инфраструктура промпарка в Воронеже, чтобы использовать этот опыт в Орле. До 1 января 2019 года мы должны подать заявку на федеральный уровень на первую экономическую зону в регионе, которая планируется на территории индустриального парка «Зеленая роща» в Мценском районе.

Мне важно, чтобы на первом этапе там появились не менее десяти новых инвесторов, которые зайдут на 140 га земли. ОЭЗ, как известно, предусматривает преференции только для новых инвесторов. Поэтому те три компании, которые уже работают в промпарке, останутся в прежних условиях. Но после Нового года мы планируем рассмотреть другие территории под ОЭЗ: всего их должно быть 14, но мы определяем площадки не по принципу квадратно-гнездового размещения. В моем кабинете есть карта, на которой районы области обозначены с исторической составляющей, с действующими предприятиями и имеющейся инфраструктурой. Теперь мы показываем инвесторам территорию региона сразу с техническими условиями, готовыми для масштабных производств.

— Вы ищете якорных инвесторов для районов?
— В некоторых они уже есть, в других мы согласовываем точки размещения такого бизнеса. Моногород Мценск получит статус ТОСЭР. Но у нас еще пять окружных центров, которые надо насыщать предприятиями. ОЭЗ – это инструмент, но, если у тебя нет рабочих рук, никто из инвесторов не придет. Поэтому дополнительный инструмент – создаваемый центр среднего профессионального образования.

При поддержке Российской академии народного хозяйства мы хотим создать центр, который бы готовил около 9 тыс. специалистов по топ-50 рабочих специальностей. В целом же инвесторам сегодня не хватает земли, коммуникаций и людей.

— Многим инвесторам не хватает еще и смелости.
— Сейчас со смелостью у всех все в порядке. Иногда она даже необоснованная.

— На кого вы уже рассчитываете как на «якорей» для развития производства?
— У нас есть заявки от новых компаний, но в регионе есть и ряд крупных инвесторов, готовых расширяться. В первую очередь будем помогать им, формировать экономические зоны с их участием. Это «Ливгидромаш», «СГЦ Знаменский», «Санофи-Авентис Восток». Плюс в завершающей стадии переговоры об открытии совместно с воронежскими предприятиями межрегионального кластера приборостроения. В его рамках местные предприятия «Протон», «Протон-Импульс» и «Протон-Электротекс» могут объединить свои технологии. Кроме того, как сообщили мне в налоговой службе, за последний период 35 компаний, которые уходили из региона, снова вернулись, перерегистрировались в субъекте.

Из крупных наших производителей не вернулся пока только один – Болховский завод полупроводниковых приборов, но им технологически удобнее быть юридически в Туле. Зато пошли возвраты и более мелких компаний. Приходят к нам большие фирмы из Рязани и Астрахани. Благодаря этому мы в этом году прирастаем по налоговым сборам где-то на 1,3 млрд руб.

Андрей Клычков: «Расставляя для себя приоритеты на посту губернатора, я изначально выбрал основную партию – Орловскую область. А для достижения целей мне не нужно ходить на митинги»

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ

«Покататься на шее не выйдет»


— Как ведут себя инвесторы, которые никуда не уезжали?
— Первый результат от них: взлет Орловщины на 21 пункт в рейтинге инвестиционной привлекательности регионов. Рейтинг этот основывается на мнении экспертов, инкорпорированных в конкретные структуры на территории субъекта. Я не знаю лично, кто эти эксперты. Но мы выстроили хорошие отношения с бизнесом. Не могу сказать, что каждый предприниматель может зайти ко мне в кабинет, физически бы не справился со всеми желающими пообщаться, но мы проводим неоднократно мероприятия, где собираем представителей разных сфер бизнеса, контролирующих и надзирающих органов. Обсуждаем конкретные проблемы. Так, одни бизнесмены нам сообщили, что их не устраивает высокая ставка налога на движимое имущество, поэтому они должны уходить в другой регион.

Мы посчитали, сколько мы потеряем от этого, в итоге отменили налог. Или для IT-кластера на 3% снизили налог на прибыль – не понесли большие потери в бюджете, зато дали возможность развиваться кластеру именно в Орле. Но я при этом не являюсь экономическим лоббистом, я лоббист Орловской области.

— Не поверю, что все сотрудники облправительства и местные бизнесмены согласились с вашими подходами.
— Все на поверхности: всем известно, сколько замов губернатора уехало из региона, какие проекты не получили поддержку. Я ни с кем не воюю, у меня врагов нет. Мне важно, чтобы бизнес работал на благо региона: были рабочие места, платились налоги, люди не халтурили, работали честно, участвовали в конкурсах. Например, в строительстве дорог у нас принимают участие только орловские подрядчики.

Было отрадно, что все компании воспрянули духом и начали подавать заявки на соответствующие конкурсы. В 90% случаев наши ожидания оправдались, но в 10% подрядчики не справились с собственными задачами – мы внесли их в черный список. Но я заранее предупреждал: «Мужики, делайте качественно и в срок». Я со всеми очень простой: нужна поддержка – готов, но если хотите на шее покататься – не выйдет.

— В регионе остается проблема с обманутыми дольщиками и с ветхим жильем. Есть ли инициативы от «Орелстроя» или от вас, чтобы с их ресурсами решить эти проблемы?
— Мы тесно общаемся с Александром Рогачевым, руководителем компании. Я посетил все их производственные площадки в Орле. Компания активно участвует в завершении строительства проблемных домов в Орле и в Ливнах. Кроме того, «Орелстрой» вышел с инициативой комплексного освоения территорий, застроенных двухэтажным, ветхим жильем. А всего у нас около 150 аварийных домов. Для их расселения можем долго ждать федеральную программу. Но мы решили: будет она – счастье, не будет – своим путем пойдем. Одно другому не мешает. Мы готовы без конкурса предоставлять застройщикам земельные участки с инфраструктурой с одним условием: не менее 10% возведенного на них жилья должно быть предоставлено для муниципальных нужд и для переселения. Причем необязательно переселять в строящийся дом, главное, чтобы в тот же район по согласованию с собственником аварийного жилья. Такие местные компании, как «Орелстрой», «Холикон», «Зенит», имеют жилье, которое они еще не реализовали в различных районах города. Они могут ускорить процесс избавления от ветхих зданий.

Андрей Клычков: «Необходимо лишь создавать условия, чтобы люди ощущали себя не только внутренне богатыми, но и чтобы знали, что вокруг все делается для них».

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

«Моя основная партия – Орловская область»


— Вы стали инициатором письма от нескольких губернаторов на имя главы Сбербанка Германа Грефа о помощи корпорации «Гринн». Был ли на него ответ?
— Ситуация в корпорации непростая. Большое количество рабочих мест находится в переходном экономическом периоде. Я взял подписи у курского и белгородского губернаторов – они поддержали обращение к господину Грефу. Я встречался с ним, мы запланировали его приезд в Орловскую область, стабильность в которой для меня само главное. Не знаю, чем закончится эта история. Потому что финансовые органы в рамках существующих отношений имеют свою позицию, ее нужно принимать и понимать.

— Вы посещали Белгородскую область, каким опытом поделился ее губернатор Евгений Савченко?
— Он 20 лет назад делал то, что мы делаем сейчас, чтобы соответствовать вызовам времени. Если мы только сейчас говорим об организации переработки сельхозпродукции, то в Белгородской области она появилась 15 лет назад. Мы видим и успехи, и проблемы в разных регионах. Наша задача – пройти чьи-то 15–20 лет развития за наши пять.

— Сегодняшнее сравнительно скромное присутствие представителей КПРФ в городском и областном советах депутатов вас устраивает?
— Выборы в горсовет только в 2020 году, в облсовет – в 2021-м. Планы у меня такие, чтобы к этим кампаниям избиратель сам смог принять решение, за кого ему голосовать. Успех прошедшей избирательной кампании был во многом предопределен тем, что удалось найти баланс политических сил. Я, выдвиженец КПРФ, был поддержан «Единой Россией». Не помню подобных ситуаций где-то еще.

— Вадим Потомский так же был поддержан в свое время, а потом КПРФ потеряла былые позиции в советах, уступив их «Единой России».
— Сейчас мне комфортно работать с учетом баланса политических сил. Расставляя для себя приоритеты на посту губернатора, я изначально выбрал основную партию – Орловскую область. При этом я понимаю, что от результатов моей деятельности во главе региона будут зависеть результаты и КПРФ. А для достижения поставленных экономических целей мне не нужно ходить на митинги и выступать на спортивных трибунах.

— То есть сообщения о вашей ежедневной эффективной деятельности – это не пиар?
— Любую деятельность можно посчитать пиаром. Вот открыли детский сад – это нужно показывать или нет? Кто-то к этому относится как к информации о выполнении предвыборного обещания. Кто-то воспринимает пиаром. Но было бы удивительно, если бы власть не говорила о своих делах. Я 70% своего рабочего времени провожу на мероприятиях, а вечером занимаюсь своими делами – бумагами, встречами. И донести людям, что и как делается в регионе, важная задача.

«Регион богат туристическими брендами»


— Насколько хорошо успели оценить туристический потенциал Орловщины?
— Орловская область, как я говорил, богата внутренней эстетикой: Тургенев, Бунин, Фет, Андреев, Апухтин родились здесь и жили. Литературная составляющая до сих пор играет большую роль в регионе. Не буду ни с кем из историков спорить, пусть считают, что сюда заезжали и Пушкин, и Лермонтов, и Иван Грозный, и Екатерина, все были! Потенциал же большой! Но слишком просто сказать, например, что у нас большое поголовье диких зубров. Ведь для того, чтобы их увидеть, нужно доехать до заповедника, разместиться поблизости, где-то поесть.

Невозможно ни один туристический маршрут выстроить без понятной транспортной логики. Бывшие бренды Орловской области – яблоки и хлеб – нужно восстановить. Еще возможные бренды: чернышенская и глиняная игрушки, мценские кружева, орловский спис, усадьба Тургенева, руинная усадьба Галицына, Куракинский склеп. Мы не претендуем на Золотое кольцо, но культурный пласт нужно поднимать.

— Сколько необходимо вложить в инфраструктуру, чтобы поднять этот пласт?
— Много, у нас 1,9 тыс. объектов архитектурного наследия.

Беседовал Андрей Цветков


Комментарии

обсуждение