Коротко


Подробно

Фото: Reuters

США и Россия наращивают арсенал претензий

Вашингтон и Москва отходят от ядерного разоружения

от

Администрация США может отказаться от продления сроков действия ключевых соглашений о ядерном разоружении и не исключает пересмотра других договоров с Москвой в области контроля над вооружениями. Под угрозой — СНВ-3 и Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. В Белом доме утверждают, что основанием для такого шага могут стать испытания в России принципиально новых видов вооружения, о которых сообщил в марте президент РФ Владимир Путин в обращении к Федеральному собранию. С подробностями — корреспондент “Ъ” в Вашингтоне Кирилл Белянинов.


В администрации США не исключают выхода Соединенных Штатов из Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). «Мы еще не приняли никакого решения и рассматриваем все возможные варианты»,— заявила в ходе состоявшихся на прошлой неделе слушаний в сенатском комитете по международным делам замгоссекретаря по вопросам разоружения Андреа Томпсон.

Тема продолжения переговоров о ядерном разоружении стала ключевой в российско-американских отношениях с первых дней президентства Дональда Трампа. Вопрос о возможности продления сроков действия договора СНВ-3 обсуждался во время самого первого телефонного разговора Владимира Путина с президентом США в январе 2017 года и в ходе первых переговоров на высшем уровне в Хельсинки в июле этого года.

В Хельсинки российский президент предложил продолжить «совместную работу по проработке всего комплекса военно-политического и разоруженческого досье», подтвердив готовность сохранить ключевые соглашения в сфере контроля над вооружениями: Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подписанный в 1987 году Михаилом Горбачевым и Рональдом Рейганом в Рейкьявике, Венский документ 2011 года о мерах укрепления доверия и безопасности, а также Договор об открытом небе.

В конце августа, после встречи в Женеве с главой российского Совета безопасности Николаем Патрушевым, советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон публично заявил, что Вашингтон не намерен автоматически продлевать действие существующего договора СНВ еще на пять лет, как предусмотрено условиями соглашения. Вместо этого, по его словам, американская администрация пока рассматривает три варианта: продление срока действия договора, начало переговоров по его пересмотру или возвращение к условиям Договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП), подписанного в Москве в 2002 году. В отличие от соглашения СНВ прежний договор предполагал лишь сокращение числа ядерных боезарядов, не уточняя, какие именно носители подпадают под такое сокращение.

В этом заявлении, впрочем, наблюдатели не увидели ничего нового: господин Болтон, участвовавший в свое время в переговорах по тому самому договору СНП, известен в Вашингтоне как один из наиболее последовательных противников дальнейшего ядерного разоружения. В числе чиновников, активно выступавших в 2010 году против подписания действующего сегодня договора СНВ-3, находится и старший директор Совета национальной безопасности США Тим Моррисон, отвечающий за ядерное разоружение.

Как пояснила в ходе слушаний в Сенате заместитель госсекретаря США Андреа Томпсон, главной причиной для пересмотра соглашений с Москвой стали заявления российского руководства о разработке новых стратегических наступательных систем. Об этом оружии сообщил Владимир Путин, выступая в марте этого года с посланием Федеральному собранию.

«Мы изучаем, насколько решение России производить (такое оружие.— “Ъ”) соответствует условиям договора,— уточнила госпожа Томпсон.— Кроме того, неизвестно, будут ли анонсированные Россией стратегические ядерные вооружения подпадать под условия действия соглашения».

«Лично для меня самым беспокоящим моментом является поведение России в области контроля над вооружениями,— добавил, выступая на тех же слушаниях в Сенате, помощник заместителя министра обороны США по политическим вопросам Дэвид Трахтенберг.— Похоже, что русские выбирают, какие именно пункты договоров они будут выполнять и какие — не будут, потому что это не соответствует их интересам».



Он подчеркнул, что новые ядерные наступательные системы, о существовании которых накануне выборов заявил Владимир Путин, рассматриваются США как «стратегические вооружения», так что их разработка «грубо нарушает» условия соглашения СНВ-3.

«В договоре указано, что Россия обязана поставить Соединенные Штаты в известность о том, что она разрабатывает новые типы вооружений, и включить их в число систем, учитываемых в рамках договора»,— заявил Дэвид Трахтенберг.

В свою очередь, Андреа Томпсон напомнила, что в последние годы Вашингтон не раз «уличал» Москву в нарушении договоров о сокращении наступательных систем. Так, еще в 2013 году США заявили, что вопреки требованиям Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности Россия начала разработку новой крылатой ракеты SSC-8 на основе ракеты морского базирования 3M-54 «Калибр». По данным американских спецслужб, в начале 2017 года эта ракета была поставлена в войска.

Кроме этого, по словам Андреа Томпсон, «вполне очевидно», что Москва «грубо нарушила» условия Конвенции по запрещению химического оружия, продолжая оказывать поддержку Дамаску и не признавая свою причастность к попытке отравления бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери в Солсбери.

К списку обвинений помощник заместителя министра обороны США Дэвид Трахтенберг добавил, что Москва не выполняет условия Соглашения об обычных вооружениях в Европе, Будапештского меморандума о гарантиях безопасности, Хельсинкских соглашений и Президентской инициативы о тактических ядерных вооружениях. По мнению представителя администрации США, Россия также «выборочно» выполняет условия Венского документа 2011 года о мерах укрепления доверия и безопасности, тем самым нарушая условия Договора об открытом небе.

«Мы заключали эти соглашения, включая СНВ-3, надеясь на улучшение отношений с Россией,— посетовал Дэвид Трахтенберг.— Но сейчас, когда эти отношения ухудшились, мы должны ясно отдавать себе отчет в том, с какими угрозами мы сталкиваемся».

Как подчеркнула Андреа Томпсон, в Вашингтоне до сих пор не смогли получить от Москвы «никаких внятных объяснений» своих действий, которые пыталась получить администрация Трампа. «Российский ответ в каждой из подобных ситуаций заключался в применении стандартного сценария: использовании отвлеченных рассуждений, дезинформации и ответных обвинений»,— сообщила замгоссекретаря США.

В феврале этого года, после того как Москва и Вашингтон официально объявили о выполнении всех условий Договора СНВ-3, сократив предусмотренное соглашением число развернутых межконтинентальных ракет, ядерных боезарядов и пусковых остановок, российский МИД выступил с рядом претензий к США. В Москве в том числе заявили, что вместо «сокращения» американская сторона переоборудовала часть пусковых установок морских ракет Trident II и тяжелых бомбардировщиков В-52Н.

Выступая в конце февраля на международной Конференции по разоружению в Женеве, глава МИД РФ Сергей Лавров и вовсе заявил, что Москва больше не собирается сокращать свои ядерные арсеналы. По его словам, за последние годы Москва «более чем на 85%» уменьшила свои стратегические ядерные запасы, а обсуждать дальнейшие шаги в области разоружения мешает «явно агрессивная позиция» США.

В качестве примера господин Лавров напомнил о размещенном в странах Европы американском тактическом ядерном оружии и «практике так называемых совместных ядерных миссий». «В рамках их (американских.— “Ъ”) миссий с грубым нарушением Договора о нераспространении неядерные члены НАТО участвуют в планировании применения американских нестратегических ядерных боеприпасов и привлекаются к освоению соответствующих навыков»,— сказал глава МИДа, добавив, что «тем самым военные США готовят вооруженные силы стран Европы к применению тактического ядерного оружия против Российской Федерации».

В последние годы российская сторона неоднократно заявляла, что США должны вывести тактические ядерные боезаряды из Западной Европы. В Вашингтоне, впрочем, считают эту проблему «надуманной».

«Речь идет примерно о 160 единицах оружия, боеголовках к так называемым гравитационным авиабомбам, находящимся на пяти базах на европейском континенте,— пояснил “Ъ” исполнительный директор Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрил Кимбалл.— Главный российский аргумент заключается в том, что ни одно государство не должно размещать ядерное оружие за пределами своей территории. При этом не существует ни одного договора, содержащего подобные требования. И разумеется, в Москве не говорят о том, что Россия располагает существенным арсеналом нестратегических боеголовок, которые хранятся на территории Российской Федерации, но находятся непосредственно у европейских границ».

Продолжающийся обмен взаимными обвинениями свидетельствует о том, что и Россия, и США оказались не готовы продолжить переговоры о судьбе ключевых договоров в области контроля над вооружениями. По мнению научного сотрудника исследовательского центра James Martin Center for Nonproliferation Studies Николая Сокова, принимавшего участие в подготовке двусторонних соглашений о сокращении стратегических вооружений СНВ-1 и СНВ-2, увлекшись взаимными обвинениями, Москва и Вашингтон оказались в ситуации цейтнота, и для подготовки нового соглашения о стратегических вооружениях просто не осталось времени.

«Количественные уровни, которые определяет договор (СНВ-3), очень комфортны для России, но проблема в том, что Вашингтон пока не готов обсуждать такое предложение,— заявил Николай Соков в разговоре с “Ъ”.— В США вооружения устарели, и замены требует вся ядерная триада. Процесс модернизации должен был начаться еще несколько лет назад, но по разным причинам администрация откладывала сроки старта программы. Пока США не определятся, какие именно системы должны разрабатываться, никакого прогресса в области контроля над ядерными вооружениями не будет».

Более того, в Конгрессе США не скрывают, что как минимум до конца 2018 года собираются обсуждать новую ядерную стратегию, представленную администрацией в прошлом феврале, уточняя так называемые имплементирующие документы, которые будут содержать описание конкретных программ и суммы их финансирования.

«До окончания этих консультаций предстоящие в ближайшие месяцы двусторонние встречи никаких результатов не принесут,— уверен Николай Соков.— За оставшиеся три года подготовить новое соглашение невозможно, так что единственное возможное решение этой проблемы — продлевать срок действия существующего договора». По словам эксперта, сделать это не позволяет политическая ситуация в Вашингтоне: на фоне скандалов, связанных с обвинениями о российском вмешательстве в выборы 2016 года, никто в Конгрессе не выступит за подписание нового договора с Москвой.

Напомним, что СНВ-3 может быть продлен и по решению президентов РФ и США, и это решение не потребует ратификации в парламентах двух стран. Другое дело, пойдет ли на это Дональд Трамп.

Закрывая слушания с участием представителей Госдепа и Пентагона, глава сенатского комитета по международным делам республиканец Боб Коркер подтвердил, что на Капитолийском холме пока не собираются рассматривать инициативы Москвы в области разоружения. «Из четырех ключевых соглашений — СНВ-3, Договора о ракетах меньшей и средней дальности, Договора об открытом небе и Конвенции о запрещении химоружия — русские не выполняют как минимум три, и это серьезная проблема»,— подчеркнул он.

Впрочем, многочисленные претензии по поводу невыполнения Соединенными Штатами целого ряда разоруженческих договоров имеются и у России.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз