Коротко


Подробно

Фото: Александр Подгорчук / Коммерсантъ   |  купить фото

Деньги уходят в интернет

Как банки на Урале занимают нишу в цифровой экономике

Коммерсантъ (Екатеринбург) от

Взятый курс регулятором на формирование полноценной цифровой среды привел к закономерному развитию дистанционных технологий внутри банковской системы. По данным участников рынка, до 100% клиентов — юридических лиц пользуются интернет- или мобильным банком, более 54% взрослого населения страны готовы пользоваться мобильными и дистанционными банковскими услугами. Специалисты прогнозируют, что с развитием цифровых форматов обслуживания и качественной дистанционной поддержки офлайновые банковские отделения будут сокращаться.


Роль банков в цифровой экономике


В 2017 году правительство РФ утвердило систему реализации программы цифровой экономики в стране, целью которой является формирование полноценной цифровой среды. По данным исследования аналитического отдела Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК), вклад цифровой экономики в ВВП Российской федерации в 2017 году составил 2,42% или 2,08 трлн руб. При этом влияние интернет-рынка на экономику страны ежегодно растет на 11%.

Вхождение банковского сектора в цифровую экономику прошло плавно и незаметно. Традиционно банки являются одними из лидеров в области технологического дистанционного развития, в том числе в сфере защиты и обработки персональных данных. Учитывая, что основными направлениями при реализации программы являются создание информационной инфраструктуры и обеспечение информационной безопасности, банки, как никто другой, оказывают влияние на формирование цифровой среды. «Банки играют ведущую роль в цифровизации финансового сектора, как самостоятельно развивая перспективные технологии, так и в партнерстве с инновационными стартапами, так называемыми финтехами»,— отмечают в пресс-службе СКБ-банка. «С одной стороны, банк является заказчиком технологий, формирует целый рынок компаний и специалистов, а с другой стороны, банк меняет наше поведение как потребителей. В этом двойном воздействии и заключается роль банков в цифровой экономике»,— соглашается заместитель председателя правления банка «Урал ФД» Евгений Ощепков. Директор по инновациям Росбанка Ольга Махова добавляет, что инвестиционный цикл привел к появлению передовых мобильного и онлайн-банкинга, которые выделяются на фоне решений, используемых в странах Европы. «Вместе с развитием других отраслей (телеком, электронная коммерция) это серьезно влияет на поведение клиентов, доступность и востребованность цифровых услуг, а также появление новых бизнес-линий»,— считает она.

Банки являются одной из ключевых сил, влияющих на формирование цифровой среды. «Это может не быть очевидным, но прямое взаимодействие между людьми возможно только в “реальном” мире, в то время как в цифровой экономике в текущих условиях ни представители бизнеса, ни физические лица не могут обойтись без посредничества банков. И во многом именно от качества последнего будет зависеть скорость цифровизации экономики»,— отмечает старший вице-президент, директор департамента IT-развития банка «Открытие» Олег Зайцевский.

Пристальное внимание к вовлеченности банковского сектора в цифровую экономику уделяет Центробанк. «Естественно, поскольку финансовая отрасль является одной из самых зарегулированных, то без лидирующей роли регулятора самостоятельно внедрять новые технологии было бы невозможно, хотя бы даже в юридическом плане»,— поясняют в СКБ-банке. Заместитель председателя правления по связям с органами госвласти АО «Альфа-банк» Владимир Сенин напоминает, что Банк России запустил проект по повышению доступности финансовых услуг. «Цель данной инициативы повысить доступность финансовых услуг для россиян из отдаленных, труднодоступных или малонаселенных регионов России. Цифровизация всего взаимодействия клиента и банка позволяет предоставлять более дешевый сервис клиентам без потери качества»,— указывает он.

Банки в цифре


Участники рынка отмечают, что аудитория уже широко охвачена мобильным и интернет-банкингом, который является определенным показателем цифровизации экономики. «По данным Центробанка, в первом полугодии текущего года 45,1% клиентов российских банков, включая физических и юридических лиц, пользовались услугами интернет-банкинга и мобильного банкинга. Согласно опросам, проведенным социологами для ЦБ РФ, более 54% взрослого населения готовы пользоваться мобильными и дистанционными банковскими услугами»,— приводит статистику заместитель директора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова. По данным Евгения Ощепкова, 99% юридических лиц пользуются интернет-банком или мобильным банкингом. «Доля клиентов, активно пользующихся интернет-банком превышает 90%, это означает, что клиенты не просто готовы к восприятию цифровых сервисов, но этот вид обслуживания становится стандартом»,— рассказали в СКБ-банке. Заместитель управляющего операционным офисом Абсолют-банка в Екатеринбурге Екатерина Богатова приводит статистику, согласно которой 40% клиентов — юридических лиц готовы отказаться от традиционного банкинга и пользоваться только диджитал-сервисами. В сфере банковских гарантий таких клиентов почти 100%.

Удовлетворение мобильного спроса


Для многих банков развитие дистанционных каналов обслуживания является приоритетным направлением в работе. Например, в начале года СКБ-банк запустил новый онлайн-банк для предпринимателей «Делобанк». В интернет-банке Light для малого бизнеса Уральского банка реконструкции и развития (УБРиР) реализована услуга проверки контрагентов «Светофор», когда можно посмотреть, что собой представляет потенциальный партнер, стоит ли ему перечислять деньги, а также встроен аналитический сервис для контроля финансовых потоков компании. А в интернет-банке УБРиР Pro, который ориентирован на потребности профессиональных финансистов, можно в режиме «одного окна» работать сразу со всеми связанными компаниями. Яркий пример цифровизации — это банк «Точка», который специализируется на сервисах для бизнеса, например, приложение онлайн-бухгалтерия для индивидуальных предпринимателей, работающих на упрощенной системе налогообложения (УСН) без эквайринга и сотрудников. Приложение рассчитывает налоги и страховые взносы, формирует декларации, умеет автоматически отличать доходы от других поступлений при расчете налогов. Самостоятельно откладывает 6% со всех доходов и уплачивает налог по УСН. Интернет-банк «Точки» уже со встроенной бухгалтерией работает в круглосуточном режиме в любых браузерах и операционных системах. Банк «Нейва» запустил онлайн-кассы «Мерката», которые представляют собой кассовый POS-терминал на базе Android или Windows, оборудованный регистратором с фискальным накопителем.

«Порог входа в цифровой индустрии упал, мы можем относительно недорого внедрить современное и технологичное решение»,— отмечает Евгений Ощепков. Банк «Урал ФД» очень быстро запустил портал банковских гарантий, используя готовое коробочное решение. «Теперь наши клиенты не посещают отделение банка, а с помощью электронно-цифровой подписи передают документы в банк и получают их. Несмотря на сокращение зарегистрированных юридических лиц в России (и Пермском крае в частности), мы прирастаем в количестве клиентов на 20–30% по разным видам сервисов»,— рассказал господин Ощепков.

В деле биометрия


Банковский сектор в цифровой экономике сейчас делает ставки на такие направления как удаленная идентификация, доступ к информационным системам, электронные каналы коммуникаций, использование больших данных. По данным Натальи Мильчаковой, банки уже готовы к внедрению дистанционного обслуживания с использованием биометрических данных клиентов-физлиц, когда человеку достаточно посетить офлайновый офис банка всего один раз, а далее он может обслуживаться дистанционно, так как банк уже будет располагать его биометрическими данными. Например, к началу 2019 года Абсолют-банк намерен развернуть проект по сбору биометрических данных во всех регионах своего присутствия. Клиенты СКБ-банка смогут зарегистрироваться в Единой биометрической системе уже в этом году.

Новые технологии и сервисы для клиентов банки разрабатывают и внедряют с помощью ассоциации Финтех, которая учреждена при содействии Банка России. «В прошлом году СКБ-банк вступил в состав ассоциации Финтех. Сейчас мы в качестве ассоциированного члена активно участвуем во всех ее проектах. Например, в начале следующего года мы реализуем услугу перевода средств по номеру телефона среди банков-участников новой системы быстрых платежей. И это только первые из множества проектов цифровой экосистемы будущего»,— рассказали в пресс-службе СКБ-банка. Альфа-банк также участвует в проекте ЦБ по запуску системы удаленной идентификации клиента. Она позволяет заключать договор с клиентом без его личного присутствия в офисе. Достаточно один раз зарегистрироваться в любом из банков-участников, после этого клиент может заключить договор об открытии вклада, кредита или счета с любым банком дистанционно. Он будет идентифицирован с помощью фото и записи голоса.

Сегодня практически у всех банков в линейке продуктов есть карты с бесконтактной системой оплаты. Функцией бесконтактных платежей (NFC) уже можно воспользоваться с помощью смартфона, а также аксессуаров — через кольца и браслеты. «Фантастической популярностью они пользовались у болельщиков на мероприятиях прошедшего чемпионата мира по футболу»,— отмечает Владимир Сенин из Альфа-банка.

«Для инноваций в банковской сфере характерен эффект гистерезиса, когда поначалу новая технология выглядит непопулярной и может даже показаться бесполезной, однако после достижения критической массы постоянных пользователей она переходит в разряд обязательных для сохранения и привлечения новых клиентов»,— рассуждает Олег Зайцевский из «Открытия».

Вызовы цифровой экономики


Цифровая экономика подразумевает изменения бизнес-процессов и ускорения реакции на вызовы и запросы целевой аудитории. «Наверное, самая большая сложность — это осознать, что рынок изменился и вовремя скорректировать свою модель для сохранения устойчивого бизнеса. Меняются потребительские акценты клиентов, меняются каналы продаж и банковские бизнес-процессы. Сейчас важно дать гибкий, быстрый и удобный сервис клиенту»,— рассуждают в СКБ-банке. «Внедрение новых цифровых решений требует радикального изменения бизнес-процессов банков и их адаптации под условия цифровой экономики»,— согласен Владимир Сенин. Он указывает на то, что вызовы возникают и на законодательном уровне: правовая база требует трансформации. «Место бумажных договоров занимают электронные документы, на смену подписи авторучкой приходит электронная подпись (пароль или токен)»,— напоминает он. «Нашумевшая технология распределенных реестров по большей части находится вне правового поля, а развитие электронного документооборота затруднено требованиями регулятора»,— добавляет Олег Зайцевский из банка «Открытие». Кроме того, цифровая экономика требует повышенных высокотехнологичных решений в области защиты персональных данных и средств. «С переходом большинства платежей в онлайн увеличились и эпизоды мошенничества»,— отмечает Евгений Ощепков.

Криптовалюта ждет совершенства


Одним из явлений цифровой экономики стало распространение криптовалюты. Однако появление крипторубля специалисты ставят под большое сомнение, говорят для этого нет подходящей законодательной базы и соответствующей инициативы регулятора. «Появление крипторубля зависит от законодательной инициативы. Пока закон не разрешит, это невозможно»,— подчеркивает Евгений Ощепков из банка «Урал ФД».

«В ближайшее время ожидать появления подобного денежного суррогата не стоит. Помимо того, что это сейчас невозможно с законодательной точки зрения, подобная новация попросту не будет востребована на рынке»,— считает Олег Зайцевский. По его мнению, в существующих реалиях продукты на базе распределенных реестров могут быть полезны только в отдельных узких сегментах, а во всех остальных они перекрываются сравнительно дешевыми и гораздо более эффективными традиционными технологиями.

Консалтинговая компания PwC провела опрос среди 600 руководителей из 15 стран мира и выяснила, что 84% из них так или иначе работают с блокчейном. В СКБ-банке уверены, что использование блокчейн в российской экономике возможно, если устранить ряд несовершенств: «Пока лишь можно констатировать, что блокчейн-технологии, на которых основаны криптовалюты, не так совершенны, как этого бы хотелось. Впрочем, целевое применение блокчейн вполне уместно, и инициативы законопроекта о цифровых финансовых активах прямо об этом говорят».

«Это игра не банков, а Центробанка, который намерен выпускать криптовалюту. Потому что это очень удобно — иметь крипторубль. Для гражданина с его появлением банк в большей степени исчезнет»,— отметил в интервью “Ъ-Урал” глава совета директоров IT-компании Naumen Александр Давыдов.

Интеграция сервисов


Дальнейшее развитие банковского сектора в реалиях цифровой экономики будет направлено на развитие сервисов, мобильного и интернет-банкинга, их функциональность, доступность и безопасность. «Банковские услуги должны стать легкими и интуитивно понятными для клиента, тесно вплетенными в его повседневную жизнь, но при этом надежными и безопасными»,— отмечают в СКБ-банке. «В первую очередь он будет фокусироваться на изменяющихся ожиданиях клиентов и учиться более эффективно доставлять ценность в этих условиях, искать новые источники выручки в смежных и небанковских областях, выстраивать персонализированные сервисы и продукты на основании данных»,— добавила Ольга Махова.

Наталья Мильчакова из «Альпари» прогнозирует, что многие банковские услуги могут в будущем быть интегрированы с порталом госуслуг. «Уже сейчас в Москве происходит интеграция банковской карты и социальной карты москвича. Это приводит к сокращению количества офлайновых офисов банков, так как значительная часть услуг уже доступна в интернете. Однако пока есть наличный оборот денег, полностью офлайновые подразделения банков с рынка не будут вытеснены»,— говорит она. Впрочем, то, что их количество будет сокращаться в ходе развития цифровой экономики, не отрицает ни один участник банковского рынка.

Александр Давыдов из компании Naumen высказал предположение, что цифровая экономика не только изменит сервисы банков, но и может привести к их исчезновению. «Банки для платежных операций, которые являются сейчас основной банковской функцией, будут не нужны. Если ЦБ эмитирует крипторубль, потребность в посредничестве банков при оплате исчезнет, средства можно будет переводить друг другу напрямую. Банки резко скукожатся и вернутся к своим начальным функциям — рискованным кредитным операциям и депозитам. Это займет до 10 лет»,— прогнозирует он.

Участники банковского рынка более оптимистичны. «Мы твердо уверены, что банки не только не исчезнут, но и сохранятся в физическом виде, что обусловливается тем, что большинство населения все еще предпочитает иметь возможность прийти в офис и лично получить услуги. Также нельзя забывать о представителях старшего поколения, для которых даже банкомат зачастую является слишком непривычным и неудобным способом получения банковского обслуживания»,— полагает господин Зайцевский. «Банковская система выполняла и выполняет роль финансового посредника между вкладчиками и заемщиками, снимая противоречия между сроками и суммами финансовых инвестиций, гарантируя безопасность вкладов и ограничивая риски при кредитовании. Поэтому профессиональная деятельность банковских посредников никуда не уйдет. Другое дело, что изменятся формы предоставления банковских услуг, они органично впишутся в повседневную жизнь так, что получение банковской услуги перестанет быть сложным и значительным событием. Взять кредит или оформить вклад станет не сложнее покупки товара в интернет-магазине, а заботливые роботы-ассистенты помогут полезным советом и подскажут своевременное решение»,— считают в СКБ-банке. «Банки не исчезнут. Основой существования банков является доверие клиентов. Наоборот, банки являются центром притяжения новых финансовых технологий»,— уверен Владимир Сенин. «Можно ожидать укрепления партнерских отношений между банками и финтех-компаниями, так как первые имеют большую экспертизу в своей сфере и хорошо знают своих клиентов, а вторые знают технологии и могут применить их с пользой для общества»,— прогнозирует Олег Зайцевский. «В перспективе, возможно ожидать некоторого снижения маржинальности и усиления конкуренции, а также ослабления связи с клиентом из-за усиления новых игроков (агрегаторов). Тем не менее, банкам ничего не угрожает, так как ключевые банковские компетенции за ними сохранятся»,— полагает Ольга Махова из Росбанка.

Евгения Яблонская


Материалы по теме:

Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение