Коротко


Подробно

Фото: Reuters

Эволюция клинча

Как американские санкции отразились на экономике и внешней политике Китая. Андрей Кириллов — из Пекина

Журнал "Огонёк" от , стр. 22

Прошлый праздник Середины осени в Пекине проходил веселее: в торговых центрах было оживленнее, любителей вкусно поесть на «обжорной» улице Дунчжимэнь у ресторанчиков и харчевен толпилось больше и даже подвыпившие гуляки гомонили не в пример громче… «Лаобайсин» — «сто почтенных фамилий» — местные ивановы, петровы и сидоровы, служат чутким барометром общественных настроений. Неужели на них так уж влияет разгорающаяся торговая война между США и Китаем?


Сам праздник, когда принято любоваться полной луной и есть «лунные пряники», отдает мистикой, исполнен игры света и тени. Главные фольклорные герои — меткий охотник Хоу И, поразивший девять жгучих солнц из десяти и спасший тем самым человечество, и его жена Чан Э, похитившая награду богов — волшебное зелье, благодаря которому она обрела бессмертие с постоянным местом жительства на луне.

Чем не подходящий образ для президента США, пытающегося умыкнуть у китайского народа плоды трудов праведных путем повышения таможенных ставок и прочих злокозненных уловок?

Интересно, вынашивала ли Чан Э свой коварный замысел долгими днями и ночами или спонтанно, по-сорочьи стырила драгоценные пилюли, увидев их на кухонном столе среди луков, стрел и прочего небрежно раскиданного охотничьего инвентаря мужа? Вот и про Трампа не поймешь, действует ли он импульсивно или тщательно продумывает свои «домашние заготовки», чтобы ошеломить с утра пораньше политических партнеров и противников!

Спонтанный Трамп


Восприятие президентом США Дональдом Трампом председателя КНР Си Цзиньпина развивается по графику, весьма напоминающему американские горки. То он заявляет, что «очень уважает» китайского лидера, то вдруг бросает, как на одной из последних пресс-конференций в ООН, что председатель КНР, «может быть, больше не является» его другом, хотя сам Трамп по-прежнему надеется, что Си Цзиньпин его уважает. Глава Национального экономического совета Белого дома Лоуренс Кадлоу в интервью телеканалу «Фокс бизнес» заявляет, что Трамп «восхищается председателем Си, и они, может быть, встретятся на G20 в Буэнос-Айресе позднее в этом году». После чего стороны обмениваются серией заявлений об отмене ранее запланированных контактов на разных высоких и не очень уровнях…

Если во взаимных симпатиях лидеров сплошные up and down, то в отношениях на таможенном фронте — сплошной спад. Или, точнее, подъем, если говорить о тарифах. Здесь Трамп демонстрирует, что его слова и поступки отнюдь не зависят от того, с какой ноги он встал поутру. Перезаключение торговых сделок с важнейшими партнерами, в первую очередь с Китаем, было одним из его основных обещаний в ходе предвыборной кампании. После прихода в Белый дом Трамп поручил администрации рассмотреть возможность введения тарифов на импорт китайских товаров для изменения торгового баланса США с этой страной (в соответствии с разделом 301 американского закона о торговле 1974 года, который предусматривает возможность применения санкций к «несправедливым торговым партнерам»). По данным Минторга США, дефицит в торговле с Китаем — крупнейшим торговым партнером США — в минувшем году достиг рекордных 375,2 млрд долларов (при объеме двустороннего товарооборота в 636 млрд; общий внешнеторговый дефицит США 566 млрд долларов). Исходя из этих выкладок, которые в общем-то не оспаривает, но совершенно иначе интерпретирует и китайская сторона, Трамп обвинил Пекин в использовании субсидий для снижения цен и вытеснения американских конкурентов из ряда секторов экономики, а также в препятствовании импорту в Китай. Одновременно Вашингтон инициировал расследование с целью выяснить, насколько китайские партнеры нарушают права американских компаний в области интеллектуальной собственности и не поддерживает ли китайское правительство доморощенных производителей контрафакта. Это было расследование с заранее обозначенными результатами: политика правительства КНР признана «безосновательной, обременяющей и ограничивающей американскую торговлю».

В марте Трамп подписал меморандум, названный ни много ни мало «О борьбе с экономической агрессией Китая», и дал поручение разработать список китайских товаров, на которые могут быть введены дополнительные пошлины. Сам президент, встретившись с доверенными журналистами, оценил ущерб от китайских злоупотреблений «где-то примерно 200–300 млрд долларов». Вслед за этим Служба таможенного и пограничного контроля США начала взимать 25-процентную пошлину на импортную сталь и 10-процентную на алюминий. Хотя здесь Китай оказался в компании других обиженных стран и объединений (ЕС, Канады, Мексики, Австралии и др.), сильнее всего поборы ударили именно по китайским производителям. Китай — лидер по производству и экспорту стали и алюминия, на его долю приходится около 10 процентов американского импорта данной продукции. Китайцы пообещали ответить адекватно.

В начале апреля Вашингтон и Пекин обменялись списками товаров, на которые могут быть введены дополнительные пошлины. Американский перечень китайской продукции включал 1,3 тысячи товаров, в китайском списке было 106 наименований.

В середине июня Трамп торжественно объявил об установлении пошлины в размере 25 процентов на импортируемые из Китая товары на сумму 50 млрд долларов. Они вводились в два этапа. 6 июля США начала взимать сборы с 818 китайских товаров общей стоимостью в 34 млрд долларов, 23 августа — с 279 наименований на сумму 16 млрд. Акция носила весьма целенаправленный характер, поскольку в список вошла продукция, производимая в рамках национальной программы «Сделано в Китае – 2025», предусматривающей модернизацию китайской промышленности, развитие инновационного производства и высоких технологий, прежде всего в приоритетных областях, таких как информационные технологии, робототехника, аэрокосмическое оборудование, транспортные средства, работающие на альтернативных источниках энергии, передовые материалы и т.д.). Наблюдатели сделали вывод, что дядя Сэм явно хочет помешать технологическому прогрессу в Китае.

Китай принял «зеркальные» меры, обложив дополнительными пошлинами в 25 процентов 659 позиций американского импорта. 6 июля стали применяться пошлины на товары стоимостью в 34 млрд, 23 августа — на сумму 16 млрд долларов. Под их действием оказались сельскохозяйственная продукция, включая соевые бобы, которым американская сторона придает просто сакральное значение (страдают американские фермеры!), плюс такие стратегические позиции, как автомобили, самолеты, а также продукция химической промышленности (дизельное и авиационное топливо, керосин, моторное масло, сжиженный этилен, пропилен, бутен).

Введенные в силу 24 сентября 10-процентные пошлины будут действовать до конца года, с 1 января 2019 года тарифы вырастут до 25 процентов. Пекин уже запланировал повышенные пошлины на импорт более 5,2 тысячи наименований американских товаров объемом 60 млрд долларов.

По оценкам экспертов, в результате к 2020 году обе экономики могут недосчитаться 0,25–0,5 процента ВВП. Казалось бы, «всего-то», но на общем экономическом самочувствии Китая американские ограничительные меры в условиях спада темпов роста экономики могут сказаться заметно, да и американский потребитель, скорее всего, с досадой отметит повышение цен на ряд товаров в рознице.

Конца этому тарифному боданию не предвидится. К тому же похоже, что американская сторона вообще сворачивает переговорный процесс. По крайней мере, внешне это выглядит именно так. Трамп между тем грозится, что США введут дополнительные таможенные пошлины.

«Мы можем пойти еще на 267 млрд долларов»,— пообещал президент. «Китай очень хочет вести переговоры. Однако я сказал: откровенно говоря, вести переговоры слишком рано, сейчас мы не можем вести переговоры, поскольку они не готовы»,— прокомментировал он ситуацию.

Китайские эксперты, судя по официальным заявлениям и частным беседам, все еще выражают надежду на возможность компромисса, однако эти ожидания заметно проседают.

«Похоже, что это надолго. Это не просто сиюминутные меры Трампа, принимаемые ввиду предстоящих выборов. Это государственная политика, направленная на общее сдерживание Китая»,— полагает знакомый китайский журналист.

С этой довольно пессимистичной точкой зрения согласен и основатель Alibaba Group Ма Юнь (известный за рубежом как Джек Ма). По его прикидкам, торговая война между США и КНР может продлиться 20 и более лет, а в случае негативного развития и вообще перерасти в войну «горячую». Самый богатый человек Китая уже посчитал себя мобилизованным и начал собственные военные действия против Штатов, заявив, как пишет газета «Чайна дейли», об отказе от планов создания там миллиона рабочих мест за счет китайских инвестиций.

Спираль обвинений


Увы, американцы переводят противостояние с Китаем в политическую плоскость. Начали с заявлений, что китайские поставки стали и алюминия являются «угрозой национальной безопасности». Дальше — больше. Как сообщил американский портал Axios («Аксиос») со ссылкой на свои источники в правительстве, Соединенные Штаты планируют в ближайшие несколько недель начать направленную против Китая крупную кампанию «в масштабах всей администрации». Предполагается, что с обвинениями в адрес Пекина выступят Белый дом, министерства финансов, торговли и обороны страны. «Мы не позволим только России быть раздражителем,— приводит портал слова своего источника в Белом доме.— Будут Россия и Китай». Среди новых попреков в адрес Китая будет информация о «враждебных действиях Китая» против государственного и частного секторов США, в том числе в киберпространстве, вмешательстве в выборы и краже объектов интеллектуальной собственности. По данным портала, американское правительство «располагает тоннами данных» в поддержку своих обвинений. Инициатива якобы исходит от аппарата национальной безопасности.

То, что американцы уже стараются всеми силами «наказать» Китай за связи с Россией, показали санкции, которые администрация США ввела в отношении управления вооружений Объединенного штаба Центрального военного совета (ЦВС) КНР и его начальника Ли Шанфу за приобретение Пекином у Москвы истребителей Су-35 и зенитных ракетных систем С-400. Напомним, что председателем ЦВС — высшего военного органа Китая — является Си Цзиньпин.

Китай в ответ выразил США решительный протест. Министерство обороны Китая подчеркнуло, что «такие действия можно рассматривать как откровенное проявление гегемонизма американской стороны». Военное ведомство также констатировало, что военно-техническое сотрудничество Москвы и Пекина не нарушает международное право. Заодно китайские военные уведомили Вашингтон об аннулировании планов переговоров, которые должны были провести командующий ВМС Народно-освободительной армии Китая Шэнь Цзиньлун и его американский коллега — начальник штаба ВМС адмирал Джон Ричардсон. Пекин также отказался участвовать в симпозиуме в США по вопросам международной безопасности на море. Наконец, власти Китая отказали Соединенным Штатам в заходе американского военного корабля в порт Гонконга.

Как сообщило агентство Reuters со ссылкой на Пентагон, 30 сентября эсминец ВМС США «Декатур» (USS Decatur, DDG-73) при проведении операции «по обеспечению свободы навигации» в Южно-Китайском море прошел на расстоянии 12 морских миль от искусственных островов в акватории архипелага Спратли (Наньша), созданных Китаем. Подобные явно провокационные проходы американских и британских кораблей вблизи территорий, которые Пекин считает «исконно своими», не в диковинку, но в этот раз дело едва не закончилось серьезным инцидентом: китайский эсминец «Луян» приблизился к американскому (точно так же можно сказать, что это американец приблизился к китайскому кораблю) и начал «опасными маневрами» вытеснять военный корабль США из спорной акватории.

Вашингтон пренебрегает общепринятыми международными нормами и посягает на суверенитет Китая под видом обеспечения свободы навигации в Южно-Китайском море, прокомментировала происшествие официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин. Если США не прекратят провокации, то Пекин, продолжила госпожа Хуа, «примет все необходимые ответные меры для того, чтобы обеспечить собственную безопасность». Последовал и глубоко символичный жест: в канун государственного праздника — Дня образования КНР — Си Цзиньпин посетил расквартированную вблизи Пекина базу подразделений быстрого реагирования Народно-освободительной армии Китая, где забрался в кабину ударного вертолета. Надев шлем, глава государства поупражнялся в управлении системой целеуказания боевой машины. Китайское телевидение показало, как при этом послушно двигается в разных направлениях расположенная под кабиной пушка.

А еще китайский лидер вместе с другими членами постоянного комитета политбюро ЦК КПК торжественно возложил венки к Памятнику народным героям на площади Тяньаньмэнь. Китайская пресса по этому случаю напомнила, что со времен Первой Опиумной войны (началась в 1840 году) в Китае погибли около 20 млн борцов за дело национального и социального освобождения. Тогда, кстати, предпосылкой войны был перекос торгового баланса между западными странами и Цинской империей в пользу Китая (Срединная империя стремилась ограничить страну от пагубного влияния торговли опиумом, с помощью которой Англия пыталась выкачать из Поднебесной тогдашнюю твердую валюту — серебро). На церемонии Си Цзиньпин склонил голову перед начертанными на монументе словами Мао Цзэдуна: «Вечная слава павшим героям».

В опоре на…


Недавно автор этого текста поинтересовался на одной узкой конференции для ограниченного круга иностранных журналистов, нет ли в Китае тех, кто, подобно части россиян, одобрительно относится к западным санкциям, считая, что они способствуют подъему национальной промышленности. Кто-то из присутствующих даже вспомнил былой лозунг «цзыли гэн шэн», пропагандировавший опору на собственные силы. Но, в общем, решили, что это не для современного Китая, выступающего главным пропагандистом торговой глобализации.

Однако в последней декаде сентября, выступая на одном из предприятий Северо-Восточного Китая, Си Цзиньпин заявил, что как раз глобальные тенденции заставляют Китай полагаться только на собственные силы.

— На международной арене становится все сложнее получить передовые и ключевые технологии. Унилатерализм и протекционизм усиливаются, что заставляет нас следовать по пути возрождения, опираясь на собственные силы,— сказал председатель КНР.

Впрочем, Китай отнюдь не собирается порывать с теми государствами, которых считает своими друзьями и партнерами. Судя по участию Ма Юня в Восточном экономическом форуме, где он накоротке пообщался с президентом России Владимиром Путиным, деньги китайского миллиардера, в которых он теперь отказывает США, могут найти применение в другом месте.

Вот и заместитель министра коммерции КНР Фу Цзыин заявил, отвечая на вопрос российского журналиста, что Китай и Россия способны, объединив усилия, преодолеть негативные последствия санкционного давления и торговых войн. «Китай и Россия создали превосходные рамки для успешного партнерства друг с другом по всем направлениям, в том числе при помощи многочисленных важных механизмов сотрудничества»,— сказал замминистра. «Экономики двух стран выгодно взаимно дополняют друг друга, стороны осуществляют взаимодействие на основе взаимного доверия... Путем обоюдных усилий, под руководством лидеров России и Китая мы способны преодолеть возникшие трудности и всевозможные вмешательства»,— отметил Фу Цзыин.

Градус обвинений повышается


Судя по последним сообщениям из Вашингтона, с обвинениями Китая в попытках вмешательства во внутренние дела США решил выступить вице-президент США Майкл Пенс. При этом, как сообщила газета «Уолл-стрит джорнэл», в распоряжении которой оказались выдержки из речи вице-президента в Гудзоновском институте, он выдвигает обвинения даже более серьезные, чем те, которые американские политики уже традиционно возлагают на Москву, которой упорно приписывают вмешательство в американские выборы 2016 года.

— Пекин мобилизовал скрытых агентов и организации, а также пропагандистские издания, чтобы изменить представление американцев о политике Китая,— цитирует газета выступление Пенса.— Как сказал мне недавно представитель нашей разведки высокого ранга, то, что делает Россия, меркнет по сравнению с тем, что делает Китай в нашей стране.

Китайские власти, убежден Пенс, намерены «предпринять беспрецедентные усилия, чтобы повлиять на общественное мнение в США» во время промежуточных выборов в Конгресс в ноябре этого года, а также в 2020 году, когда в США будут следующие президентские выборы. «Они используют темы, вызывающие в обществе разногласия, такие как торговые пошлины, чтобы продвигать свое политическое влияние»,— отмечается в его речи. «Китай хочет, чтобы в Америке был другой президент»,— цитирует газета Пенса.

Упоминая военное присутствие Китая в Южно-Китайском море, американский политик заявляет, по данным издания, что США «не дадут себя запугать и не отступят».

Можно примерно представить, во что это грозит вылиться на море. Вспоминается не столь уж давний инцидент со столкновением китайского истребителя и американского самолета-разведчика как раз в тех краях. Крушение китайского истребителя и экстренная посадка также пострадавшего американского воздушного шпиона на китайский военный аэродром вызвали длительный кризис в отношениях Вашингтона и Пекина. А тогда споры двух держав не были столь острыми, как в наши турбулентные дни.

Андрей Кириллов, Пекин


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз