Коротко


Подробно

«Люди выгоднее роботов-юристов, но это пока»

главная тема

"Юридический бизнес". Приложение от , стр. 13

Чем только ни приходится заниматься российским юристам в наступившую эпоху цифрового вызова для буквы закона: здесь и работа с "зоопарком программ", и разработка языка юридического программирования, и разбор споров об информации, предоставленной "умным" холодильником... Регуляторы стараются не отставать, внося свою лепту в развитие цифровой экономики и решая проблемы хранения данных. В ответ юристы говорят о росте нагрузки, об обилии противоречивых требований и сетуют на вредность "закона Яровой". Что происходит в цифровой среде с точки зрения экспертов по праву, разбирался "Ъ".


Персональные данные вызывают все больше вопросов


Все опрошенные "Ъ" юридические компании подтвердили рост востребованности услуг в сфере информационных технологий. Среди самых популярных — консультирование по вопросам персональных данных, сообщает Вячеслав Хайрюзов, руководитель практики Digital Business & Data Privacy Noerr. Павел Садовский, руководитель практики интеллектуальной собственности / ТМТ АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры", говорит о стабильности спроса, а Оксана Балаян, управляющий партнер компании Hogan Lovells (в которой не так давно запустили мобильное приложение по новым правилам обработки персональных данных в Европе - GDPR), наоборот, отмечает рост. По ее словам, спрос на связанные с IT услуги остается традиционно высоким и увеличивается на протяжении последних лет, в том числе потому, что крупные игроки все сильнее интересуются новыми технологиями в биометрии, робототехнике и обработке больших массивов данных. Не обделены вниманием клиентов и корпоративные сделки, связанные с приобретением крупными компаниями IT-стартапов и высокотехнологичных компаний.

О росте, причем не только количественном, но и качественном, заявляют и в Nevsky IP Law. По словам партнера фирмы Кирилла Митягина, прежние обращения клиентов в основном касались разработки пользовательских соглашений, текущие же запросы ориентированы на более сложные проекты. "Сегодня основной вопрос состоит в том, как правильно структурировать договорные связи между IT-сервисом, клиентами и исполнителями, разделять и проводить платежи клиентов за пользование онлайн-платформой и за услуги офлайн-исполнителей",— говорит господин Митягин, приводя в качестве примера сервисы уборки Qlean, заказа косметических услуг Shelly, выгула домашних животных "Собака-гуляка" и проката Samokat Sharing.

Авторы карты Legal Tech России: Виктория Арутюнян, руководитель практики «Консультационные услуги в сфере управления юридической функцией», PwC Legal, Хольгер Цшайге, генеральный директор «Инфотропик Медиа»

Авторы карты Legal Tech России: Виктория Арутюнян, руководитель практики «Консультационные услуги в сфере управления юридической функцией», PwC Legal, Хольгер Цшайге, генеральный директор «Инфотропик Медиа»

Автоматизация и юридическое программирование — зачем они корпоративным юристам?


В Сбербанке создают язык юридического программирования, рассказал "Ъ" Кирилл Заневский, управляющий директор и начальник отдела "Проектный офис" правового департамента банка. По его словам, юрист делится с машиной знаниями на привычном для себя языке, а робот-юрист переводит их на свой "технический" и выполняет получившийся алгоритм. "В итоге вместо часов и дней на работу юристов — секунды на принятие решения",— резюмирует господин Заневский.

Среди наиболее популярных технологических решений для бизнеса числятся автоматизация документооборота, внедрение видеоконференцсвязи и облачного хранения данных — такие проекты прежде всего интересны большим компаниям. Так, Александра Нестеренко, президент ассоциации "Некоммерческое партнерство "Объединение корпоративных юристов"" (ОКЮР), рассказала "Ъ", что после внедрения в крупном строительном холдинге автоматизированной системы обеспечения деятельности советов директоров юристы перестали рассылать коллегам бесчисленные материалы заседаний и протоколов благодаря возможности комментировать и фиксировать решения внутри системы.

По мнению старшего юриста компании СИБУР Алексея Поповцева, цифровые решения позволяют более эффективно управлять ресурсами. Следит за трендами и "Галс Девелопмент": вице-президент, директор имущественно-правового департамента Михаил Попов рассказал, что компания внедряет помощника по составлению договоров, доверенностей и типовых служебных документов, а в планах фирмы — роботизация судебно-претензионной работы.

Консультантам нужны учет времени и оценка исхода дела


Юристы PwC Legal утверждают, что двигателем диджитализации юридических фирм и юрдепартаментов российских компаний стала борьба за эффективность. В результате, находясь в ситуации жесткой ценовой конкуренции, юрфирмы не только оказывают традиционные консультации по регулированию новых технологий, но и разрабатывают собственные решения в сфере legal tech, выводя их на рынок. Так, в Dentons внедрили калькуляторы рисков на стыке юридических, технических и финансовых услуг, в том числе в области интеллектуальной собственности, рассказывает Виктор Наумов, управляющий партнер санкт-петербургского офиса.

Используя подобный калькулятор, юрист получает возможность не только общаться с бизнесом в рамках категорий "хорошо-плохо" или "много-мало", но и прогнозировать вероятность наступления ряда событий, рассчитывая их в денежном выражении.

Среди проектов legal tech, уже реализованных в Hogan Lovells, можно выделить Regulatory Accelerator, позволяющий оценить особенности регулирования при расширении бизнеса или выходе на новый рынок, и Complex Contracting Hub — при анализе операций в области поставок, закупок, логистики и аутсорсинга его польза неоценима. Также в Hogan Lovells используют Prism — программу, позволяющую оценить вероятный исход судебного процесса.

Рассчитать исход дела можно и с помощью других сервисов. "В странах прецедентного права много игроков, не все из них способны прямо выдать оценку вероятности исхода судебного спора, но в той или иной степени они обеспечат юриста аналитикой для определения стратегии в процессе. В Великобритании и США это Premonition, стартапы Case Crunch и CourtQuant",— говорит Хольгер Цшайге, генеральный директор Infotropic Media. Аналитику без оценки исхода дела предоставляют Ravel (от справочной системы LexisNexis), Gavelytics и Justly, добавляет господин Цшайге: с помощью этих баз данных можно изучить решения судей и эффективность юридических фирм в США.

Российский рынок предсказательной аналитики на сегодняшний день отстает от западного. Наиболее известных в России сервисов два: Casebook от "Право.ру", позволяющий получать в онлайн-режиме информацию о решениях арбитражных судов, и "Сутяжник" от СПС "Гарант", выполняющий функции по анализу решений судов общей юрисдикции.

Что касается искусственного интеллекта, Виктория Арутюнян отмечает высокую стоимость подобных технологических решений. По ее словам, выбор в большинстве случаев делается в пользу найма или сохранения человеческих ресурсов: "Люди-юристы выгоднее роботов-юристов, но это пока". "Для эффективной работы юрист вынужден использовать целый зоопарк различных программ",— подытоживает Кирилл Митягин сложившуюся на рынке ситуацию.

Модель для сборки: как собрать документ


Конструкторы документов — популярное направление legal tech. "Они позволяют быстро собирать документы из шаблонов и заготовок. Это экономит время, позволяет гибче управлять издержками и стоимостью услуг",— говорит партнер ФБК "Право" Александр Ермоленко. "Отрасль уже неплохо автоматизирована",— добавляет старший партнер "Делькредере" Денис Юров. Среди заметных проектов в этой области, по мнению Хольгера Цшайге,— Freshdoc, DocZilla от юрфирмы Lex Borealis, LegalPRO от PwC Legal, JureCloud, Doc.one от "Право.ру". Немного отличается от них "Турбоконтракт", который представляет собой сервис совместной работы над документами.

Свои конструкторы есть и в справочно-правовых сервисах — "Система Юрист", ContractExpress от Thomson Reuters, рассказывает господин Цшайге. Есть и те, что работают по принципу B2C, например ProstoDOCS, "Документовед" и EasyLaw.

Недавно запустил конструктор и "МегаФон". По словам Сергея Переверзева, директора по правовым вопросам правовой функции головного офиса "МегаФона", конструктор LegalApe.Doc позволяет создать договор одним сообщением на экране смартфона. Его прототип — бот LegalApe 2.8 — в мае сразился на Петербургском юрфоруме в юридическом баттле с партнером "Пепеляев групп" Романом Бевзенко, но проиграл.

Новые технологии в юридическом бизнесе: прогнозы


Оценить влияние legal tech на ведение бизнеса, прибыльность и возможное сокращение штата респонденты "Ъ" затруднились. Общее мнение таково: юрфирмы и департаменты стоят на пороге грандиозных изменений, но произойдут они не сразу: для их внедрения требуются значительные ресурсы.

По мнению Александра Хренова, управляющего партнера "Хренов и партнеры", технологии legal tech будут наиболее активно развиваться в юридических практиках, обслуживающих цифровые отрасли: телекоммуникациях, страховании, банковской деятельности, логистике, или типичных спорах. В свою очередь, Александр Ермоленко полагает, что в ближайшем будущем приобретут еще большую популярность разного рода управленческие системы и базы данных.

Технологии вряд ли заменят юристов полностью, но последние смогут чаще работать удаленно, что звучит в унисон с общим трендом — переходом юридической работы в онлайн, считает Оксана Балаян. По ее словам, "все мы ощущаем влияние legal tech на нашу деятельность и ожидаем, что в ближайшем будущем оно определенно усилится". Однозначно можно сказать, продолжает она, что разрабатываемые и внедряемые технологии повысят эффективность работы юристов, одновременно снизив издержки. Этот процесс приведет к понижению цен на юридические услуги, что, в свою очередь, спровоцирует спрос на них.

Смарт-контракты юристы оценивают оптимистично. Вячеслав Хайрюзов полагает, что внедрение в деловой оборот смарт-контрактов частично заменит юристов в типовых сделках: аренде недвижимости, нотариальных действиях или вопросах, связанных с возмещением налогов. А типовые решения для повседневной жизни упростят бюрократическую сторону подобных процессов и снизят издержки бизнеса, считает он.

Пора паниковать?


По мнению опрошенных "Ъ" экспертов, нет, еще не время. Екатерина Дедова сомневается, что онлайн-платформа, способная в полной мере воспринять и отразить морально-этические и психологические аспекты взаимоотношений консультантов и клиентов, уже существует.

С ней согласен и господин Наумов: "На сегодняшний день legal tech пока не оказывает кардинального влияния на изменение профессии юриста, так как все проекты в этой сфере направлены на поддержку юридической функции, а не на замену персонала". Впрочем, при этом он полагает, что трансформация профессии не за горами.

Но не стоит забывать об особенностях конкретных стран. Согласно Индексу развития информационно-коммуникационных технологий, опубликованному Международным союзом электросвязи, результаты 2017 года показывают, что по уровню развития информационных технологий Россия занимает 44-е место в мире. По мнению старшего юриста корпоративной практики Hogan Lovells Марии Казаковой, это объясняется тем, что российский юридический рынок намного меньше аналогичного рынка США и развитие новых технологических решений в России происходит менее интенсивно. "Экономические санкции в том числе давят и на крупный российский юрбизнес",— сетует она.

"Поправки-заплатки" и принцип "не навреди"


Мы спросили юристов, какие именно законы, регулирующие IT, должны быть приняты в первую очередь. Многие из опрошенных сетуют на засилье точечных поправок и либо предлагают новые, либо говорят о необходимости кодификации уже имеющихся норм.

"Статьи добавляются, существуют буквально пару лет и исчезают, как, например, произошло с положением о блогерах",— рассуждает о "поправках-заплатках" Виктор Наумов. Павел Садовский выделяет три приоритетных направления развития законодательства. Во-первых, это финтех. "Ряд законопроектов по этой теме планируется к рассмотрению и, скорее всего, принятию в течение осенней парламентской сессии",— делится эксперт. Второй вектор, продолжает юрист,— непосредственно legal tech. В него господин Садовский включает автоматизацию деятельности юристов, судов, правоохранительных органов (в том числе портал госуслуг). Третье направление — гражданско-правовое регулирование инструментов цифровой экономики. "Главный принцип — "не навреди": правки должны быть точечными, без концептуальных и глобальных изменений в гражданско-правовом регулировании",— говорит юрист.

Исполнительный вице-президент ПАО «ВымпелКом» по взаимодействию с органами государственной власти Михаил Якушев также считает, что кодификация была бы кстати. По его словам, понятийный аппарат в разных нормативных актах расходится по объему и содержанию. Идею ревизии имеющихся противоречий поддерживает и Мария Аппак, директор юридического департамента Nike (направление "Восток"). По ее мнению, стороны нуждаются в большем количестве возможностей для согласования их позиций. В качестве примера госпожа Аппак приводит практику, сложившуюся в области электронных подписей или охраны персональных данных.

Ничего личного


Помимо общих претензий к законам в области IT у юридического сообщества имеются вопросы к законодательству о персональных данных, при этом роль государства эксперты видят по-разному.

"Говорить следует скорее о том, что часть законов стоило бы отменить как нецелесообразные и вредные для ведения бизнеса в стране — тот же "пакет Яровой" или поправки о локализации персональных данных",— считает Вячеслав Хайрюзов. Точную сумму издержек из-за "закона Яровой" рассчитать сложно — ранее агентство Fitch Ratings Inc. оценивало ее в десятки миллиардов рублей для каждого из крупных операторов связи. Из-за поправок о локализации в России уже не работает LinkedIn, потенциально может быть заблокирован и Facebook.

По мнению Марии Казаковой, ясность в регулировании обработки персональных данных необходима в свете создания единой биометрической системы, с 1 июля заработавшей в России по инициативе Центробанка и Министерства цифрового развития.

В целом госорганы толкуют букву закона прямолинейно и формально, считает Вячеслав Хайрюзов. В качестве примера он приводит случай со срывом проекта в области телемедицины: тогда зарубежная компания не сумела выйти на российский рынок с мобильным приложением, в онлайн-режиме отслеживающим данные с медицинского оборудования, закрепленного на теле человека. Старту проекта помешало условие закона, по которому пациент должен давать согласие на обработку персональных данных о состоянии здоровья в письменной форме, то есть на бумаге. Связанные с таким условием издержки перекрыли бы все плюсы от внедрения приложения, объясняет юрист.

Виктория Арутюнян полагает, что приоритетом должно стать "обновление регулирования в области защиты персональных данных, в первую очередь вопросы правомерной обработки данных бизнесом". По ее мнению, регулирование должно не просто сводиться к ужесточению правил, но и учитывать реальные тенденции информационного общества.

Настоящее время чревато будущим


Если адаптировать законы под возможности применения в онлайн-отношениях, то нужды в специфическом регулировании IT может и не возникнуть, считают эксперты, соглашаясь при этом, что универсальная унификация законодательства об информационных технологиях, годящаяся для разных стран, недостижима. Каждая страна решает этот вопрос по-своему. Впрочем, исключения возможны: как отмечает Михаил Якушев, можно прогнозировать появление норм, которые будут препятствовать отмыванию доходов при помощи криптовалют.

Немало интересных задач ставит перед юристами и технология IoT — сеть вещей, связанных и взаимодействующих друг с другом через интернет. Уже возникают споры об информации, полученной от бытовой техники. По мнению Кирилла Митягина, показательной в этом смысле можно назвать претензию производителя холодильников Carrier к российским разработчикам из компании Qvarta. Решив, что Qvarta нарушает авторские права на программу и ноу-хау, производитель требовал прекратить изъятие и раскрытие информации, полученной из холодильников, однако российский Гражданский кодекс такое обращение с программами не запрещает.

Количество вопросов, не имеющих на сегодня однозначного решения, весьма велико. "Можно ли считать роботов или онлайн-личности субъектами права? На кого возлагать ответственность за аварийные ситуации беспилотников?" — перечисляет некоторые из них Ольга Войтович, заместитель генерального директора по правовым вопросам "Интерроса". В ответ управляющий партнер АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Илья Никифоров призывает помнить о защите прав граждан и юридической ответственности искусственного интеллекта: "Допускаю, что может возникнуть необходимость в расширении перечня прав человека, например право не быть чипированным или право на верификацию вердикта, вынесенного искусственным интеллектом". Выход господин Никифоров видит в том, чтобы алгоритм и массив данных были открыты для изучения, а человек обладал возможностью реконструировать машинный анализ.

Юлия Карапетян, Софья Окунь, Андрей Райский


Редакция благодарит ассоциацию "Некоммерческое партнерство "Объединение корпоративных юристов"" за помощь в подготовке материала.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз