Коротко


Подробно

2

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

Парадный портрет аукциона

Выставка Christie`s в Москве

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

В московском представительстве Christie`s до 10 ноября показывают избранные лоты предстоящего аукциона русского искусства, с которого 26 ноября стартует неделя русских торгов в Лондоне.


В последние годы аукционные дома не балуют московскую публику развернутыми гастрольными показами лотов предстоящих торгов, под которые раньше снимались музейные залы и целые особняки,— это слишком затратно,— а предпочитают более камерный формат. Располагая для московского показа лишь десятой частью лотов, важно соблюсти баланс, и Christie`s это удалось.

«Закат в Венеции» (1873) Ивана Айвазовского — самая дорогая картина на торгах (£400–600 тыс.), она из собрания американского коллекционера и филантропа Джона В. Клюге, патронировавшего в числе прочего и Колумбийский университет в Нью-Йорке, которому и будет направлена выручка от продажи. Среди других полотен русского мариниста, обращающихся на торгах, это выделяют и большой размер, и спокойный вид Венецианской лагуны с несколько фантазийной панорамой архитектурных достопримечательностей, гондол и парусников, будто растворенных в мареве теплых закатных оттенков неба и воды.

Парадные портреты будущего императора Александра II — детский, в форме лейб-гвардии Черноморского эскадрона (повторение с оригинала, написанного Джорджем А. Доу, £50–60 тыс.), и подростковый, в форме лейб-гвардии Атаманского полка (с оригинала Франца Крюгера, £40–50 тыс.),— уже отметились на торгах Christie`s, но каких! В 1929 году княгиня Ольга Палей, вторая супруга великого князя Павла Александровича (в честь нее он построил один из дворцов Царского Села), пережив арест и казнь мужа и сына, смогла бежать в Финляндию, а позже обосноваться в Париже. С советским правительством, активно приторговывавшим национализированным искусством, она долго судилась за принадлежавшие ее семье произведения. Предметом тяжбы были и эти два портрета, которые в результате были проданы от ее имени и некоего специально образованного синдиката. Несмотря на то что это анонимные повторения с оригиналов (местонахождение которых неизвестно), картинам, безусловно, добавляет цены их «аристократический» провенанс. Княгиня Ольга Палей после революции даже водила экскурсии по своему дворцу, превращенному в музей, а спасшись от новой власти за границей, написала мемуары, посвященные революционным годам (они изданы в России в 2005 году).

Украшением выставки стал парный лот — «Автопортрет в сером халате» и «Портрет Веры Шухаевой, жены художника», написанные Василием Шухаевым на дереве в манере старых мастеров (1921, £300–500 тыс.). Автопортрет часто воспроизводился в альбомах и книгах, посвященных художнику, но местонахождение его было неизвестно, пока обе картины не обнаружились недавно в частной французской коллекции. Вскоре после переезда в Париж в 1921 году, где были закончены обе работы, Шухаев подарил их разным друзьям, о чем свидетельствуют надписи на них. Позже произведения осели в одном собрании.

Из частной финской коллекции происходит «Портрет Веры Репиной, жены художника» (1882, £150–200 тыс.), еще с детских лет позировавшей своему будущему мужу (она изображена на многих его произведениях, хранящихся в крупных музеях), но после пятнадцати лет брака, забрав четырех детей, оставившей художника, слишком свободного в отношениях с женщинами. Представленный портрет, на котором Вера Репина, устало опершись на спинку стула, читает газету, передает сложность семейных отношений.

За авангардное искусство на выставке отвечает «Натюрморт» Натальи Гончаровой (£100–150 тыс.) из частной американской коллекции: точный год написания его неизвестен, но он явно вдохновлен Испанией, где художница вместе с мужем Михаилом Ларионовым впервые побывала в 1916 году по приглашению Сергея Дягилева для работы над спектаклями «Русских сезонов». На картине, написанной в сине-белой гамме, художница рифмует орнамент скатерти, на котором стоит ваза с цветами, с пейзажем за окном, соединяя примитивистскую манеру с элементами кубизма. К сожалению, в Москву не привезли ничего из внушительной подборки работ Леона Бакста из собрания наследников сестры художника. Это в основном небольшие по формату вещи, раскрывающие все многообразие талантов одного из главных мастеров русского модерна: эскизы костюмов, декораций, тканей, ню, графические портреты. Среди всего этого выделяются большой акварельный эскиз сценографии балета «Дафнис и Хлоя» (1912, £180–220 тыс.), а также чуть меньший по размеру эскиз к «Спящей красавице» (1921, £50–70 тыс.).

До Москвы не добралась и выдающаяся фарфоровая ваза c изображением конного портрета австрийского императора Франца I, самый дорогой лот русских торгов Christie’s (от £800 тыс. до £1,2 млн). Полутораметровый шедевр мастеров Императорского фарфорового завода (ваза считается самой большой из выполненных в такой форме) изготовлен в эпоху Николая I, большого любителя этого жанра дворцового искусства, и предназначен для дарения. Однако, согласно легенде, еще до революции ваза была приобретена испанской танцовщицей императорского балета и выкуплена у ее наследников нынешними испанскими владельцами уже в 1970-е годы. Трудно сказать, уцелела ли бы ваза, если бы дождалась в Зимнем дворце революции 1917 года: сейчас в Эрмитаже хранится лишь один подобный экземпляр.

Игорь Гребельников


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз