Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

При чем здесь Вашингтон

Обозреватель “Ъ” Сергей Строкань о подоплеке скандала вокруг сбитого Ил-20

от

Инцидент с российским Ил-20 в Сирии вызвал войну слов и интерпретаций того, что же на самом деле произошло в небе над Латакией. Политики, дипломаты и эксперты сразу в нескольких столицах бьются над ответами на вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?», которые в эти дни перестают быть «извечно русскими».

Минобороны РФ возложило ответственность за случившееся на израильские ВВС: по его версии, наносившие удары по сирийской инфраструктуре истребители F-16 фактически спровоцировали трагедию, прикрываясь российским самолетом и тем самым подставив его под огонь сирийских ПВО. Схожей версии придерживаются в Дамаске и Тегеране.

У израильских военных — свои аргументы, своя хронология событий, своя правда. Вину за трагедию с Ил-20, в результате которой погибли 15 российских военнослужащих, в Израиле признавать отказываются, и переводят стрелки на сирийские ПВО, умудрившиеся попасть в самолет союзника.

В общем, получается, что каждая из сторон пытается защитить честь мундира. Но поскольку мундиры у них разные, то все выливается в перекладывание ответственности и поиск стрелочника. В экспертной среде между тем с каждым днем множатся конспирологические версии: от умозрительных и экзотических до просто безумных. Разбирать их не имеет смысла.

После того, как, отвечая на вопрос «Что делать?», Москва уведомила израильскую сторону о намерении в течение ближайших недель поставить Дамаску более совершенные ракетные комплексы С-300, которые резко повысят боеспособность сирийских ПВО, ситуация стала выглядеть как поворотный момент в российско-израильских отношениях. Ведь изначально Москва планировала поставить эти системы Дамаску еще пять лет назад — в 2013 году, однако так и не сделала это по настоятельной просьбе израильского руководства, объяснявшего необходимость иметь свободу рук для решения задач собственной безопасности.

На протяжении последних лет это позволило израильским ВВС беспрепятственно нанести сотни авиаударов на сирийской территории. Но уже очень скоро, когда системы С-300 поступят сирийским ракетчикам, израильские самолеты будут вынуждены столкнуться с новой, крайне неприятной для них реальностью: полеты над Сирией, которые ранее были для них «легкой прогулкой», впредь будут сопряжены со смертельным риском. Фактически своим решением о передаче Дамаску С-300 Москва закрывает для Израиля сирийское пространство.

На самом деле, если посмотреть на ситуацию более пристально, то можно сделать вывод, что решение российской стороны — это сигнал не только и не столько Израилю, сколько их главному стратегическому союзнику — США, традиционно считающему поддержание безопасности еврейского государства своим приоритетом. После того как горячо нелюбимого израильским руководством президента Обаму в Белом доме сменил Дональд Трамп, в глазах израильского правящего класса Вашингтон вернул себе, казалось, утраченный статус гаранта безопасности страны. В Сирии этого удавалось добиваться именно благодаря российско-американским договоренностям, в том числе достигнутым в ходе июльского саммита Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки. Сегодня, в самый разгар санкционной войны против России, из поля зрения многих политиков и экспертов, размышляющих над вопросами «Кто виноват?» и «Что делать?» выпало то, какое место занимала израильская тема на переговорах в Хельсинки. По их итогам Дональд Трамп публично признал, что Владимир Путин «очень активно участвует в обсуждении с нами, с Биньямином Нетаньяху, в выработке решений» по Сирии, касающихся «долгосрочной безопасности и Израиля».

Однако договоренности с США по Сирии в итоге вылились в игру в одни ворота. Сделав так много для обеспечения безопасности Израиля, Москва так и не смогла получить взамен от Вашингтона ничего, кроме новых санкций. Между тем Россия вполне могла рассчитывать на какие-то дружественные жесты с американской стороны, на какие-то, хотя бы робкие попытки к нормализации отношений.

Трагедия со сбитым Ил-20 фактически развязала Москве руки и дала повод доступно объяснить, что она не собирается «за красивые глаза» решать проблемы США и Израиля в Сирии.

И вот уже госсекретарь США Майкл Помпео называет инцидент в небе над Латакией одной из важных тем обсуждения с главой МИД РФ Сергеем Лавровым. Каким будет итог этого обсуждения, зависит от того, что сможет предложить Вашингтон Москве.

Комментарии
Профиль пользователя