«Получить информацию можно через сайт ''Госуслуги''»

Ирина Маркуз, Москва

История поиска информации о репрессированном родственнике Александре Маркузе в моем случае началась с увлечения генеалогией. Поэтому не было проблем со сбором информации о родственных связях, хотя, вероятно, это самый сильный барьер для желающих получить информацию о репрессированном родственнике. Но следственное дело о репрессии — один из источников для генеалогии, поскольку там представлен состав семьи, указано образование, политические взгляды, служба в армии и другая информация о жизни человека. Например, благодаря этому документу я смогла уточнить полк латышских красных стрелков, в котором служил мой предок. Это привело меня в дальнейшем в военный архив РГВИА для более глубокой проработки. Также выяснилось, что на момент смерти репрессированного в 1938 году его отца уже не было в живых, но была жива его мать. Информация о составе семьи Александра Маркуза на тот момент у меня уже была из посемейного списка из архива, она совпала с информацией из дела о репрессии.

Красные латышские стрелки на праздновании 1 мая в Риге, 1917 год

Фото: latvjustrelnieki.lv

Изначально я узнала, что получить информацию о репрессированном родственнике можно через сайт «Госуслуги». Это было в ноябре 2017 года. Я заполнила форму на «Госуслугах» и отослала. Примерно через месяц — это стандартный срок рассмотрения — на электронную почту мне пришла «отбивка», что запрос исполнен, материалы направлены по почте. Но ничего не пришло, поэтому я отправила повторный запрос. На этот раз ответ пришел, но это была формальная отписка из Центрального архива МВД России о том, что информации не найдено. Это был уже март 2018 года. В это время в СМИ я увидела информацию, что в Музее истории ГУЛАГа открылся центр документации, который помогает с поисками. Я отправила туда полученный ответ и ссылку на сайт «Открытый список», где собрана информация о репрессированных с указанием номера архивного дела и места его хранения. Сотрудники центра документации помогли составить мне письмо в ФСБ, так как оказалось, что дела по политическим репрессиям хранятся там. Ответ на этот запрос пришел достаточно быстро. Мне прислали материалы. Вообще, если понимать, как правильно составить запрос и на какой адрес его отправить, то дальше все очень четко.

Когда я получила протоколы допросов Александра Маркуза, стало понятно, что его репрессировали, по сути, ни за что, по национальному признаку, в рамках коллективного дела восьми человек. Это открывает глаза на масштаб и суть репрессий.

К сожалению, так и не удалось установить информацию о заключении и обстоятельствах гибели: в полученном деле этого нет. Центр документации помог написать дополнительный запрос в ГИАЦ МВД, но пока тоже пришел отрицательный ответ. Поиск захоронений репрессированных — это отдельная тема, так как во многих делах отсутствует информация о расстреле или этапировании в лагеря.

Это не единственный мой репрессированный родственник, есть и еще — по другой линии, менее изученной. Сейчас собираю документы, подтверждающие родство, но достаточно сложно найти документы о бракосочетании, особенно если нет точного понимания, 1918-й это или, допустим, 1928 год. В случае если документы в архивах найти не удается, есть возможность признать брак через суд. Сейчас пока пытаюсь найти документы через Госархив, если не удастся, возможно, рассмотрю второй вариант.

Поиск по хлебным крошкам

“Ъ” рассказывает, как получить информацию о репрессированных родственниках

Читать далее

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...