Коротко


Подробно

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ   |  купить фото

«Масштаб провала между нами и системой образования — огромный»

Школы запрещают учиться детям, покрасившим волосы

от

С началом учебного года в соцсетях стали появляться сообщения о конфликтах школ и родителей из-за цвета волос учениц. В Санкт-Петербурге директор отказалась пустить на линейку школьницу с синими волосами, потребовав «устранить нарушение». А в Перми школа «отстранила от учебы» 15-летнюю девушку с розовыми волосами. Ее родителям предложили перевести школьницу на «индивидуальное обучение», чтобы она не могла «повлиять» на других учеников. При этом чиновники указывают, что школа может записать в уставе запрет на окрашивание волос — но не имеет права отказать такому ребенку в обучении.


О том, как на торжественную линейку в одной из школ Санкт-Петербурга не пустили ученицу с синими волосами, рассказала уполномоченный по правам ребенка в регионе Светлана Агапитова. Детский омбудсмен не уточнила, в какой именно школе произошел случай, но напомнила: даже если в школьном уставе записан запрет на яркий цвет волос, санкцией за нарушение может стать только замечание или беседа с родителями. Начальник отдела воспитательной работы комитета по образованию Санкт-Петербурга Елена Спасская также заявила на пресс-конференции, что у руководства школы нет права не допустить до занятий ребенка из-за цвета его волос. Госпожа Спасская заявила, впрочем, что в каждом конкретном случае требуется индивидуальный подход и разъяснительная работа со школьником и родителями.

О другой истории сообщила в соцсетях депутат Пермской думы от партии «Яблоко» Надежда Агишева. Она рассказала, что ее 15-летнюю дочь «отстранили от занятий» по причине «нарушения требований к внешнему виду и одежде обучающихся в гимназии». Госпожа Агишева разместила фотографию соответствующего распоряжения, подписанного директором гимназии №4 имени братьев Каменских Татьяной Дьяковой.

Среди нарушений в документе указаны: «окрашивание волос», «замена классического костюма набором подходящей по цвету одежды» и «отсутствие эмблемы гимназии».

«Когда Зина сообщила, что ее отстраняют,— я попросила ее получить письменное распоряжение о таком решении. Считаю, что у руководства школы нет законных оснований для отстранения ребенка от занятий. И буду, конечно, требовать допуска к занятиям»,— рассказала “Ъ” Надежда Агишева. По ее словам, подобные вопросы должны решаться путем переговоров, «так как лежат в этической плоскости и могут восприниматься подростком, как психологическое насилие». Как утверждает госпожа Агишева, помимо ее дочери к занятиям не допустили еще одну ученицу. «Тот факт, что дирекция школы не связалась с родителями и принимала такое решение без попыток диалога, меня очень огорчает»,— отметила Надежда Агишева.

Директор школы Татьяна Дьякова в разговоре с URA.RU пояснила, что школа записала в своем уставе запрет об окрашивании и мелировании волос. Об этом, по ее словам, знают родители, в том числе отстраненной ученицы. Руководитель гимназии пояснила, что девочка «систематически нарушала требования к внешнему виду».

В городском департаменте образования “Ъ” подтвердили, что школа является самостоятельным юридическим лицом и может издавать внутренние нормативные акты.

«В том числе о правилах распорядка для учеников и требованиях к внешнему виду. В гимназии №4 такой локальный акт утвержден директором школы и председателем родительского комитета: там обозначено, что для всех обучающихся обязательна аккуратная деловая прическа, запрещается окрашивание волос и экстравагантные стрижки»,— утверждают в департаменте. При этом чиновники подчеркивают, что «руководство образовательного учреждения не имеет оснований ограничивать право ребенка на доступность образования».

«В конкретном случае вопроса об отчислении ребенка из школы не стоит»,— добавляют в мэрии.



Вечером пятницы Надежда Агишева сообщила в соцсетях, что встретилась с директором гимназии. По ее словам, она столкнулась с «манипуляциями, давлением и отсутствием элементарных знаний о правах человека». По ее словам, представители гимназии «угрожали, пытались убедить меня, что я — плохая мать, намекали на то, что мой сын учится в этой гимназии в первом классе». В итоге, по ее словам, семье предложили перевести дочь на индивидуальный план обучения «с целью ограничить возможность ее контакта с другими детьми», которые иначе могут решить, что «можно красить голову в розовый цвет». «Масштаб провала между нами и системой образования — огромный»,— констатировала госпожа Агишева, подчеркнув, что не собирается требовать от дочери поменять прическу.

Александр Черных; Константин Кадочников, Пермь; Мария Карпенко, Санкт-Петербург


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз