Коротко


Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Вымогательству не хватает суммы доказательств

Прошли прения по делу офицеров МВД Чечни

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Как стало известно “Ъ”, гособвинение запросило семилетние сроки заключения для двух офицеров МВД Чечни — полковника Саида Ахмаева и старшего лейтенанта Лечи Болатбаева, вымогавших, по версии следствия, 45 млн руб. у столичного коммерсанта. При этом защита утверждает, что все обвинения против полицейских были построены только на показаниях потерпевшего, который инициировал возбуждение уголовного дела о вымогательстве, чтобы избавиться одновременно и от своего партнера по бизнесу, которого много лет обманывал, и от его защитников.


Выступая в прениях в Замоскворецком райсуде, представитель Моспрокуратуры заявила, что считает факт особо крупного вымогательства (п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ) у совладельца АО «Сетевое корпоративное агентство» Константина Жукова доказанным, и попросила приговорить к реальным срокам заключения пятерых подсудимых по этому делу. Постоянно живущим в Москве и осуществляющим охрану высших должностных лиц Чечни, приезжающих в столицу, сотрудникам МВД республики полковнику Саиду Ахмаеву и старшему лейтенанту Лечи Болатбаеву прокурор запросила по семь лет три месяца заключения, уроженцы Ингушетии братья Мовлад и Ахмед Булгучевы, считает она, должны отсидеть по семь лет, а бывший партнер потерпевшего по бизнесу Евгений Катков — семь лет шесть месяцев.

По версии следствия, в июне 2016 года четверо кавказцев под руководством господина Каткова попытались вынудить господина Жукова вернуть якобы украденные им у партнера за шесть лет совместного бизнеса деньги. Счет был выставлен, что называется, с лихвой. От коммерсанта потребовали выплатить 45 млн руб. Евгению Каткову, а его помощникам передать из этой суммы 5 млн руб. и автомобиль Bentley за оказанные «услуги» по урегулированию ситуации. В противном случае господину Жукову якобы пообещали возбудить против него уголовное дело в Чечне за финансирование терроризма, «вкрутить в голову шурупы» и «прислать по почте отрезанные пальцы детей».

Потерпевший обратился с заявлением в полицию и продолжил контакты с предполагаемыми вымогателями уже под скрытую аудиозапись. В конце лета 2016 года всех пятерых обидчиков Константина Жукова столичные полицейские задержали и добились их ареста в рамках возбужденного ГСУ ГУ МВД по Москве уголовного дела о вымогательстве.

Однако уже в Замоскворецком суде, начавшем рассматривать уголовное дело по существу, выяснилось, что собранные следствием доказательства не позволяют сделать однозначных выводов о причастности обвиняемых к инкриминируемому преступлению. Например, было установлено, что за силовой поддержкой к фигурантам дела первым обратился не обвиняемый Катков, а сам потерпевший Жуков. Именно он привлек на свою сторону Мовлада Булгучева, с которым вместе работал и дружил более десяти лет. Только увидев, что к разбирательству подключились авторитетные ингуши Булгучевы, Евгений Катков решил «уравнять шансы» и обратился за помощью к своему соседу по лестничной площадке, чеченскому полицейскому Лечи Болатбаеву и его дальнему родственнику Саиду Ахмаеву.

Таким образом, участники предполагаемой преступной группы познакомились между собой только на встрече, произошедшей 29 июня 2016 года в ресторане «Воронеж». Там, обсудив ситуацию, они пришли к совместному выводу о том, что господин Жуков действительно должен компенсировать господину Каткову его финансовые потери, и поехали в «Президент-отель» на Якиманке, чтобы обсудить условия реструктуризации долга.

Там, по версии следствия, посредники и перегнули палку со своими требованиями, серьезно напугав должника. Однако полицейский диктофон скрытого ношения, на который, предположительно, записались угрозы про отрезанные пальцы и шурупы в голове, из материалов дела странным образом исчез. Господин Жуков заявил, что, возвращаясь со встречи, он наступил в лужу и таким образом замочил устройство. Флешка памяти диктофона в итоге была признана непригодной к расшифровке, а экспертиза остальных сделанных потерпевшим в рамках оперативного эксперимента аудиозаписей не обнаружила в них «признаков вербальной агрессии» со стороны «решальщиков». Сохранившиеся же аудиозаписи, по мнению участников процесса, никак не тянут на организованный «наезд», а скорее напоминают обычный ресторанный треп в мужской компании, в котором собеседники постоянно отвлекаются на бытовые темы, обильно перемежая свою речь матерными выражениями.

Под сомнением оказалось и, предположительно, оказанное на потерпевшего физическое воздействие. Сам господин Жуков утверждал, что, подтверждая серьезность своих намерений, признанный в Чечне мастер боевых единоборств Болатбаев нанес ему болезненный удар ногой в коленную чашечку. При этом защитники задали потерпевшему обоснованный вопрос: почему дистанционно контролировавшие встречу оперативники ГУ МВД не зафиксировали полученную травму в медучреждении? Предположительно, нанесенный заявителю удар в итоге так и остался подтвержденным в деле только его словами и неизвестного происхождения хлопком на аудиозаписи.

Наконец, серьезные расхождения обнаружились и в размере требований предполагаемых вымогателей. По версии господина Жукова, обсуждавший с ним финансовые детали погашения долга Саид Ахмаев еще и «кинул» потерпевшего, заставив его написать вместо одной целых три расписки на 45 млн руб. каждая. Первая расписка якобы не понравилась «решальщику» из-за отсутствия на ней паспортных данных автора, и полковник Ахмаев с негодованием порвал ее. Вторая тоже пошла под каким-то предлогом в мусорную корзину, и только с третьего раза потерпевшему, по его словам, удалось удовлетворить требования офицера. На самом же деле полковник, как заявил Константин Жуков, ловко доставал из кармана и рвал на части заранее приготовленные им бумажки с рукописным текстом, а все три расписки при этом оставил себе, рассчитывая получить таким образом не 45, а 135 млн руб. Однако доказать свое предположение потерпевший опять же не смог — в материалах уголовного дела оказалась только одна расписка. Интересно, что она была изъята не у Саида Ахмаева при обыске, а предоставлена следствию потерпевшим Жуковым. При этом паспортные данные автора в расписке отсутствовали.

Стоит отметить, что 45 млн руб.— именно та сумма, на которой рассорившимся партнерам, по мнению защиты, следовало бы сойтись при дележе своего бизнеса. По мнению одного из свидетелей, выступившего на заседании суда в качестве специалиста по оценке бизнеса, партнеры на момент разбирательства совместно и в равных долях владели АО «Сетевое корпоративное агентство» стоимостью 40 млн руб., журналом «Аэроэкспресс» стоимостью 60 млн руб. и ООО «СТДжи Медиа» стоимостью 15 млн руб. Половина цены активов, таким образом, уже превышала затребованную сумму, а кроме того, как утверждает Евгений Катков, за шесть лет совместного с потерпевшим бизнеса он, как равноправный владелец, планировал получать еще и дивиденды, которых так и не увидел. По мнению подсудимого, всю прибыль господин Жуков, занимавший во всех их проектах должность гендиректора, направлял на счета аффилированных с ним фирм и таким образом присваивал.

Отметим, что противоречивость представленных в суд доказательств, видимо, произвела впечатление на его участников. Во всяком случае, три недели назад стало известно, что сроки содержания под стражей обвиняемых в очередной раз истекли, однако прокуратура не стала обращаться в суд за продлением арестов. Таким образом, можно предположить, что, несмотря на суровость затребованного гособвинителем наказания для предполагаемых вымогателей, реальных сроков им все же удастся избежать.

Сергей Машкин


Комментарии
Профиль пользователя