Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Россия не хочет видеть в санкциях форс-мажор

Какие идеи противостояния ограничениям рассматривают власти

от

Москва, по всей видимости, нашла способ хотя бы немного подстраховаться от санкций. Как пишет РБК, Совет безопасности России — его возглавляет Владимир Путин — собрал с министерств и госкомпаний предложения по защите отечественной экономики. Большая часть идей пока остается тайной, а среди тех, что стали известны, интересны два пункта — они предполагают внесение особых условий в контракты, которые Россия и российские компании будут заключать с иностранцами. Эти поправки должны стать своего рода страховкой на случай усиления санкций. В чем суть этой защиты? И согласятся ли иностранные партнеры на российскую идею? Выяснял Григорий Колганов.


2015 год, вертолетоносцы «Мистраль» становятся ранней жертвой антироссийских санкций за Крым: Франция отказывается передавать уже построенные корабли, за них возвращают заплаченные деньги, но не больше, сославшись на санкции. А что, если, подписывая государственные договоры с иностранными государствами, заранее указывать, что санкции — еще не повод для расторжения контракта? Договорились — выполняйте, или, допустим, платите.

Что-то в этом духе Россия, возможно, скоро будет предлагать своим странам-партнерам, если утвердят направленную в Совбез идею. Директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев из Вашингтона считает: страны-партнеры с таким вполне согласятся, ведь частный бизнес эта бумага ни к чему не обязывает.

«Любое государство радостно подпишет такого рода пункт, но он не будет иметь особого смысла. Если даже, допустим, какое-нибудь государство — некие условные Филиппины — подписывают такой документ и обязуются не применять американское право на своей территории, то оно и так не применяет. Проблема заключается в том, что филиппинские компании не будут все равно сотрудничать с российскими, иметь дело с теми, за сотрудничество с которыми они получат отлучение от американского фондового рынка, от возможности работать с американскими банками и так далее. А государство формально будет ни при чем», — пояснил Иноцемцев.

Но для частных компаний у Совбеза свои предложения. Сейчас иностранцы могут выйти из сделки, сославшись на форс-мажор — то есть санкции фактически приравниваются к стихийному бедствию. На этот фактор, например, ссылался трейдер Glencore, когда аннулировал поставки, предположительно, российского алюминия.

Москва предлагает исключить санкции из списка форс-мажоров.

Конечно, в совсем тяжелых случаях это не поможет — контракт просто разорвут. Но ведь придется платить неустойку. Так что появляется хоть какая-то страховка от поспешных действий, считает заведующий лабораторией сравнительных исследований экономических систем МГУ Андрей Колганов: «Такой механизм, возможно, помог бы. В этом случае компания, которая будет склонна пойти на применение санкций по американскому законодательству, не сможет ссылаться на эти санкции как на форс-мажор, позволяющий ей отказаться от своих обязательств».

Но надолго ли хватит этой страховки? Ведь частному бизнесу — даже если предположить что он согласится на российские идеи — придется выбирать между упущенной выгодой и гневом Америки. Бизнесмен Давид Якобашвили, участник десятков крупнейших международных сделок, со знанием дела утверждает: выбор предопределен.

«Крупная, компания — допустим, BASF. Если против их российской компании будут санкции, то в данной ситуации BASF должен прекратить с ней работать, иначе к BASF тогда могут быть применены определенные санкции, которые парализуют работу этой компании. Может быть, где-то в Европе — нет, но в мире — да. Я думаю, Россия не может ничего взамен предложить», — рассуждает Якобашвили.

Вот и французский бизнесмен Филипп Пегорье — он руководит российским представительством крупной машиностроительной компании — с сожалением подтвердил, кто именно победит в споре России и США:

«Это неприемлемо для международных компаний. Никто не согласится, это невозможно. Это значит, что международные компании должны выбрать между Россией и США. И этот выбор будет на 99% в пользу США, потому что у всех есть бизнесы в США. Все будут слушать Америку, даже не свои власти».

Так что, возможно, обсуждаемые Совбезом идеи — это не столько меры защиты российской экономики от санкций, сколько попытка получить хоть какую-то компенсацию за них. Но не будет ли принятие этих идей означать, что Россия смирилась с неизбежностью самых тяжелых наказаний?

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз