Коротко


Подробно

4

Фото: Christian Valverde / mediearkiv.forsvaret.no

Холодные расчеты

В Арктике прошли беспрецедентно масштабные маневры НАТО. Дмитрий Сабов — из Тронхейма

Журнал "Огонёк" от , стр. 20

Самые большие после холодной войны маневры НАТО по обузданию неопознанного «агрессора с Севера» завершились в Норвегии. По причуде календаря они совпали с большими историческими маневрами — к вековому юбилею окончания Первой мировой в Париже пытались извести раскол Европы на победителей и побежденных. «Огонек» пригляделся к обоим фронтам


Замерзшие на лету струи водопадов; узоры инея по бортам бронеробота, на автопилоте охраняющего экспериментальную базу НАТО; и чай, который перед тем, как остыть в пластиковом стакане, не успевает согреть пальцы,— что ни говори, но даже холод в Норвегии и тот не родной. Вроде, все те же –2 — +1, а пробирает до костей, будто и климат спешит показать себя на маневрах во всеоружии…

Это, думаю, сжатый конспект ощущений полутора сотен журналистов разных стран и народов, приглашенных в последние дни октября устроителями на маневры Trident Juncture (TJ) 2018 главным образом из Европы, но также из США и даже, кажется, из Китая. То, что нам хотят показать здесь, в Норвегии, переводится на скорую руку как «Единый Трезубец», но, кажется, это несправедливо. В названии (как и в приглашении прессы в холодные фьорды) сквозит стратегический замысел. А после пресс-конференции, которую генсек НАТО Йенс Столтенберг и министр обороны Норвегии Франк Бакке-Йенсен на правах хозяев провели в свитерах и походных ботинках, начинает казаться, что таких замыслов — громадье. И первый из них — показать, как много может сегодня НАТО.

Бригадный подряд


Командир взвода морпехов Льюис Пенише вместе с экипажем танка М1 «Абрамс» готовится к захвату аэродрома в рамках учений в Норвегии

Фото: AFP

Начать с того, что «Трезубец» сегодня подразумевает военные действия не только на трех театрах военных действий (на земле, в воздухе и на море), но еще в космосе и киберпространстве. Ну и какой он после этого, скажите, «Трезубец»? Впору говорить о «Четырех-», а то и о «Пятизубце».

Кроме того. Смысл не столько в статичном единстве, сколько в умении внезапно его достичь — в «сочленении» родов войск: с этой целью над военной махиной и поставлен один командующий. Попросту говоря, в нужный момент всем «зубцам» надлежит соединиться в одно разящее целое, дабы нанести искомый удар. Отрабатывается задача «30/30/30», подчеркнул на пресс-конференции перед началом маневров командующий учениями четырехзвездный адмирал Джеймс Фогго-третий (он же командующий ВМС США в Европе и ОВС НАТО в Неаполе, а до того — командующий Шестым флотом США). Расшифровка прилагается: это означает, что переброску и сосредоточение в районе военного конфликта группировки из 30 батальонных групп сухопутных войск, 30 кораблей ВМС и 30 эскадрилий боевой авиации надлежит осуществить за 30 дней.

Так к 25 октября у полярного круга оказалось 50 тысяч военнослужащих из всех 29 стран альянса (плюс от союзных Швеции с Финляндией), 10 тысяч единиц тяжелой техники, 70 кораблей, 250 самолетов и вертолетов. Дальше — две недели, до 7 ноября, на отработку активных боевых действий в Центральной и Восточной Норвегии, в Северной Атлантике, в датских проливах на Балтике, в воздушном пространстве Швеции и Финляндии. Вишенка на торте — ударная группа ВМС США во главе с атомным авианосцем «Гарри Трумэн»: корабль такого класса с двумя атомными реакторами, 5 тысячами человек, а также сотней самолетов и вертолетов на борту, впервые заходит в полярные широты со времен той холодной войны, что кончилась в 1990-е.

Ну и еще новость, к которой, похоже, предстоит привыкать. Это большой дебют Бундесвера, делегировавшего на маневры 8 тысяч солдат и сотню тяжелых танков: ни в Европе, ни где-либо еще в мире после Второй мировой немцы столько не выставляли. Военные эксперты считают это плодом усилий президента Трампа, который принципиально настаивал на том, чтобы немецкие союзники брали на себя больше инициативы и, конечно, расходов по НАТО.

Норвежский генерал Руне Якобсен заверил: хозяева гостям из Германии рады. Ведь помимо прочих специалистов немцы выставили «очень крепкую бригаду» (речь о частях сверхбыстрого развертывания), что особо ценно для наземных маневров, а они строятся по бригадному признаку. Тоже, к слову, новинка: бригадная основа (от 2 до 4 тысяч личного состава) — новый масштаб, с которым НАТО подходит к своим учениям. Батальонные (800–1000 человек) учения — это в прошлом.

Война учений


Генсек НАТО рад приветствовать немецких солдат на норвежской земле

Фото: AFP

И против кого же, вы думаете, это все? По легенде маневров, на Норвегию напала вымышленная северная держава «Муринус» (намек, надо думать, на латинское название паука-птицееда — Pterinochilus murinus, отличающегося скверным характером). Роль агрессоров разыгрывают норвежская, канадская и шведская бригады, а также вездесущие американские морпехи. Им противостоят все остальные во главе с теми самыми силами сверхбыстрого развертывания, в составе которых немцы, голландцы, норвежцы (формирование называется «Сила копья», для него TJ 2018, считай, выпускной экзамен). И тех, и других поддерживает авиация и ВМС.

Воевали, насколько можно судить по показательным выступлениям для прессы и VIP-гостей 30 октября, сильно, но аккуратно. Это значит, что взрывпакеты не повредили ни полей, ни лугов. Самолеты и амфибии элегантно вписали свои десанты в красивый ландшафт незамерзающего Тронсхейм-фьорда. А появившаяся под финал бронетехника, не задев бело-красных домиков прибрежного поселка Бюнесет, довершила разгром противника, после чего грозно помахала орудиями VIP-зрителям на трибуне.

Начались комментарии. На вопрос «Огонька», что реально нового в этих учениях и не рассматривает ли НАТО теперь Арктику как театр военных действий, генсек Столтенберг с ходу признал: да, «главная новость — масштаб, а также то, что НАТО перевезло очень серьезные грузы на большие дистанции». И хотя в учениях «Запад 2017» и «Восток 2018», по данным российской стороны, войск было еще больше, он уверен, что «каждая страна имеет право проверять боеготовность своих вооруженных сил на маневрах». Важно только предоставлять возможность наблюдать за ними по условиям ОБСЕ, чего Россия (в отличие от НАТО) не делает, подчеркнул Столтенберг.

— Что касается Арктики,— продолжил генсек,— НАТО против ее милитаризации, но так как половина Норвегии — за полярным кругом, то это зона ответственности НАТО. И если Россия занялась серьезным военным строительством в Арктике, я хочу, чтобы НАТО защищало Норвегию.

Если абстрагироваться от сценария (того, что гласит, будто все зло от вымышленной державы с Севера), ремарки генсека многое объясняют. Очевидно, что НАТО перешло к маневрам другого масштаба, причем их главное наполнение на этом этапе — обеспечение быстрой переброски американских войск через Атлантику и через всю Европу. То же, причем по-военному даже ярче, сформулировал и командующий TJ 2018 адмирал Джеймс Фогго-третий: «Логистика для нас — это еще один театр военных действий, который я бы назвал шестым» (помните — вслед за наземным, воздушным, морским, космическим и киберпространством?). Итак, видимо, первый вывод: в приоритете альянса — отработка трансатлантической и трансъевропейской мобильности в соответствии с лучшими канонами первой холодной войны. Правда, стоит оговориться: поставить задачу не значит ее решить.

Второе — Арктика. В ту холодную войну военные до нее не добрались. Нынче иное дело — развитие технологий и изменение климата делают регион лакомым куском, который стал нужен всем.

Не имеющая территорий за полярным кругом Великобритания спешно формирует «оборонную арктическую стратегию» и шлет в Норвегию спецназ. НАТО берет под контроль коммуникации в Северной Атлантике. Норвегия, которая в первую холодную войну старалась не размещать близ границ СССР военных объектов, считает эту предосторожность отныне избыточной: американские специалисты достраивают РЛС в заполярной провинции Финнмарк для отслеживания пусков российских ракет и ВКС.

Россия, конечно, вряд ли смолчит, просто потому, что у нее серьезные виды на регион. Если кто забыл, в конце сентября первое датское судно прошло через российскую Арктику, показав ЕС возможность коммерческого транзита по Севморпути (см. «Огонек», № 33, 2018 год). Китай опубликовал свою арктическую стратегию, заявив о намерении сотрудничать с Москвой в создании «Полярного Шелкового пути». Маневры в Арктике и базы в Норвегии мешают этим планам, но Москва от них вряд ли откажется. Военные эксперты предсказывают: именно активность НАТО вынудит Россию чаще проводить маневры с Китаем.

Третье, наконец. Как ехидно заметила немецкая газета Die Welt по поводу нынешних маневров в Норвегии, «насколько тесно взаимодействуют солдаты в ходе учений, настолько разнятся мнения относительно России в самом НАТО». Четкой и единой стратегии нет — вместо нее атлантическая дисциплина. А в то, что Москва разрабатывает план масштабного военного нападения, не верит никто, кроме Польши и стран Балтии. «Многие военные эксперты, причем в самом НАТО,— пишет Die Welt,— считают куда более вероятной "гибридную войну", при которой в ход пойдут кибероружие, дезинформация и отправка в нужную точку так называемых зеленых человечков. И что означает в этом случае весь этот "цирк" в Норвегии с участием 50 тысяч солдат и 10 тысяч единиц техники?»

Нет надежды, что мы получим в обозримом будущем ответы по всем этим позициям. Но впереди финальная часть норвежских учений — командно-штабная. Если, как часто говорит генсек Столтенберг, базой для отношений с Россией является «критический диалог», который тем важнее, чем сложней отношения, то, вероятно, самое время в этой аналитической части обратить диалог к тому, кого критикуешь, а критику — поделить пополам.

Вагончик тронется?


Атомный авианосец «Гарри Трумэн» у полярного круга — гвоздь программы Trident Juncture 2018

Фото: AFP

По причуде европейского календаря осенние маневры НАТО в Норвегии и громкое заявление президента Трампа о намерении выйти из Договора по ракетам средней и меньшей дальности (РСМД) практически совпали с вековой годовщиной окончания Первой мировой войны, которую в минувшие выходные отмечали во Франции. История все компактно уместила в один уикенд: 7 ноября — финал самых крупных после холодной войны маневров; 11 ноября — 100-летие «холодного перемирия», подписанного в вагончике в Компьенском лесу. Мораль прилагается — правда, так сказать, с открытым финалом.

Разночтения возникли, но — по сценарию. Высоким гостям парижских торжеств (а званы были свыше 100 лидеров государств) предложили в высшей степени политкорректное прочтение юбилея: без победителей и побежденных, в духе единства Европы, дабы побыстрее забыть о темной материи прошлого и разногласиях по РСМД в настоящем. Зачем? Чтобы побыстрее перейти к инициативе президента Макрона — Форуму за мир, с сотней-другой стартапов на разные прогрессивные темы. От борьбы с курением до диалога цивилизаций.

Раз уж такой формат задала приглашающая сторона, VIPы не возражали — не принято. Проблема оказалась не в них: исторические маневры, о которых стало известно по утечкам из канцелярии президента Макрона, погрузили в недоумение самих французов. Что это значит — «смысл торжества не в том, чтобы праздновать победу 1918-го»? Как это — провести торжества «без избыточной военной экспрессии»? С какой стати отменен сценарий генштаба, предусматривавший традиционный визит в Дом инвалидов, чтобы отдать дань памяти восьми маршалам — победителям в войне, которую во Франции по сей день называют Великой? На каком основании лишать своей правды тех, кто отдал жизнь за победу Франции? Как можно забыть, что больше всего в той войне потеряли французы и русские?..

Это, конечно, лишь часть вопросов, которые Франция с болью выплеснула в прессу и социальные сети накануне юбилея. По существу, они все об ответственности за прошлое и перед прошлым. И о том, что отказ от памяти, пусть неудобной и трудной,— ложный путь в будущее. Одной политкорректности мало, чтобы объединить такой старый континент, как Европа.

Можно, правда, загнать его в очередной временный альянс вроде Антанты и построить в Старом Свете то, что так хорошо умеют в нем строить: либо холодную войну, либо холодный мир. Вот только зачем нам и Европе то, что мы уже проходили?

Дмитрий Сабов, Тронхейм — Москва


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз