Сам себе течение

Клод Моне в Альбертине

В венской Альбертине открылась большая ретроспектива Клода Моне «Мир в течении». Можно ли плыть против течения, изображая движение со всеми, разбирался Алексей Мокроусов.

Фото: Musee Marmottan, Paris

В компании импрессионистов Клод Моне (1840–1926) выглядит едва ли не самым благополучным: бедствовал, но без крайностей, жил долго, дождался признания, судьба уберегла от частых в богемной среде болезней, даже уха отрезать не пришлось, спасла психическая стабильность. Если вдруг исчезнут все его полотна, истории Моне не забыть — в 1872-м он заканчивает картину «Впечатление. Восход солнца», два года спустя ее покажут на коллективной выставке в ателье фотографа Надара, и тогда-то фельетонист сатирической газеты «Шаривари» Луи-Жозеф Леруа припечатает выставлявшихся хлестким словцом «импрессионизм» (impression — «впечатление»).

В Альбертине обошлись без «Впечатления» — парижский музей Мармоттан-Моне не решился ее дать. Тем не менее парижане стали крупнейшим соавтором венской выставки: из 100 картин 40 предоставил как раз Мармоттан. Среди участников — собрания Америки и Швейцарии, Англии и Германии. Хрестоматийные циклы «Руанский собор» и «Виды Темзы» представлены выборочно, зато есть множество редкостей — расщедрились коллекционеры, а Национальный музей западного искусства в Токио привез мало кем виденных вживую «Девушек в лодке» (1887), настолько характерных для зрелого Моне, что их сделали «лицом выставки», разместив на обложке каталога и заполонивших Вену плакатах — вместе с ретроспективой Брейгеля в Музее истории искусств Моне стал хитом осени.

Представлен в Альбертине и ГМИИ имени Пушкина — «Бульвар Капуцинок» (1873) смотрится поворотной точкой в развитии художника, рядом с этим гимном фланерам — написанная шестью годами ранее «Набережная Лувра» (сейчас в городском Музее Гааги), тоже гимн, но не импрессиониста, а реалиста, с тщательно выписанными деталями. Есть и «Стога» (Моне без конца рисовал сено), восхитившие еще в конце XIX века Кандинского: художник видел картину в Москве, она стала таким же событием, как премьера вагнеровского «Лоэнгрина» в Большом театре и новость из мира физики: атомы делятся! В одном ряду с переворачивающими мышление фактами оказалось полотно про будни сельского хозяйства. Моне изменил оптику, представление о возможностях человеческого зрения, и Кандинский почувствовал это острее других. Газеты же долго издевались над Моне, читать ехидные статьи его популярных современников стыдно: глупость смешана здесь с высокомерием, отсутствие интуиции — с невежеством.

Интерес к городам постепенно вытеснялся у Моне интересом к природе — сперва парижских пригородов, затем норвежских ландшафтов и побережья Нормандии. В 1883 году на побережье Этрета Моне начинает заочный диалог-соревнование со своим другом, умершим в швейцарском изгнании Гюставом Курбе. Его «Волны» купило правительство для Люксембургского музея, а большая ретроспектива в 1882-м принесла ему посмертное признание — кто не мечтал о подобном? За два года Моне создал более 70 работ с прибрежными скалами, обеспечив Этрета статус туристической Мекки. Не меньший интерес вызывает сад в Живерни, который живописец подарил Франции,— его бывшую резиденцию посещают 600 тыс. человек в год, созданные там «Водяные лилии» есть в экспозиции.

Выставка верна хронологии, простое решение работает — одновременно с эволюцией Моне как художника меняется его личная жизнь. Первый брак не был счастливым: Моне женился на модели Камиль, когда та забеременела. Семья Клода ее не приняла, несчастная на собственной судьбе испытала болезненный переход из статуса любимой модели в статус нелюбимой жены. Моне с ней почти не жил, вел, несмотря на долги, широкий образ жизни, заказывая дорогие сорочки и бочки хорошего вина (кстати, и разбогатев, продолжал просить деньги у друзей). Тем не менее образ жены увековечен в шедеврах — «Мадам Моне в красном платке» привезли из Кливленда. После разорения мецената Эрнеста Ошеде Моне вынужден уехать в более дешевый и более удаленный от Парижа городок Ветёй. Вместе с его семьей переезжает и жена Ошеде Алиса. После смерти Камиль Моне соединяет с ней судьбу, вместе они воспитывают детей. Официально они поженились годы спустя, после смерти Эрнеста Ошеде.

Неожиданные для многих детали биографии рассказывают стенды в залах — переезды как зеркало отражают историю личной жизни. Последнее пристанище оказалось счастливым: Моне не просто превратил Живерни в место вечного праздника, он рисовал там нечто немыслимое, что можно отнести к опытам абстрактного; эти работы завершают выставку в Альбертине. На всякий случай автор не стал показывать их при жизни, то ли опасаясь новых оскорблений, то ли понимая: завещание должно быть таким, чтоб изумились все. Расчет оправдался.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...