Раскол по церковному признаку

Дмитрий Тренин — о том, как «гибридная война» между Россией и США приобрела новое измерение

Когда-то давно, после первого киевского Майдана, один из опытнейших отечественных дипломатов Юрий Дубинин говорил: расширение НАТО на Украину для РФ неприемлемо, но еще страшнее и опаснее раскол православной церкви на Украине. Он произошел одновременно с распадом СССР, но сейчас церковное противостояние на Днепре переходит в качественно иную стадию, угрожая при этом расколом всему мировому православию.

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ  /  купить фото

Изменение позиции Константинопольского патриархата по отношению к церковной ситуации на Украине происходит в контексте усиливающегося противоборства между Россией и США, растущего отчуждения между РФ и ЕС. Решение патриарха Варфоломея назначить двух своих экзархов (представителей) в Киев для подготовки предоставления автокефалии Украинской православной церкви имеет явное геополитическое содержание: он открыто поддержал одну из сторон в более широком конфликте. «Гибридная война», которую уже пятый год ведут Россия и США и одной из площадок которой с самого начала стала Украина, приобрела еще одно — церковное — измерение.

Отправка в Киев экзархов — одного из США, другого из Канады — отражает известный факт, что значительная часть константинопольской паствы проживает в Северной Америке. Американские православные — украинцы и греки — имеют свои представления о том, что происходит на Украине и что нужно делать в связи с этим. Готовящееся решение Константинополя признать Киевский патриархат, принимаемое в ходе уже начавшейся избирательной кампании на Украине, может также существенно укрепить позиции одного из кандидатов — президента Петра Порошенко, который активно и, как выясняется, успешно продвигал вопрос о признании в ходе дипломатических переговоров с патриархом Варфоломеем.

Русской православной церкви, несмотря на недавний визит на Босфор патриарха Кирилла, не удалось удержать константинопольскую братию от решения, которое будет иметь серьезные последствия. В итоге трещины, давно имевшиеся в отношениях между двумя церквями, могут привести не только к прекращению общения РПЦ с Константинопольским патриархатом, но и к трудностям в ее отношениях с другими поместными церквями. Как показал опыт созыва по инициативе патриарха Варфоломея всеправославного собора на Крите в 2017 году, РПЦ — самая крупная из православных церквей в мире — может оказаться в меньшинстве. Инициатива с собором, как и предстоящее решение по Украине, имеют цель предупреждения фактического лидерства РПЦ в мировом православии. В последнем случае даже ценой церковного раскола.

Церковные расколы — в отличие от политических споров и даже войн — длятся столетиями и почти никогда не заживают. При этом они вполне способны переходить в политическую плоскость, порождать конфликты и массовое насилие. Решение Константинопольского патриарха не только легитимирует церковь на Украине, которую РПЦ считает раскольнической. Признавая Киевский патриархат в качестве самостоятельной поместной церкви, Варфоломей фактически делегитимирует Украинскую православную церковь Московского патриархата. Нетрудно предположить, что Киев теперь будет еще активнее стремиться «выдавить» РПЦ с Украины как «иностранную» церковь. В начале 1990-х мы уже видели борьбу за храмы и приходы. Совсем скоро она может разгореться с новой силой, открыв новый фронт в многоуровневом противоборстве. Реальность церковной борьбы, как предупреждал посол Дубинин, действительно может оказаться пострашнее призрака НАТО.

Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...