Коротко


Подробно

8

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

Ленин в сентябре

Наталья Осипова станцевала «Айседору»

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

На сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко продюсерская компания Ardani Artists при поддержке Романа Абрамовича представила российскую премьеру спектакля «Айседора» на музыку балета «Золушка» Сергея Прокофьева в постановке Владимира Варнавы с Натальей Осиповой в заглавной роли. Рассказывает Татьяна Кузнецова.


Двухактная «Айседора» — самый масштабный проект за 28 лет существования Ardani Artists: живой оркестр, международный состав из двух десятков исполнителей, изобильные костюмы Гали Солодовниковой, сюрреалистичная видеографика Ильи Старилова, молодой, но известный в мире хореограф Варнава, мировая звезда Наталья Осипова в главной партии и даже настоящий Bugatti 1927 года выпуска.

На предпремьерной встрече со зрителями хореограф Варнава аргументировал свою идею слияния сказки о Золушке с биографией американской поборницы свободного танца. По его словам, в обеих историях туфли имеют ключевое значение — только сказочная героиня обувается, а реальная — разувается. Одежда — в случае с Айседорой шарф, запутавшийся в колесе машины и удушивший «босоножку»,— тоже играет роковую роль, равно как и карета (то есть автомобиль, погубивший и детей танцовщицы, и ее саму). Бал — место торжества Золушки — хореограф сопоставил со Страной Советов: тоже «иным пространством», куда танцреволюционерка, полная упований, приехала по приглашению Луначарского (в спектакле наркома заменил Ленин). Принц, разумеется, Сергей Есенин. Наконец, сама музыка Прокофьева, далекая от сказочной безмятежности, дала хореографу веские основания для постановки трагического спектакля. Предупредив, что не собирается воспроизводить танец Айседоры, Владимир Варнава заверил, что и он, и Наталья Осипова вдохновлялись главными тезисами своей героини о естественном проявлении душевных и телесных движений.

В спектакле благие намерения были реализованы с помощью автобиографии Айседоры (цитаты из ее книги стали основой либретто) с обескураживающим простодушием. От примитивной иллюстративности не спасли ни мифологические персонажи вроде довольно зловещей Терпсихоры в греческом хитоне и сатиров в кюлотах из белых перьев, ни тем более политический гротеск в виде советских массовых сцен во главе с непременными чекистами (разумеется, в кроваво-красном). Советской вакханалией правит Ленин (Алексей Любимов в портретном гриме и с узнаваемым указующим жестом руки), который строит новое государство по тем же противоестественным законам, по каким живет классический балет (в сцене карикатурного балетного урока роль учителя исполняет тот же Алексей Любимов). Концепции немного мешает Прокофьев: дворцовая мазурка в эпизоде торжества победившего пролетариата или любовное адажио при встрече Айседоры с Лениным могут вызвать некоторый дискомфорт, но отрицать попадание движений в ритм было бы несправедливо.

Следует добавить, что гротесковые эпизоды у хореографа Варнавы получаются все равно убедительнее сцен романтических. Неслучайно одной из главных хореографических кульминаций спектакля оказался монолог Ленина-ангела со стрекозиными крыльями за спиной, переходящий в дуэт с Айседорой, в котором вождь воспроизводит поддержку чекиста из балета Бориса Эйфмана «Красная Жизель». Другим героем спектакля стал Есенин, великолепно станцованный Владимиром Дорохиным. И не его вина, что этот шаржированный персонаж смахивает на Бальзаминова из культовой комедии, а в минуты пьяного загула с полуголыми люмпенами кажется карикатурой с советского плаката. Хореограф не дал Есенину и минуты просветления: даже в момент финального объяснения с Айседорой он выглядит приживалом, висящим гирей на ее ногах в самом буквальном смысле (адажио построено на попытках героини выпутаться из рук мужа-прелюбодея, ползающего по полу, вцепившись в ее щиколотки).

Спектакль, безусловно, держит Наталья Осипова. Причем даже не танцем — хореографический текст Айседоры откровенно слаб. Хореограф, пытаясь сделать языком «босоножки» естественные движения Натальи, переложил собственные обязанности на балерину. В результате решительно невозможно понять, что за танцевальную революцию совершила эта девушка, задирая ногу выше головы, прыгая вполне классические сиссоны и па-де-ша распущенными ногами со стопами-утюжками, запуская волны корпусом и заламывая руки во всех направлениях. Ни одна балерина мира не могла бы взволновать мир такими примитивными па. Кроме Натальи Осиповой, которая любую наивность превращает в откровение своей невероятной погруженностью в роль и верой в значимость каждого сценического мгновения. От ее трогательной беспомощной Айседоры невозможно оторвать глаз, что бы ни делала эта девочка, запутавшаяся в мире политики и чистогана. Сцена же расставания с Есениным (даром, что хореографически она предсказуема до па) по психологической тонкости и диапазону чувств может быть причислена к лучшим мелодраматическим дуэтам балетной истории. А вот сам балет вместе с Лениным-ангелом если и останется в памяти, то разве что в виде необязательного курьеза.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз