Коротко


Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Идут ПТУшные "вбросы", которые уводят внимание от того, что на самом деле произошло в Солсбери»

Мария Захарова в интервью “Ъ FM” — об обвинениях России в шпионаже

от

Мария Захарова впервые прокомментировала расследование Bellingcat о настоящих именах Петрова и Боширова. В эксклюзивном интервью «Коммерсантъ FM» официальный представитель МИД рассказала, в чьих интересах действуют Bellingcat, а также почему сразу несколько государств обвинили Россию в кибератаках.


— Как вы относитесь к расследованию журналистов о фигурантах «дела Скрипалей»?

— Нет никаких расследований ни Bellingcat, ни, тем более, аффилированных с ним структур. Есть использование технологических возможностей интернет-ресурса Bellingcat для продвижения соответствующими службами соответствующих стран определенной информации. Все. Bellingcat не занимался расследованием «дела Скрипалей». Я хочу также напомнить, что они несколько лет занимались распространением информации под видом расследования трагедии с малазийским Boeing на территории Украины.

А Скрипали появились совершенно внезапно без какой-либо заявленной расследовательской деятельности.

В МИД, как и сообществе, в интернет-среде, да и вообще среди разговоров, это, наверное, одна из самых обсуждаемых тем. Это один вопрос: если полгода назад произошло преступление, причем тяжелое, и не просто обвинили кого-то, а обвинили целую страну, то за полгода наверняка в таком крупном с точки зрения мощи, концентрации власти государства, как Великобритания, могли появиться какие-то фактические данные, которые могли быть приведены в качестве доказательств или свидетельств, говорящих в пользу их версии. Вместо этого идут через эти интернет-ресурсы ПТУшные «вбросы», которые совершенно уводят в сторону внимание от того, а что на самом деле произошло в Солсбери. А суть состоит в том, что у нас есть виртуальные подозреваемые. Почему виртуальные? Потому что нет никаких обвинений, которые бы основывались на доказательстве. И при этом нет никакой информации о том, что конкретно произошло в Солсбери, и что конкретно происходит сейчас со Скрипалями, и, вообще, где эти люди.

Буквально на днях был целый залп заявлений целого ряда стран — Великобритания, Австралия, США, конечно, Нидерланды — в которых Россию обвинили в кибератаках по всему миру. Вдруг в один день этот залп произошел.

Если разбираться по сути, что происходит и почему это все происходит сейчас, то есть банальные и очень простые ответы.



Что касается Нидерландов и всей истории полугодовой давности, то это уже даже не смешно. Люди занимаются технической поддержкой функционирования загранучреждения. Абсолютно рутинную деятельность превратили через полгода в некую шпиономанию, выдавая за какое-то хакерство, кибератаки и так далее. Следующее: сразу же пошел залп обвинений России в кибератаках. Почему? Потому что Россия внесла на рассмотрение коллег и партнеров проект свода правил поведения в киберсреде для того, чтобы унифицировать и прийти к какому-то общему знаменателю. И для того чтобы выбить нашу аргументацию и просто дискредитировать нас в глазах мировой общественности, была придумана история о том, что как можно России доверять выработку свода правил поведения в киберсреде, когда Россия занимается такими вещами. То есть эти истории очень просты.

Ранее расследовательская группа Bellingcat совместно с изданием Insider опубликовали детали биографии Александра Мишкина. По данным журналистов, именно он скрывался под именем Александра Петрова — второго подозреваемого в деле об отравлении бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии.

Что “Ъ” удалось узнать о втором фигуранте «дела Скрипалей» Александре Мишкине от его земляков

Читать далее

Беседовал Глеб Силко


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз