Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Представьте себе, что не будет доллара. Шкуры на топоры придется менять»

Прямая речь: возможна ли дедолларизация в России?

от

Российские власти заговорили о снижении влияния доллара на российскую экономику. Вслед за главой ВТБ Андреем Костиным эту идею поддержал глава Минэкономики России Максим Орешкин. “Ъ” спросил у экономистов, может ли правительство принять серьезные меры по дедолларизации.


Руслан Гринберг, научный руководитель Института экономики РАН:

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

— Серьезные — нет. Технические меры принять, конечно, можно, как даже можно приучить зарубежных партнеров платить за что-то не долларами. Но это приведет к большим издержкам, потому что не всем захочется сначала покупать рубли, потом тратить эти рубли на наши экспортные товары. Я не представляю себе такого. А потом надо иметь в виду, что держать деньги, как выясняется, спокойнее в американских ценных бумагах. Мы их не любим, американцев, но они еще ни разу никого не обманули и даже при госдолге $22 трлн исправно платят другим странам. Вообще, если бы китайцы, японцы и мы захотели обрушить доллар, мы бы это легко сделали, но дело в том, что доллар — это мировые деньги, а самое главное — это «финансовый метр». Если бы не было доллара, его надо было бы придумать. Представьте себе, что не будет доллара. Что тогда? Шкуры на топоры придется менять, а это паралич мировой торговли.


Абел Аганбегян, академик РАН, заведующий кафедрой экономической теории и политики РАНХиГС:

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

— Сегодня идея дедолларизации практически нереальна. Наверное, частично что-то можно сделать в отношении компаний, юридических лиц, какие-то шаги предпринимаются и будут предприниматься, но все это надо было делать еще в 1990 году, а не сейчас, когда мы потеряли доверие к рублю. Я не понимаю, зачем правительство постоянно дразнит людей. Оно и так понизило реальные доходы на 10–15%. Чтобы можно было что-то сделать в этом направлении, нельзя было ни терять доверие к национальной валюте, ни обесценивать сбережения.


Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа компании ФБК:

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

— Конечно, что-то будут предпринимать и что-то уже делается, например вышли из американских гособлигаций, хотя на самом деле в долларе и остались, просто на депозит в банке положили. Хотя оказывается, что это не настолько принципиально. Мы бы и хотели, чтобы у нас покупали за рубли, а вот хотят ли этого наши контрагенты, об этом все время забывают. Недаром мы уже несколько лет говорим о том, чтобы хотя бы в торговле с Китаем перейти на рубли и юани, а в действительности 70–80% экспорта-импорта — это расчеты в долларах. Принципиально что-то при точечных мерах сейчас измениться не может.


Андрей Мовчан, директор программы «Экономическая политика» Московского центра Карнеги:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— Громкие названия «проект», «дедолларизация» и так далее выразятся в том, что правительство примет какие-то меры, чтобы большую часть расчетов с иностранными партнерами из доллара перевести в другие валюты. С Европой можно в евро рассчитываться, с Китаем — в юанях. Кроме Европы и Китая, у нас мало экономических контрпартнеров. Америка занимает совершенно ничтожный объем в наших расчетах. Это решение и объявление идет в рамках реакции на действия США и панического страха, что России перекроют возможность рассчитываться в долларах.


Евгений Коган, президент компании «Московские партнеры»:

Фото: Евгений Дудин, Коммерсантъ

— По большому счету дедолларизация уже давно идет. Например, одним из предложений Костина было дать возможность рассчитываться по российским еврооблигациям, номинированным в долларах, на территории России, так оно уже по факту так и есть. Наш НРД давно уже является частью евроклира, и по идее, большинство евробондов уже сегодня можно рассчитать через НРД. Тема номер два — использовать другие валюты для расчетов, так вот наш бизнес уже начал потихонечку переходить в расчетах с долларов на евро. Долларовые трансакции на сегодня носят рискованный характер в силу того, что часто блокируются американскими банками-корреспондентами зачастую без объяснения причин. Расчеты в евро сейчас и быстрее, и дешевле, а самое главное, поспокойнее. Где наш самый большой риск? Он в том, что американцы в ноябре могут попросить ряд крупных наших банков закрыть корсчета в США. Не думаю, что это будет означать заморозку активов, банкам просто будет запрещено рассчитываться в долларах. Некомфортно, неприятно — да, но не смертельно. По принципу: «Ужас, но не ужас-ужас-ужас!!!»


Татьяна Абанкина, директор центра государственного сектора экономики НИУ «Высшая школа экономики»:

Фото: Высшая школа экономики

— В конце 1990-х — начале 2000-х рынки были долларовые, это касалось и компаний, и населения. Постепенно ситуация менялась, доллар стал вытесняться рублем, и в какой-то момент даже накопления в основном стали рублевыми. В 2010–2012 годах в международной политике была популярна концепция единого мира от Лиссабона до Владивостока. Многие наши компании, производства были связаны с поставками на наш рынок готовой импортной продукции. Но эта концепция закончилась, и у нас все изменилось, особенно после резкого обвала в 2014 году и потом постоянно продолжавшихся колебаний курса рубля. Многие рынки вновь стали возвращаться к расчетам в долларах как более устойчивой валюте. Бесспорно, что для национальной экономики важно опираться на устойчивую национальную валюту. Минэкономразвития будет работать в этом направлении, у него нет никакого другого выхода, нужно обезопасить нашу экономику и иметь варианты для маневра.


Наталия Орлова, руководитель центра макроэкономического анализа Альфа-банка:

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

— Насколько я понимаю, у нас правительство больше задумывается о каких-то способах отойти от доллара в международных финансовых потоках, в торговых платежах, в расчетах. Традиционно это было очень сложно реализовать, потому что у нас основной оборот на валютном рынке — это рубль—доллар, это самая ликвидная часть рынка. Можно, например, ввести дополнительный налог, финансовыми рычагами перестроить на евро. Но нужно понимать, что у этого механизма будут какие-то издержки, которые бизнес на себя должен будет взять. Внутренняя дедолларизация часто реализовывалась в других странах, чтобы решить долговую проблему. Это не наш случай — мы вроде бы не в долговой ловушке, чтобы нам было нужно принудительно выгонять население из депозитов. Тема сейчас всплыла потому, что обсуждаются потенциальные санкции против госбанков. Тогда, конечно, будет вопрос, как они будут погашать свои валютные обязательства перед населением.

Группа «Прямая речь»


Комментарии
Профиль пользователя