Коротко


Подробно

Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ   |  купить фото

Инструктивные недостатки

Инцидент с Аэробусом и МиГом мог произойти из-за несовершенства документов

Коммерсантъ (Пермь) от

Росавиация определилась с возможными причинами авиационного инцидента с участием Airbus А-320 «Аэро­флота» и истребителем МиГ-31 на аэродроме Большое Савино, утверж­дают знакомые с ситуацией источники. Утром 22 августа лайнер прервал взлет из-за опасности столкновения с МиГом, который должен был подняться в воздух по тревоге. По словам собеседников „Ъ-Прикамье“, якобы эта ситуация произошла из-за недостатков в совместной инструкции по производству полетов в районе Большого Савино. В частности, документом не был преду­смотрен особый порядок взаимодействия военных и гражданских специалистов при взлете истребителей по тревоге. Также в ней не прописан запрет взлета и посадки других воздушных судов до вылета дежурных сил.


„Ъ-Прикамье“ стали известны подробности расследования инцидента с участием воздушных судов А-320 авиакомпании «Аэрофлот» и МиГ-31 764 истребительного авиаполка (ИАП). Напомним, 22 августа Aэробус, выполнявший рейс SU-1395 Пермь–Москва, после начала разбега прервал взлет из-за того, что на другой конец ВПП стал выруливать истребитель из состава дежурных сил истребительного авиаполка, который должен был выполнить взлет по тревоге. Как утверждают пассажиры рейса SU-1395, после этого командир воздушного судна объявил о технической неис­правности. Вылететь пассажирский борт смог через 2 часа 35 минут, как утверждают собеседники „Ъ-Прикамье“, под управлением другого экипажа.

Расследованием авиационного инцидента занялись военная прокуратура Пермского гарнизона и Пермская транспортная прокуратура, а также Росавиация. Последняя, по словам источников, уже подвела предварительные итоги.

Как говорят собеседники „Ъ-Прикамье“, причиной инцидента авиационные власти считают недостатки во взаимодействии «гражданской» и «военной» групп руководства полетами, а также ряд других факторов. В частности, знакомые с ситуацией источники рассказывают, что, в соответствии с инструкцией по производству полетов в районе аэродрома Большое Савино, в дни одновременной «работы» гражданской и военной авиации назначается объединенная группа по организации воздушного движения. На 22 августа полеты истребителей не планировались, поэтому совместной группы сформировано не было, вылет МиГ-31 по тревоге был внеплановым. В то время взлет гражданских судов обеспечивала дежурная смена в составе руководителя полетов района аэродрома и зоны взлета и посадки, а также диспетчер пункта старта и посадки (СДП) и его коллега на вспомогательном пункте СДП. У военных за обеспечение взлета дежурных сил отвечал дежурный по приему и выпуску самолетов.

По словам источников, местоположение рабочих мест как гражданских, так и военных специалистов имеет ряд особенностей, которые повлияли на возникновение авиационного инцидента. Так, в прошлом году началась реконструкция контрольно-диспетчерского пункта Пермского центра организации воздушного движения. Руководитель полетов и диспетчер пункта старта и посадки были «переселены» в здание вспомогательного диспетчерского пунк­та. Со своих рабочих мест они могут контролировать весь гражданский сектор аэродрома, но лишь часть военного. При этом военные, также из-за особенностей местоположения стартового командного пункта, не могут наблюдать самолеты габаритов МиГ-31, которые готовятся к взлету курсом 31.

Собеседники „Ъ-Прикамье“ также рассказывают, что взлетно-посадочная полоса Большого Савино имеет своеобразный «горб», в результате чего экипажи воздушных судов, которые находятся на разных торцах ВПП длиной 3,2 тыс. м, не могут видеть друг друга. «Нужно учитывать и то, что инцидент произошел в темное время суток»,— говорит один из собеседников „Ъ-Прикамье“. Осуществлять взаимный контроль по радиообмену гражданские и военные экипажи также не имеют возможности, так как он ведется на разных час­тотах.

Сигнал тревоги для дежурных сил 764 ИАП прозвучал уже в тот момент, когда А-320 с разрешения наземных служб запустил двигатели. Эта информация была передана дежурным по приему и выпуску самолетов и руководителю полетов гражданского сектора. В итоге было принято решение выпустить А-320 раньше истребителя. Источники отмечают, что при взлете по тревоге радиообмен экипажа истребителя с наземными службами происходит «в упрощенном порядке, так как все нацелено на быстрый вылет». При этом дежурный по выпуску самолетов не мог визуально отслеживать руление МиГа и занятие им рубежа для взлета. По словам собеседников „Ъ-Прикамье“, взлет дежурных самолетов по тревоге происходит по определенным нормативам, а «в этот раз сложилась ситуация, когда летчики смогли начать выруливание к исполнительному старту (точка на ВПП, с которой начинается взлет) на несколько минут раньше». К тому времени экипаж А-320 получил разрешение на взлет и начал разбег, а МиГ-31 параллельно выруливал по одной из дорожек в направлении к ВПП. Двигающийся по рулежной дорожке истребитель увидел диспетчер пунк­та СДП, который сообщил об этом руководителю полетов. Последний передал экипажу через СДП команду о прекращении взлета. После выполнения этой процедуры А-320 освободил ВПП, а МиГ-31 произвел взлет. «От момента обнаружения истребителя до остановки Аэробуса прошли секунды»,— говорят источники.

В итоге был сделан вывод, что такая ситуация сложилась из-за несовершенства совместной инструкции по производству полетов. В частности, документом не был определен порядок взаимодействия между граж­данскими и военными специалистами по организации полетов в случае подъема дежурных сил по тревоге. Так, инструкцией не накладывались ограничения и запреты взлетов других воздушных судов до взлета истребителей. По данным источников, сейчас в инструкцию по производству полетов необходимые изменения о порядке взаимодействия подготовлены.

Другой источник считает, что мнение Росавиации не является окончательным. «Свои выводы еще представят военные и транспорт­ные прокуроры, а также служба безопасности полетов Вооруженных Сил. Большое Савино — это аэродром совместного базирования, но старшим авиационным начальником является командир воинской части. Поэтому пос­леднее слово должно быть за Минобороны»,— уверен собеседник „Ъ-Прикамье“. По его словам, в инструкциях, по крайней мере, в тех, которые используют военные, четко прописан запрет на полеты во время вылета дежурных сил.

В Пермской транспорт­ной прокуратуре пояснили, что проверка еще не завершена, и от комментариев пока отказались. В ПАО «Аэрофлот» на запрос „Ъ-Прикамье“ не ответили. С представителями военной прокуратуры Пермского гарнизона связаться не удалось.

Дмитрий Астахов


Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение