Коротко


Подробно

Фото: Сергей Киселев / Коммерсантъ   |  купить фото

«С точки зрения властей, все развивается нормально»

Олег Богданов — о прогнозе МЭР по курсу рубля

от

Россияне могут смело продавать американскую валюту — с таким заявлением выступил глава Минэкономразвития Максим Орешкин на полях Восточного экономического форума. По его словам, российская валюта сейчас серьезно недооценена, и министерство придерживается своего прежнего прогноза по курсу доллара — к концу года он будет стоить без малого 64 рубля. Орешкин считает, что в нынешней ситуации на рынке отчасти виноваты компании-экспортеры. Экономический обозреватель «Коммерсантъ FM» Олег Богданов полагает, что пока в ситуации с рублем ничего не говорит о его укреплении, однако правительство может это изменить.


Плана у правительства никакого нет, есть определенный расчет. Я так понимаю, Минэкономразвития исходит из данных по балансу — как раз только что вышли данные по балансу за последние восемь месяцев. У нас отток капитала $26,5 млрд, чистый профицит $69 млрд. В принципе при такой ситуации, по классике, по учебникам, которые стоят в библиотеке, рубль должен быть в районе 60, может быть, даже ниже. Если вспоминать нефть в районе $78 года четыре назад, то рубль был 45 тогда. А еще 15 лет назад при такой нефти рубль был около 28,30.

Что у нас фундаментально случилось? Санкции повлияли на конъюнктуру и изменилась ситуация внутри нашего финансового руководства с точки зрения формирования бюджета: работает бюджетное правило, Минфин покупал валюту, поэтому рост цен на нефть не привел к укреплению рубля, а привел к его снижению. Плюс начались проблемы на развивающихся рынках, это все накладывается. Эти три темы, собственно, и раскачивают нашу валютную лодку.

Поэтому в данной ситуации прогнозы Министерства экономического развития на конец декабрь, я могу сказать, не соответствуют действительности.

Действительность другая, реальность другая. Понятно, что в министерском окне она может быть одна — там цветы, фонтаны. Но реальность на рынках очень тревожная. И тревога эта периодически выливается в то, что есть распродажи в Турции, в Аргентине, это касается той или другой страны с определенной периодичностью. Пока слабыми выглядят страны, у которых торговый, платежный балансы дефицитные, у которых большие заимствования в американской валюте — это Турция, Украина, Аргентина, Индия, как ни странно, тоже в серьезной зоне риска, но пока до них, так сказать, руки не дошли. Мы здесь выглядим стабильно. Но у нас есть внутренние проблемы, связанные с движением валютных потоков.

Вот стало сегодня известно, это уже признал Максим Орешкин, что экспортеры все-таки выручку не конвертируют. Частные компании или компании с государственным участием сами решают, каким образом обезопасить свою валютную выручку и как ею распоряжаться. У нас нет обязательной продажи валютной выручки. Антон Силуанов сегодня сказал, что они и не планируют это вводить.

Здесь есть прямая угроза, она была понятна уже с апреля. С апреля наметился серьезный отток, когда стало понятно, что угрозы американская по блокировке счетов наших банков — это не просто разговоры, а серьезная реальная опасность, которая грозит и нашим банкам, и крупным компаниям экспортным, которые обслуживаются в государственных банках или с банках с государственным участием. Здесь очень большие риски, и поэтому идет процесс притормаживания, так сказать, возврата валютной выручки в страну, конвертации ее в рубли, потому что если в рубли, то вы на счетах должны в наших банках держать все эти средства. А здесь есть риск заморозки. Даже небольшой риск будет заставлять наши компании-экспортеры придерживать валютную выручку, что, собственно, сегодня подтвердил господин Орешкин.

Соответственно, у нас на фоне больших платежей в сентябре по внешним долгам, возникает дефицит чистый платежного баланса, и отсюда и давление на рубль. И оно будет продолжаться.

Власти, собственно, говорят, что никаких проблем не происходит — действительно, с точки зрения властей, развивается все нормально, рубль снижается. Это хорошо и бюджету, и экспортерам — они все в валюте.

Инфляция поднимается, значит, ЦБ ставку снижать не может. Но уже заговорили о повышении процентной ставки. Повышение процентной ставки — это дестабилизация рынка облигаций, что еще больше ухудшает ситуацию. И в итоге мы наблюдаем, что опять аукцион Минфин отменяет. Пока они чувствуют себя нормально, не видят никаких проблем. Главный вопрос здесь заключается в том, на каком уровне они увидят проблему

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз