Коротко


Подробно

2

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

Банки держат дистанцию

Кредитные организации активно развивают дистанционные сервисы для бизнеса

Коммерсантъ (Ростов) от

На развитие южного рынка дистанционного банковского обслуживания юрлиц влияет несколько факторов. В сложившейся экономической ситуации банкам важно сохранить постоянных и привлечь новых клиентов, оптимизируя при этом свои затраты. ДБО в этом отношении — один из наиболее эффективных инструментов. Кроме того, активно растущий на Юге — и качественно, и количественно — малый и средний бизнес готов совершенствовать технологии ведения бизнеса, и ДБО — важная составляющая этого процесса.


Спрос стремится к 100%

Традиционно дистанционное банковское обслуживание юрлиц развивалось медленнее, чем онлайн-сервисы в банковской рознице. Формально ДБО юрлиц декларировали практически все участники рынка, но на практике все ограничивалось системой «банк — клиент», к которой иногда добавляли услуги онлайн-банка. Ряд функций, в которых нуждался бизнес, отсутствовал.

Сегодня в развитии «дистанционных отношений» заинтересованы и банки, и бизнес. По оценкам участников рынка, если еще в 2016 году в Ростовской области и Краснодарском крае сервисы ДБО в полном объеме использовали всего 65% представителей бизнеса, то в текущем году их востребованность приближается к 100%.

«Абсолютно все клиенты крупного бизнеса используют ДБО постоянно. Что касается малого и среднего бизнеса, таковых более 90%,— рассказывает управляющий филиалом «Южный» банка «Открытие» Игорь Нестеров.— Последний (МСБ.— Прим. авт.) проявляет повышенный интерес к нефинансовым сервисам и все чаще высказывает потребность в бухгалтерском и налоговом учете, аналитике, юридическом сопровождении сделок».

Лариса Чураева, региональный директор операционного офиса «Ростовский» Промсвязьбанка добавляет, что практически все клиенты-юрлица уже проводят расчеты с контрагентами в интернет- или мобильном банке.

По данным Сбербанка, на юге России ДБО очень популярна среди бизнесменов. «86% корпоративных клиентов Сбербанка в Ростовской области пользуются этой услугой. Наибольшее распространение услуга получила среди крупного и среднего бизнеса (93% клиентов), а также малого и микробизнеса (86%)»,— отмечает директор управления продаж малого бизнеса Юго-Западного банка ПАО «Сбербанк» Светлана Кулиниченко.

По наблюдениям Алексея Ясакова, директора центра цифровых решений для корпоративного и инвестиционного бизнеса Росбанка, востребованность ДБО у юрлиц-клиентов банка в регионе не зависит от сегмента. «На Юге дистанционными сервисами сегодня пользуются более 80% клиентов-юридических лиц»,— констатирует эксперт.

Важно расширять ассортимент

В сложившихся экономических условиях, когда топ-10 банков обслуживают до 90% так называемых «хороших» клиентов (с положительной кредитной и налоговой историей, стабильным прибыльным бизнесом и пр.— Прим. авт.), для привлечения новых качественных клиентов нужно интересное конкурентоспособное предложение. Один из инструментов повышения конкурентоспособности — ассортимент и качество ДБО.

Как отмечают представители банковской сферы, чтобы дистанционные продукты в корпоративном сегменте были оценены потребителем, они должны создаваться для людей, а не для условной усредненной компании. ДБО для юрлиц так же, как и в рознице, строится вокруг пользовательского опыта. И банки видят свою задачу в том, чтобы делать этот опыт проще, удобнее, функциональнее. Очень важным игроки рынка считают еще один момент: банк должен стремиться сделать доступными дистанционно все услуги, которыми пользуется предприятие-клиент.

«Сегодня практически все услуги, предоставляемые юридическим лицам в Росбанке, реализованы через дистанционное обслуживание: платежи, выписки, валютный контроль, кредиты, депозиты, зарплатные решения и многое другое»,— поясняет Алексей Ясаков. Эксперт уверен, что для современного, желающего конкурировать на развитом рынке банка важно предоставлять клиентам возможность работать удаленно через современный и удобный интерфейс, поддерживать большое разнообразие структурированных форматов услуг, различные опции шифрования загружаемых файлов и т. д.

Директор Ростовской дирекции по развитию бизнеса филиала «Южный» АО «Газпромбанк» Михаил Лебедев добавляет, что одна из перспективных и способствующих повышению лояльности бизнеса дистанционных банковских услуг — казначейские операции. «Порядка 60–70% клиентов филиала — резидентов РФ работают с банком в информационно-торговой системе „ГПБ-Дилинг“, позволяющей проводить их,— приводит пример эксперт.

Растущий спрос требует активного развития, констатируют представители банков. В этих условиях за короткий срок система ДБО для юрлиц претерпела существенные изменения. «Если сравнивать ситуацию в этом сегменте с тем, что было пять лет назад, то ДБО для юридических лиц по уровню предоставляемых услуг сейчас идет вровень с аналогичными решениями для физлиц, которые долгое время значительно опережали в развитии клиентские системы для бизнеса»,— подчеркивает Игорь Нестеров.

По мнению Ларисы Чураевой, банковская система, совершенствуя и расширяя ассортимент ДБО, идет к тому, чтобы инновационные решения экономили время и ресурсы предпринимателей. Это будет способствовать росту их бизнеса, а значит, усилению их взаимодействия с банками. Сегодня банки вкладывают очень много средств в развитие дистанционных каналов»,— резюмирует она.

Безопасность — общая забота

Эксперты говорят о переводе финансовых операций в онлайн как о компромиссе между удобством и безопасностью. Массовость распространения ДБО стала привлекать к этой сфере большое количество мошенников. Согласно анализу «Лаборатории Касперского», в 2017 году каждая третья российская компания (36%) хотя бы раз подверглась DDoS-атаке. В 2016 году их было всего 17%.

«Сегодня нельзя не отметить рост мошеннических действий при использовании систем ДБО,— признает Михаил Лебедев.— Банк, со своей стороны, использует многоступенчатую систему современной криптозащиты».

Алексей Ясаков подчеркивает, что опасность мошенничества в каналах ДБО беспокоит и клиентов, и банки, и законодателя. ЦБ РФ разработал поправки к федеральному закону №161 «О национальной платежной системе». Та их часть, которая касается конфиденциальности, вступила в силу с 1 июля текущего года, а с 1 июля 2019 года начнут действовать поправки об обязательном разделении контуров подготовки и подтверждения платежных поручений, в том числе и в ДБО. По мнению участников рынка и независимых аналитиков, эти поправки будут определять развитие ДБО с точки зрения его безопасности в ближайшем будущем.

«Законодательство закрепляет требования к организации безопасного трафика, использованию электронной подписи под документами, предписание использовать строго определенные криптографические алгоритмы (для шифрования текста.— Прим. авт.), обязанность анализировать и контролировать безопасность платежей клиентов и многое другое,— поясняет господин Ясаков.— Например, у нас есть решения для работы в ДБО с зашифрованными документами, разнообразные вариации настройки работы в интерфейсе системы „клиент — банк“, возможность установить дополнительный контроль по требованию клиентов».

При этом эксперты уверены, что обеспечение безопасности средств — задача не только для банков, но и для самих клиентов. По мнению первого вице-президента «Опоры России» Павла Сигала, большую роль в этом процессе играет повышение финансовой грамотности, участие банков в просвещении своих клиентов. «От мошенников не застрахован никто, при этом банки предупреждают людей о том, что нужно пользоваться доступными им средствами безопасности, что есть возможность страховать свои счета и операции»,— уточняет Павел Сигал.

Игорь Нестеров отмечает, что в зоне ответственности банка — комплексное обеспечение безопасности системы, включающее в себя надежность схемы аутентификации и авторизации транзакций, информирование клиентов об операциях в системе ДБО, оперативное реагирование на сообщения клиентов о возможном несанкционированном доступе в систему ДБО. «Клиент должен обеспечивать базовые нормы безопасности на своем рабочем месте для работы с системой ДБО»,— считает он.

Михаил Лебедев подчеркивает, что нивелировать риск компрометации ключей, а также исключить несанкционированный доступ к устройству и информации компании позволит соблюдение простых основополагающих правил: использовать современные средства антивирусной защиты, хранить ключи электронной подписи на отдельном съемном носителе в сейфе и не предоставлять пароли посторонним лицам.

Ниши для роста есть

Несмотря на то что ДБО юрлиц по качеству и количеству услуг уже соизмеримо с уровнем дистанционных сервисов розничного сектора, потенциал для развития и роста еще есть, уверены представители банков. Игорь Нестеров считает, что развитие технологий будет проходить в нескольких магистральных направлениях: «Во-первых, это унификация платформ. В перспективе полутора-двух лет мы должны прийти к единой платформе для клиентов малого и среднего бизнеса на базе „Бизнес-портала“. Сейчас в банке ДБО для малого и среднего бизнеса дифференцировано. Также в приоритете автоматизация и оптимизация процессов открытия счета и обслуживания клиентов. Услуга открытия счета должна оказываться удаленно, без необходимости визита клиента в офис; в части обслуживания — ДБО должен стать единым и основным каналом для управления всем сделками клиента с банком и подключения новых продуктов. До конца года мы планируем значительно усилить функционал для клиентов, занимающихся ВЭД: появятся валютные переводы, обмен валюты по курсу банка и индивидуальному курсу, оформление документов валютного контроля, заявка на кредит, отображение информации по кредитам и многое другое. Помимо развития ДБО, планируется расширить выездной канал открытия счета, чтобы убрать необходимость визита в банк для клиентов».

Алексей Ясаков прогнозирует, что банки продолжат переход на максимально дистанционное обслуживание юрлиц. «Появятся новые сервисы, связанные как с услугами банка, так и с дополнительными — небанковскими. Последние не относятся непосредственно к банковской деятельности, но могут быть полезными юридическим лицам. Таким сервисом, к примеру, является проверка благонадежности контрагентов. Будет увеличиваться количество альтернативных каналов: „клиент — банк“, мобильное приложение, прямая интеграция (host-to-host), интеграция через универсальные платформы сторонних провайдеров. При этом возрастет роль каналов прямой интеграции, которые позволяют клиентам работать в интерфейсе корпоративной программы с разными банками. Все большую роль станет играть обеспечение безопасности в удаленных каналах обслуживания и контроль регулятора за ее обеспечением»,— заключает господин Ясаков.

Галина Шувалова


Материалы по теме:

Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение