Коротко


Подробно

8

Фото: EPA / Vostock Photo

Большой Брат Биг-Бена

Как в Великобритании следят за гражданами

от

Вычислить личности Александра Петрова и Руслана Боширова, которые 3 и 4 марта этого года ездили, по их собственной версии, «любоваться собором в Солсбери», британской полиции позволило огромное количество видеокамер на маршруте подозреваемых в отравлении Скрипалей. Великобритания — мировой лидер по количеству камер внешнего наблюдения, и чем больше реальных преступлений будет раскрыто с их помощью, тем меньше будет возмущаться британское общество по поводу вмешательства в их жизнь Большого Брата.


ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА


Одиннадцать тысяч часов видеозаписей проанализировали сотрудники Скотленд-Ярда в ходе операции «Ведана» — так называется расследование отравления Скрипалей. Это значит — 485 дней, или 15 месяцев, непрерывного круглосуточного просмотра. Становится ясно, насколько приоритетной была операция для ведомства.

Чтобы определить подозреваемых и затем составить двухдневный маршрут Александра Петрова и Руслана Боширова Гатвик—Лондон—Солсбери—Лондон и Лондон—Солсбери—Лондон—Гатвик на следующий день, понадобились команда из нескольких десятков человек и новейшие в криминалистике технологии просеивания информации. Помимо рядовых сотрудников к делу была привлечена команда суперраспознавателей — людей, которые могут запомнить лица почти всех, кого они видели.

Прогулки по Лондону Петрова и Боширова зафиксировали сотни камер видеонаблюдения

Фото: Reuters

Но помимо этого операция «Ведана» как нельзя лучше говорит о степени технической оснащенности системы безопасности Великобритании. По количеству камер внешнего наблюдения эта страна давно уже номер один в мире. Одна CCTV (система видеонаблюдения) приходится то ли на 11, то ли на 14 граждан страны (по разным исследованиям), а в Лондоне человек попадает в объектив камеры в среднем 300 раз в сутки (полицейские с этим, впрочем, не согласны: по словам заместителя главного констебля Грэма Джеррада, реальная цифра — примерно 70 раз в сутки). В Москве, которая, между прочим, по количеству камер находится на втором месте среди крупнейших мегаполисов после Лондона, 11 камер приходится на 1000 человек.

Но если в других мегаполисах мощное проникновение Большого Брата в повседневную жизнь города встречало (в разных формах) сопротивление общества, то в Великобритании, на родине самых известных разведчиков и сыщиков планеты, становление системы проходило куда спокойней.

«Это все-таки очень по-английски,— восхитился технической стороной расследования в интервью The New York Times руководитель местной радиостанции в Солсбери Цери Харфорд-Джонс.— Это методично, мучительно, но, возможно, это единственный способ сделать это».

«Король Убю» против камер


Поздним вечером 10 декабря 1996 года на одной из улиц Манхэттена состоялось странное представление. Несколько актеров разыгрывали пьесу Альфреда Жарри «Король Убю», но в полном молчании, адресуя выступление не прохожим, а одной из камер внешнего наблюдения. Это была первая акция гражданского объединения Surveillance Camera Players (SCP) — название можно перевести как «Актеры против камер внешнего наблюдения».

Объединение было создано годом раньше двумя известными гражданскими активистами — Майклом Картером и Биллом Брауном.

Билл Браун (в центре) указывает на камеры видеонаблюдения во время пешеходной экскурсии, проводимой Surveillance Camera Players, 3 апреля 2003 года

Фото: Reuters

Цель акции — показать, насколько абсурдна слежка одних людей за другими. Ну а чтобы полицейские за пультом не страдали от скуки — скрасить их жизнь искусством.

В следующие пять лет активисты движения разыграли перед камерами сцены из «Ворона» Эдгара По, из пьесы «В ожидании Годо» Сэмюэла Беккета и, естественно, из «1984» Джорджа Оруэлла.

Рефлексировать на тему камер внешнего наблюдения со времен Оруэлла западный мир брался неоднократно — начиная с работы Энди Уорхола 1966 года «Outer and Inner Space» («Мир внешний и внутренний»), где актриса Эди Седжвик ведет монолог на фоне своего же видеодвойника и в какой-то момент двойник опережает актрису, и заканчивая фильмом 1998 года «Шоу Трумана».

Кадр из фильма «Outer and Inner Space», режиссер Энди Уорхол, 1966 год

Фото: The Andy Warhol Museum, Pittsburgh

Параллельно происходили два процесса: росло количество камер наблюдения в мире, а вместе с этим — количество общественных организаций, которые боролись против избыточного вмешательства государства в частную жизнь граждан.

Честному человеку есть что скрывать


Нельзя сказать, что эта борьба остановила наступление Большого Брата, особенно после терактов 11 сентября 2001 года. Только на Манхэттене с тех пор появилось 20 тыс. камер слежения, а полицейские и представители некоторых других профессий (включая охранников, учителей и врачей) начали пользоваться нагрудными видеорегистраторами.

Тем не менее определенные изменения есть. Например, после разоблачений Эдварда Сноудена относительно методов и масштабов сбора информации о собственных и иностранных гражданах власти США все-таки вынуждены были скорректировать эти методы.

Борьба общественных активистов против тотальной слежки имела влияние и на европейские законы. В Берлине, например, полиции запрещено использовать камеры на улицах постоянно, для просмотра необходимо постановление суда (за исключением видеонаблюдения в метро и поездах). Во Франции запрещена передача конфиденциального контента, в том числе записей с камер видеонаблюдения. Помимо этого запись, которая сделана в государственной системе видеонаблюдения в общественном месте, может храниться только месяц. Затем она уничтожается даже в случае, если связана с конкретным расследованием.

В Великобритании, которая с большим отрывом лидирует по количеству камер, законодательство о применении видеонаблюдения — одно из самых мягких в мире. Позиция «честному человеку нечего скрывать» всегда была доминирующей в дискуссиях по поводу видеонаблюдения. Хотя возразить обществу на этот постулат, конечно, было что.

Следить по-английски


Вообще говоря, исторически нынешнее лидерство страны в области массового наблюдения оправданно, поскольку именно здесь вся эта история и началась.

В июле 1960 года на Трафальгарской площади были установлены две временные камеры для обеспечения порядка во время встречи тайской королевской семьи: посмотреть на экзотическую делегацию собралась приличная толпа.

Собственно, уличные системы видеонаблюдения изобрели не англичане, а немцы четырьмя годами ранее, но в Германии (а именно в Ганновере и Мюнхене) они на тот момент использовались только для фиксации правонарушений на дорогах.

Размах видеонаблюдение в Великобритании приобретает в конце 90-х годов, после серии терактов в Лондоне, совершенных террористическими организациями ИРА и «Настоящая ИРА», (последняя, например, 20 сентября 2000 года обстреляла из гранатомета здание службы британской разведки МИ-6). Задействуются новейшие технологии: аналоговые системы вытесняются цифровыми (IP и SDI), тогда же происходит прорыв — появляется первая система распознавания лиц. Сегодня этими системами оборудованы аэропорты, часть железнодорожных вокзалов, наиболее важные государственные объекты.

К тому же времени относятся и самые яркие протесты гражданского общества против увеличения количества камер.

Работа Бэнкси на одном из частных домов в центральном Лондоне, 2008 год

Фото: Cate Gillon / Getty Images

10 мая 1997 года 200 человек в английском Брайтоне вышли на улицы, чтобы устроить для камер внешнего наблюдения настоящий праздник: столбы для камер украшались на манер майских шестов, с ними танцевали, ослепляли лазерами, жители города угоняли собственные машины и надевали на камеры мешки. В конце того же года активисты провели еще одну акцию в Брайтоне, более масштабную. Несколько человек были арестованы.

Переломным моментом в отношениях общества и камер стали лондонские теракты в июле 2005 года. Взрывы в метро и автобусе унесли жизни 56 человек, около 700 человек были ранены.

Именно с помощью камер слежения Скотленд-Ярду удалось выяснить личности террористов и предотвратить следующий теракт, который они планировали осуществить двумя неделями позже.

Это, безусловно, стало веским аргументом в пользу камер.

Количество их выросло с тех пор кратно. Причем подавляющее большинство камер видеонаблюдения принадлежит частным лицам или компаниям, которые охотно сотрудничают с полицией.

Камера на 360 градусов — один из экспонатов ежегодной выставки «Строительство безопасного мира» в кенсингтонской «Олимпии» в Лондоне

Фото: EPA / EASTNEWS

Решения, которые принимаются судами на основании кадров видеокамер, часто дают повод для возмущения. Например, когда владельцам собак выписывают штраф на несколько сотен фунтов за то, что их питомец присел на газоне или был спущен с поводка, или за мусор, выброшенный из окна машины. Разумеется, ловят с помощью камер и настоящих преступников. Таким образом, например, был найден киллер из Молдавии Виталий Прока, который в марте 2012 года в Лондоне стрелял в российского миллиардера Германа Горбунцова (Горбунцов выжил, Прока отбывает срок в Румынии).

В то же время общее количество настоящих преступлений после появления камер не уменьшилось, а раскрываемость их выросла не сильно. «Если сравнить уровень преступности до и после появления системы видеонаблюдения, то никаких изменений в нем не наблюдается,— заявлял в 2015 году руководитель британской общественной группы No CCTV Чарльз Фарриер.— А это означает, что либо в то самое время, когда стали появляться камеры, преступность невероятно выросла, либо камеры ничего не меняют. Мы в нашей группе считаем, что камеры ничего не меняют, что на самом деле они приносят вред обществу. Они лишают людей стимула заботиться о собственной безопасности».

Аналогичное мнение высказывал бывший сотрудник Met Police, службы полиции Лондона, Мик Невилль: «Мы располагаем лучшей в мире системой видеонаблюдения, тратим на нее миллиарды фунтов, но с ее помощью выявляем менее 3% преступлений».

Met Police (служба полиции Лондона) — одна из самых оснащенных в мире полицейских служб (на фото — диспетчерская центрального офиса)

Фото: Matt Cardy / Getty Images

В конце 2008 года либерал-демократы провели целую кампанию, чтобы доказать, что 400 млн фунтов, выделенных из бюджета на видеонаблюдение, были потрачены впустую. Одним из примеров стало сравнение преступности и раскрываемости в двух лондонских округах: хотя в одном из них было установлено в 10 раз больше камер, показатели оказались одинаковыми.

Опять Сноуден


Дискуссия в обществе по поводу количества и эффективности камер, а также правомерности выводов из полученной информации продолжается, но накал ее не столь уж велик.

Наиболее значимые общественные организации, созданные для проведения кампаний против государственного надзора и угроз гражданским свободам,— CameraWatch и Big Brother Watch. Первая неоднократно заявляла, что CCTV Великобритании не соблюдают закон о защите данных, но, как правило, заявления этой организации просто вежливо выслушиваются в парламенте.

Big Brother Watch появилась в 2009 году, и пока что побед за ней тоже не числится. Так, например, вместе с другими общественными организациями (Amnesty International, Privacy International и др.) в прошлом году группа подала иск против Великобритании в Европейский суд по правам человека. Истцы снова апеллируют к выявленным Эдвардом Сноуденом фактам обмена информацией между разведслужбами Великобритании и США и называют принимаемые в Великобритании меры массовой слежки «нецелесообразными и непропорциональными».

«Угрозы существуют, и они очень серьезные,— заявлял на суде представитель Big Brother Watch.— Но угроза не дает странам иммунитет от стандартов, которые применяются в соответствие с конвенцией (о правах человека.— “Ъ”). Одним из важнейших способов, с помощью которых наши демократии должны противостоять угрозам, являются подтверждение и продолжение защиты наших основных прав, включая право на неприкосновенность частной жизни».

Решение по иску до сих пор не вынесено.

Фото: Liaison / Getty Images


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз