Коротко


Подробно

Фото: Иван Коваленко / Коммерсантъ   |  купить фото

Интервью политика

Своевременные мысли Михаила Жванецкого

Журнал "Огонёк" от , стр. 8

Особый взгляд постоянного автора «Огонька» на природу успеха


Вы слушаете политиков со стороны людей, допустим, у телевизора.

Он говорит то, что вы понимаете.

То, что ваш сосед понимает.

То, что с пивом понимают.

То, что выпивши понимают.

Он говорит для них.

Ему важно иметь у них успех.

Артисты это понимают.

И содержание, и интонация:

— Я обязан иметь успех.

И проекты законов, и решения он озвучивает только те, что имеют успех у публики.

Артистом это проверено на репетиции — политиком тоже.

Но, в отличие от артиста, с политиком вне публики разговаривать невозможно.

Он не говорит.

Без заученного репертуара он не говорит.

Он не может расслабиться.

Для этого он выезжает за границу.

И не может расслабиться там.

Что такое расслабиться: выпить и сказать что-нибудь без лжи.

Как разговор Сталина с Пастернаком.

Сталин позвонил Борису Леонидовичу, чтобы что-то спросить.

Как только спросили его — он повесил трубку.

Без «до свидания», без «спокойной ночи».

А нам кажется! Нам кажется…

Вот бы поговорить.

Но они вешают трубку внутри себя, глядя вам в глаза.

Ответа нет и не будет.

Нет его у него — ответа.

Вопрос есть!

А ответ раскрывает отсутствие.

И ответа, и самого политика.

Не говорите с ним.

Ничего нового.

Ничего интересного.

Даже ничего полезного.

Ни в беседе, ни в угощении, кроме водки, чтоб развязался ваш язык и чтоб вы ответили на его вопрос.

Кто вы такой?

Артист, в отличие от политика, редко ошибается.

Давая интервью, он отвечает хорошенькой стройной журналистке, а ответы по телевидению транслируются всему населению, далекому внешне и недалекому внутренне.

Он заигрывает с ней, видишь, какие глазки масленые, губы мокрые.

Мы думаем, с жиру бесится, тьфу.

А это он с ней говорит, обращаясь к нам.

Поэтому мы для него объект сексуальный.

Михаил Жванецкий


Комментарии