Коротко


Подробно

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

Дети уходят в ночь

В Ульяновске озаботились ростом подростковой преступности

от

Рост подростковой преступности в Ульяновске за 9 месяцев текущего года составил 45% в сравнении с прошлым годом, в то время как в ряде других регионов она, наоборот, снижается. Депутаты ульяновской гордумы решили заслушать представителей полиции, чтобы понять причины опасной статистики. Представители власти считают, что основная вина лежит на правоохранительных органах, те, в свою очередь, указывают на особенности статистики и на общую для России тенденцию. По мнению правозащитников, вина в росте подростковой преступности лежит и на власти, и на полиции - ни те, ни другие не хотят глубоко вникать в реальные проблемы подростков и привлекать к этому общественность.


На минувшей неделе депутаты Ульяновской городской думы обсуждали ситуацию с ростом подростковой преступности в областном центре. Как прозвучало на заседании, за 9 месяцев 2018 года количество преступлений среди подростков в Ульяновске выросло на 44,9%. Резко возросло (на 87,5%) количество преступлений, совершаемых поздно вечером, с 22 до 24 часов. Впрочем, заммэра Ульяновска Вадим Андреев заявил, что выстроенная в городе система профилактики правонарушений достаточно эффективна, поскольку «на 14% снизилось количество подростков, стоящих на учете в комиссии ПДН, на 17% уменьшилось количество детей, состоящих на учете за употребление наркотиков, на 18% сократилось количество безнадзорных».

«Мы очень озабочены ситуацией, но не выяснили причины. Поручили администрации города разобраться детально, чтобы понять, на что реагировать: если преступления совершались вечером, то где родители, если днем, то почему не в школе», - заметил в беседе с „Ъ“ председатель профильного комитета гордумы Игорь Крючков.

Как пояснили „Ъ“ в региональном УМВД, в абсолютных цифрах количество преступлений подростков выросло со 107 случаев в прошлом году до 155 в текущем, причем количество преступлений поздним вечером - с 22 до 24 часов - «выросло даже не на 88%, а с двух случаев до 16 случаев». При этом в Ленинском районе совершено 31 преступление, в Засвияжском и Заволжском - по 57 преступлений, в Железнодорожном районе - 10 случаев. Из 155 преступлений 97 - это кражи, 15 - грабежи, 5 случаев - разбои. 43 преступления совершены в период с 6 утра до 4 часов вечера. В полиции признают, что рост подростковой преступности есть, но цифры не совсем точно его отражают - статистика собирается по уголовным делам, направленным в суды, а туда плюсуются еще и преступления, совершенные в прошлые годы, «их - около 40% от величины роста». Также влияют на статистику многоэпизодные дела, когда один подросток совершил целый ряд преступлений (кражи магнитол из автомобилей), «к тому же, как раз наступило время, когда подросли дети, родившиеся в период выхода из демографической ямы, количество подростков только в этом году выросло на 1,5%». В среднем же по региону рост подростковой преступности составил 7,5%.

Особо громких преступлений (массовых драк или убийств с участием подростков), случившихся в 2018 году, в полиции назвать не смогли. Между тем, 2015 и 2016 годы многим запомнились резонансными случаями нескольких массовых драк с участием преступных группировок, убийством подростком своего обидчика в парке Матросова, поножовщиной у ТЦ «Аквамолл», когда подросток защищался ножом от грабителей, а позднее, не выдержав пересудов и следственных действий, покончил с собой, бросившись вниз с девятого этажа.

Собеседник из правоохранительных органов в беседе с „Ъ“ заметил, что «рост подростковой преступности - это беда всех регионов России», однако анализ информации из регионов показывает, что это не совсем так. К примеру, в Самаре за последние пять лет подростковая преступность снизилась на 65%, а за пять месяцев этого года - на 22% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года (со 101 преступления до 79); в Тюменской области за 9 месяцев 2018 г. подростковая преступность снизилась на 14,6%.

Руководитель управления образования Светлана Куликова признает, что «в чем-то недорабатывает школа». «Но это комплексный вопрос, это состояние общества. Нам бы хотелось, чтобы полиция больше занималась профилактикой, но сейчас сократилось количество инспекторов (инспекторов полиции по делам несовершеннолетних - «Ъ»), а раньше они были закреплены за каждой школой»,- пояснила госпожа Куликова.

Председатель комитета по соцполитике регионального заксобрания Сергей Шерстнев считает, что причины роста подростковой преступности «не во власти, а в первую очередь, в правоохранительных органах, в связи с чем и.о. начальника УМВД будет приглашен на одно из заседаний комитета».

Впрочем, руководитель Межрегионального правового фонда Игорь Корнилов считает, что «виноваты в этой тенденции как правоохранительные органы, так и власти». «Профилактикой полиция заниматься не хочет. Я разговаривал с сотрудниками - они говорят, что занимаются раскрытием преступлений, а не профилактикой, за которую премию не дадут и звездочку не прикрутят. В этом вина и бывшего руководителя УМВД Варченко - он оказался первым руководителем, который, придя на этот пост, даже не захотел встречаться с правозащитниками и общественностью. Когда я сказал ему о необходимости такой встречи, он ответил, что ему это не интересно», - отмечает правозащитник. По его мнению, не менее виновата и власть, «у которой все вопросы молодежной политики решаются на уровне “шариков-фонариков”, а на контакт с общественниками, чтобы решать проблемы подростковой преступности, она не может или не хочет идти». «Надо вернуться к тем схемам взаимодействия, которые работали ранее, ведь в 2008 году уже была волна роста подростковой преступности, и тогда проблему удалось решить после того как привлекли общественность и родителей. Тогда обстановка стабилизировалась, и власть, видимо, решила, что больше к этой проблеме возвращаться не надо. Но это ошибка, тем более что на смену прежним субкультурам и участникам группировок приходят более агрессивные, такие как АУЕ (неформальное объединение подростковых банд на принципах «воровского кодекса» - прим. „Ъ“), а проблема обнищавшего населения только усложняет ситуацию. Надо всем идти в образовательные учреждения, общаться напрямую с подростками и пытаться понять их проблемы. Но полиция считает, что профилактикой должны заниматься школы, минобр - что это не их проблема, а родителей, а родители считают, что им надо вкалывать, чтобы кормить и одевать детей. В итоге молодежь предоставлена сама себе»,- отмечает правозащитник.

Сергей Титов, Ульяновск


Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение