Ирану перекрывают нефтяные потоки

США объявили о новых мерах против Тегерана

В понедельник по Ирану, переживающему серьезный экономический кризис, будет нанесен новый удар: вступит в силу второй пакет американских санкций. США добавят в свой черный список 700 пунктов, а также введут эмбарго на импорт иранской нефти. Санкции будут носить экстерриториальный характер, то есть затронут все страны. Лишь для восьми партнеров США будут сделаны временные исключения. В дальнейшем пострадать могут межбанковская система SWIFT, а также европейские компании, которые все-таки попытаются работать на иранских рынках. При этом на фоне американских санкций новую жизнь может получить соглашение России и Ирана о торговле нефтью, заключенное еще в 2014 году.

Госсекретарь США Майкл Помпео

Фото: Cathal McNaughton, Reuters

Новые меры в отношении Тегерана, которые вступят в силу 5 ноября, анонсировал в пятницу госсекретарь США Майкл Помпео. «США введут санкции, снятые в рамках ядерной сделки, против иранского энергетического сектора, судостроения, сектора грузоперевозок и банковского сектора. Они ударят по ключевым секторам иранской экономики»,— заявил он. И назвал главной целью «изменение поведения руководства Ирана». То есть, подчеркнул господин Помпео, действия Вашингтона «направлены против иранского режима, а не против народа Ирана, который испытывает огромные страдания из-за этого режима». «По этой причине мы делали и будем делать множество гуманитарных исключений из наших санкций, в том числе в том, что касается продовольствия, сельскохозяйственных товаров, медикаментов и медицинского оборудования»,— пояснил госсекретарь.

Санкции вводятся за несоблюдение (по мнению Вашингтона) Ираном обязательств по ядерному разоружению, финансирование терроризма, «создание угрозы миру и стабильности в регионе».

Первый пакет вступил в силу в августе: он касался операций с иранской национальной валютой и госдолгом, торговли золотом и другими драгметаллами, автомобильного сектора, импорта в США иранских ковров и продуктов питания. Последствиями, как рассказал на этой неделе советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон, стали «коллапс иранской валюты» и прокатившиеся по стране демонстрации. «Когда мы восстановили санкции, иранцы к этому не были готовы. И я не думаю, что они к этому готовы сейчас»,— отметил он.

Ключевая задача Вашингтона — довести экспорт иранской нефти до нуля. Решение США вернуть санкции против Ирана, и в том числе эмбарго на покупку иранской нефти, привело к росту стоимости нефти с $70 за баррель Brent в начале мая до почти $86 в начале октября. Хотя изначально на нефтяном рынке было понимание, что официально декларируемая Вашингтоном цель свести экспорт иранской нефти до нуля на практике недостижима, оценки сокращения экспорта были очень различны — от 0,5 млн до 1,5 млн баррелей в сутки (1,5% потребления нефти в мире). По фактическим данным ОПЕК, в сентябре добыча нефти в Иране из-за снижения экспорта упала до 3,447 млн баррелей в сутки, то есть почти на 0,4 млн баррелей со среднего уровня второго квартала. Госсекретарь Помпео в пятницу заявил о снижении экспорта иранской нефти на данный момент на 1 млн баррелей в сутки.

Между тем до «нулевого экспорта» еще далеко. Майкл Помпео рассказал, что США согласились «сделать временные исключения для восьми юрисдикций (стран.— “Ъ”)» — «но только на том основании, что они демонстрируют существенное сокращение (импорта.— “Ъ”) сырой нефти из Ирана и сотрудничество по многим другим областям». Список государств будет опубликован в понедельник, но СМИ называли среди них Индию, Японию, Южную Корею, Китай и Турцию.

Помимо всего прочего, Минфин США в понедельник расширит санкционный список — в него войдут 700 физических лиц, предприятий, судов и самолетов, «которые имеют отношение ко многим сегментам экономики Ирана». Под ударом в будущем может оказаться и межбанковская система SWIFT. «Мы рекомендовали SWIFT отключить любые иранские финансовые организации, которые мы внесли в список, настолько быстро, насколько позволяют технологии, чтобы избежать попадания под санкции»,— рассказал глава Минфина Стивен Мнучин.

«Америка понимает ситуацию на рынке. Понятно, что исключить иранскую нефть с рынка невозможно»,— прокомментировал агентству ISNA новости о списке из восьми стран глава Национальной иранской нефтяной компании (NIOC) и заместитель министра нефти Али Кардор. Между тем в целом отношение к политике Вашингтона остается неизменным. «У нас нет оснований для беспокойства. США не смогут осуществить ни одну из этих мер против великого и мужественного иранского народа»,— заявил в пятницу официальный представитель МИД Ирана Бахрам Гасеми. Впрочем, в Тегеране понимают, что без последствий решения Дональда Трампа все-таки не обойдутся. Неслучайно президент Исламской Республики Хасан Роухани накануне предупредил: «Последние четыре месяца были сложными для нашего народа, и не исключено, что следующие несколько месяцев также будут непростыми. Но правительство сделает все возможное, чтобы преодолеть эти трудности».

Особые надежды Тегеран по-прежнему возлагает на своих партнеров, которые не согласны с политикой США на иранском направлении.

В сентябре по итогам министерской встречи участников «ядерной сделки» с Тегераном было объявлено: страны—члены ЕС создадут для проведения легальных трансакций с Ираном финансовый механизм специального назначения (SPV), что позволит работать с попавшей под санкции страной «в соответствии с европейскими законами». Механизм будет открыт не только для участников из ЕС.

Вместе с тем, как напомнил “Ъ” преподаватель тегеранского Университета имени Шахида Бехешти Хамидреза Азизи, до сих пор Иран не увидел каких-либо реальных действий ЕС по созданию независимых каналов экономического взаимодействия с Ираном — «поддержка была по большей части на политическом уровне». «Когда американцы предлагают такой выбор: или вы работаете в США и, соответственно, на мировом рынке, или только в Иране, то выбор очевиден,— добавил в разговоре с “Ъ” старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин.— Но иранцы теперь делают упор на европейские малые и средние предприятия, многие из которых готовы сотрудничать с ними. Уследить за всеми американцы не смогут, особенно если расчеты будут вестись в евро». Собеседник “Ъ” напомнил, что подобная схема (введение в действие европейского блокирующего регламента) сработала в 1996 году для защиты интересов европейских компаний на Кубе, также находящейся под американскими санкциями.

Многое зависит от того, насколько сильное давление Вашингтон будет оказывать на европейцев. В пятницу, например, министр финансов США Стивен Мнучин заявил: Вашингтон будет принимать «агрессивные меры» против любого механизма ЕС для торговых расчетов с Ираном. Какими именно будут эти меры, он, впрочем, пояснять не стал.

Россия также тщательно взвешивает возможные риски. При этом на фоне новых санкций соглашение России и Ирана о торговле нефтью, заключенное еще в 2014 году, может получить новую жизнь. Суть договоренности заключалась в том, что трейдер Минэнерго «Промсырьеимпорт» будет покупать до 5 млн тонн иранской нефти в год, а выручка, которую получит Иран от продажи этой нефти, будет направлена на закупку российских промышленных товаров. Снятие санкций с Ирана в январе 2015 года сделало подобное сотрудничество неактуальным (не состоялось ни одной танкерной отгрузки). Глава Минэнерго Александр Новак 2 ноября заявил в интервью газете Financial Times, что эта программа предоставляет Ирану «гарантированный ресурс для оплаты, а это позволяет расширить объемы торговли».

Собеседники “Ъ” на нефтяном рынке предвидят многочисленные трудности такого сотрудничества, связанные с организацией оплаты за нефть в рублях (либо еще более сложных товарных взаимозачетов), фрахтом, страхованием танкеров и другими аспектами. Тем не менее власти РФ уже дали сигнал о готовности работать с Ираном через «Промсырьеимпорт» — трейдер купил представительство «Зарубежнефти» в Иране и нанял себе весь его персонал, чтобы работать над увеличением добычи на двух месторождениях в стране. Сама «Зарубежнефть», чтобы не попасть под санкции, из Ирана ушла.

«Последствия новых санкций будут не столь серьезными, как раньше, когда ограничительные меры вводили не только США, но и Совбез ООН,— подвел итог в разговоре с “Ъ” Хамидреза Азизи.— Эффект от последних действий Вашингтона будет иметь место в большей степени в связи с тем, что США сейчас используют методы гибридной войны — то есть не просто вводят санкции, но и усиливают политическое и медийное давление. А это вызывает в обществе определенное беспокойство». А Владимир Сажин предупредил: «Иран ждут сложные месяцы и годы. При этом и иранцы, и европейцы ждут президентских выборов в США в 2020 году. Сейчас мы будем наблюдать процесс затягивания всех действий и реакции на эти действия как с одной, так и другой стороны. Все хотят знать, будет ли Трамп президентом еще четыре года,— потому что в случае его поражения измениться может очень многое».

Павел Тарасенко, Юрий Барсуков

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...