Коротко


Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

Дело «Хохтиф» перешло границы

Евгений Войтенков добился отмены исполнения решения Стокгольмского арбитража

от

ФСИН объявила в розыск Екатерину Радаеву, экс-главу «дочки» германского строительного концерна Hochtief AG — «Хохтиф Девелопмент Руссланд» (ХДР). Она покинула Россию, не явившись в колонию-поселение, к которой ее приговорили за фальсификацию документов в споре с бизнес-структурой автодилера Евгения Войтенкова. Приговор привел ХДР к банкротству, а господину Войтенкову позволил добиться отмены исполнения решения Стокгольмского арбитража об уплате в пользу ХДР €4 млн, что увеличивает его кредиторские требования к компании до 1 млрд руб. Как заявил “Ъ” посол ФРГ в РФ Рюдигер фон Фрич, «этот случай демонстрирует, что иностранные компании по-прежнему не могут быть уверены в надежности защиты инвесторов в России».


Колония-поселение вместо апарт-отеля


Экс-глава ХДР Екатерина Радаева объявлена в федеральный розыск, «уклонившись от получения предписания о направлении к месту отбытия наказания в колонию-поселение», сообщили “Ъ” в УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленобласти. Напомним, Октябрьский райсуд Санкт-Петербурга 16 июня 2017 года приговорил госпожу Радаеву и топ-менеджера ХДР Вадима Соколова к двум годам, а водителя ХДР Алексея Ефремова — к полутора годам лишения свободы в колонии-поселении. Они признаны виновными в покушении на мошенническое хищение €4 млн у ООО «Инвестиционная компания “Пулковская”» (ИКП) — структуры крупного петербургского автодилера Евгения Войтенкова, представляющего потерпевшее юрлицо.

13 июня 2018 года Санкт-Петербургский горсуд отклонил их аппеляцию и приговор вступил в силу (см. “Ъ” от 14 июня), с осужденных была взята подписка о невыезде для самостоятельной явки к месту отбывания наказания. Их ходатайства об отсрочке приговора (в связи с наличием малолетних детей и других обстоятельств) до сих пор не рассмотрены. Как выяснил “Ъ”, бывшие подчиненные госпожи Радаевой в августе были помещены в «Кресты» в центре Петербурга (недавно реорганизованные из СИЗО в колонию-поселение), а экс-глава ХДР сразу после приговора покинула Россию и выехала в одну из европейских стран. Она пояснила “Ъ”, что «потеряла доверие к российской правовой системе» и рассчитывает «доказать свою невиновность за границей». Адвокаты осужденных, чьи услуги финансирует Hochtief, готовит жалобы на приговор в Верховный суд и Европейский суд по правам человека.

Конфликт между ХДР и ИКП перешел в уголовную плоскость на фоне несостоявшейся сделки между их учредителями — Hochtief и Евгением Войтенковым.

Предполагалось, что Hochtief за €18 млн выкупит у Евгения Войтенкова ИКП для реализации девелоперского проекта на участке, арендуемом этой компанией. Немецкие инвесторы хотели построить там три бизнес-центра и апарт-отель, а господин Войтенков — дилерские центры Mercedes-Benz и Porsche. Договор о проектировании всего комплекса на сумму €3,38 млн. был заключен между ИКП, генеральным директором которой был Александр Ходырев (сын Владимира Ходырева, бывшего главы Ленгорисполкома, заместителем которого работала в конце 1980-х годов будущий губернатор и спикер Совета федерации Валентина Матвиенко), и ХДР (питерской «дочкой» немецкого концерна) во главе с Екатериной Радаевой. В случае продажи ИКП немцам господину Войтенкову пришлось бы оплатить только €380 тыс. за проектирование автоцентров.

Однако сделка не состоялась (обе стороны обвиняют в этом друг друга), и ХДР по указанию немецкой стороны в 2012 году обратилась в Стокгольмский арбитраж с иском к ИКП об оплате всего проекта. Он был разработан с применением технологий Hochtief пулом иностранных и петербургских субподрядчиков ХДР во главе с ООО «АММ-проект», принадлежавшим семье тогдашнего главного архитектора Санкт-Петербурга Юрия Митюрева. Но Евгений Войтенков обвинил бывших партнеров в проектировании с нарушением задания. К этому моменту он уже вовсю строил свои автоцентры — по его версии, проект заново разработало и получило разрешение на строительство ООО «Группа ЗС» (аффилировано с одним из бывших субподрядчиков ХДР — “Ъ”). В суде он заявил о подделке сопроводительного письма ХДР к переданному ему акту приема-передачи работ (отметка с датой вручения, по его версии, была сфальсифицирована). Но Стокгольмский арбитраж в 2013 году счел вопрос о подлинности этого документа не имеющим значения и, оценив выполненные работы по существу, признал договор исполненным, взыскав с ИКП в пользу ХДР €4 млн с процентами. Встречный иск господина Войтенкова о взыскании убытков с ХДР был отклонен.

Поворот в исполнении


После проигрыша в Стокгольмском арбитраже Евгений Войтенков добился в России в 2013 году возбуждения уголовного дела о мошенничестве «с целью хищения средств ИКП»: в постановлении следователя ГСУ МВД по Санкт-Петербургу говорилось об изготовлении ХДР проектной документации, «заведомо не соответствующей требованиям договора» и о подделке фигурировавшего в Стокгольмском арбитраже письма. А в 2014 году автодилер взыскал с ХДР около €5 млн в московском Межотраслевом третейском суде (МОТС; ликвидирован в 2016 году), представив в него договор c ХДР о займе, который получила от него, согласно документу, Екатерина Радаева.

Подлинника договора после решения МОТС никто не видел, поскольку по версии господина Войтенкова он был украден, отметил адвокат госпожи Радаевой Сергей Волженкин. Она и учредители ХДР считают договор сфальсифицированным и также обратились в полицию. Но из двух дел о подлогах, в которых обвиняли друг друга «дочка» Hochtief и господин Войтенков, добиться расследования удалось только автодилеру. К этому моменту он уже построил многофункциональный комплекс самостоятельно — как утверждает Евгений Войтенков, по другому проекту. Представители ХДР доказывали в суде, что дилерские центры в этом комплексе построены в значительной степени по разработанной ими документации (ссылаясь на идентичность чертежей и опечаток в старом и новом проектах). Обращения бизнес-омбудсмена Бориса Титова в генпрокуратуру, а Российско-германской внешнеторговой палаты и Восточного комитета германской экономики к властям РФ об озабоченности переводом гражданско-правовых отношений российско-немецкого бизнеса в уголовную плоскость, обвиняемым не помогли. Прокуратура просила наказать их условно, но все они получили реальные сроки.

25 сентября ИКП Евгения Войтенкова добилась в арбитражном суде (АС) Санкт-Петербурга отмены определения 2013 года об исполнении решения Стокгольмского арбитража в связи с «вновь открывшимися» обстоятельствами.

Таковыми послужили подтвержденные приговором Октябрьского райсуда факты подделки сопроводительного письма к заказчику о вручении ему акта о передаче работ и сдачи в экспертизу подложного дополнения к заданию на проектирование (оно отличалось от обнаруженного при обыске ХДР документа, который, по версии защиты, был черновиком, а в приговоре фигурирует как доказательство подделки задания).

Судья АС Петербурга Сергей Кротов (сын полпреда президента в Конституционном суде Михаила Кротова) удовлетворил требование ИКП на первом же заседании (этому предшествовало указание главы АС Александры Володкиной ускорить рассмотрение дела). Хотя пять лет назад тот же АС отклонил ссылку Евгения Войтенкова на то, что Стокгольмским арбитражем не учтено недобросовестное поведение ХДР, «связанное с фальсификацией получения ИКП акта приема-передачи работ», и признал проект соответствующим договору.

«Непонятно, почему арбитражный суд Санкт-Петербурга счел “вновь открывшимися” обстоятельства, которые были ему известны в 2013 году при выдаче исполнительного листа по решению Стокгольмского арбитража, оценившего отдельные фигурирующие в приговоре документы как не имеющие значения для существа спора,— сказал “Ъ” специалист по международному арбитражу, адвокат Double Bridge Law Сергей Усоскин.— Если Стокгольмский арбитраж, удовлетворяя иск ХДР, на эти документы не опирался, выводы уголовного суда об их неподлинности не могут быть основанием для отказа в выдаче исполнительного листа в России. А если документ, подделка которого установлена приговором, был принят во внимание арбитрами, то в исполнении стокгольмского решения может быть отказано, только если он имел бы существенное значение для разрешения спора, что вряд ли могло быть выяснено в одном заседании».

Единственный кредитор


Для Hochtief последствием уголовного дела сотрудников ХДР стало решение о ликвидации «дочки» и полном сворачивании бизнеса в России. ХДР после приговора была признана банкротом.

Но включить Hochtief в реестр кредиторов с требованием на сумму предоставленных ХДР учредителями за десять лет €11 млн заемных средств для обеспечения ее деятельности суд отказался. Как пояснил Cергей Усоскин, «в случае банкротства российские суды стали иногда переквалифицировать такие займы во вклады в капитал, полагая, что акционеры должны нести больше рисков, чем независимые кредиторы».

Безуспешной оказалась и попытка Hochtief добиться в АС Москвы признания недействительным займа ХДР у господина Войтенкова как не отраженного на балансе компании. При этом АС Москвы сослался на приговор ее сотрудникам, указав, что ХДР «в рамках своей деятельности занималось исключительно подделкой подписей и печатей на документах и основывало свои требования в рамках гражданских дел на таких документах». Но конкурсный управляющий ХДР Иван Бабенко также обратился с аналогичным иском в АС Москвы. Он пояснил “Ъ”, что «считает незаконным третейское решение МОТС, обратившего к исполнению договор займа, согласно которому Евгений Войтенков передал Екатерине Радаевой €5 млн наличными в нарушение публичного порядка и валютного законодательства РФ».

Таким образом, единственными кредиторами «дочки» немецкого концерна сейчас признаны Евгений Войтенков и его бизнес-структура «Олимп». АС Санкт-Петербурга включил в реестр их требования о возмещении убытков на сумму около 700 млн руб.: кроме спорного займа ХДР и процентов, учтена сумма упущенной выгоды — суд признал, что бизнесмен мог бы вложить эти средства в рентабельные проекты. Это решение «удивительно в свете тех очень разрозненных и недостаточных доказательств, на которые ссылается суд», говорит Сергей Усоскин. По его мнению, сложно доказать, что должник мог предвидеть убытки, превышающие проценты, такого крупного кредитора, как господин Войтенков (имеющего свой капитал и возможность получить кредит для реализации новых проектов), если займ не будет возвращен вовремя. Также господин Усоскин считает «необычным и неверным» признание убытками господина Войтенкова убытков принадлежащих ему компаний. «Весьма смелым подходом» называет решение АС Санкт-Петербурга и глава аналитической службы юрфирмы «Инфралекс» Ольга Плешанова, отмечая, впрочем, что такие требования «удовлетворяются в конце третьей очереди и вряд ли реально будут погашены».

Криминальная перспектива


Отказы правоохранительных органов возбудить уголовное дело по заявлению ХДР о поддельном договоре займа у Евгения Войтенкова неоднократно возвращались прокуратурой для проведения дополнительной проверки, которая до сих пор не завершена, сказал “Ъ” адвокат госпожи Радаевой Сергей Волженкин. Но теперь ей может угрожать новое уголовное дело о присвоении не поступивших на баланс ХДР €5 млн займа, получение которых она отрицает, говорит он. Как подтвердил “Ъ” конкурсный управляющий ХДР Иван Бабенко, он обратился в полицию с просьбой провести проверку признаков преступления, связанного с этим займом, в отношении «неустановленных лиц».

«Я боюсь Евгения Войтенкова, он грозится меня уничтожить, и я уверена, что он влияет на все официальные точки зрения по нашему делу, чтобы добиться своей цели отъема денег у иностранного инвестора»,— заявила вчера в телефонном разговоре с “Ъ” госпожа Радаева. Ее второй адвокат по уголовному делу Евгений Рубинштейн добавил, что во время уголовного процесса господин Войтенков якобы обещал всем фигурантам «жестокую тюрьму». Сам господин Войтенков говорит, что стал жертвой мошенников и будет добиваться справедливости и возмещения ему Hochtief убытков, в том числе в иностранных судах.

В аппарате Бориса Титова «озадачены действиями госпожи Радаевой и ее объявлением в розыск», но «не завершили работу по обращению сотрудников Hochtief и оставляют за собой право поддержать их кассационные жалобы».

«Возможно, Екатерина Радаева покинула Россию вынужденно»,— не исключил собеседник “Ъ”. В Hochtief от комментариев отказались.

«Весьма досадно, что с закрытием “Хохтиф Девелопмент” в России исчезнет имя крупного германского предприятия, работающего во всем мире и обеспечивающего занятостью свыше 50 тыс. сотрудников. Но при сложившихся обстоятельствах этот шаг, к сожалению, понятен: концерн делает выводы из обвинений в уголовных преступлениях против своих сотрудников в Санкт-Петербурге, которые с точки зрения многих наблюдателей весьма сомнительны»,— заявил “Ъ” посол ФРГ в РФ Рюдигер фон Фрич. По его словам, «этот случай демонстрирует, что иностранные компании по-прежнему не могут быть уверены в надежности защиты инвесторов в России». «Он портит деловой имидж России, улучшение которого важно для всех нас», отметил посол, пояснив, что не может комментировать подробности дела из-за продолжающегося судебного разбирательства.

Анна Пушкарская, Дмитрий Маракулин, Санкт-Петербург; Елена Черненко, Анна Занина


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз