Коротко


Подробно

Фото: Hannah McKay / Reuters

«Тереза Мэй как бы объявила войну ГРУ»

Корреспондент “Ъ FM” в Британии — о новых деталях расследования отравления

от

Тереза Мэй назвала подозреваемых по делу Скрипалей офицерами ГРУ. По словам премьер-министра Великобритании, покушение одобрили на более высоком уровне, чем руководство самой спецслужбы. Ранее Скотленд-Ярд назвал имена подозреваемых в отравлении бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. По мнению полиции, это россияне Александр Петров и Руслан Боширов. Они привезли «Новичок» во флаконе как будто из-под духов , жили в лондонском отеле и ездили в Солсбери на поезде, где нанесли яд на дверную ручку дома Скрипалей. Собственный корреспондент «Коммерсантъ FM» в Британии Андрей Остальский в прямом эфире рассказал, что еще известно об этом деле на данный момент.


Тереза Мэй, представителями полиции и прокуратуры сегодня предъявили целый ряд новых деталей отравления. Утверждается, что эти два человека — Александр Петров и Руслан Боширов, согласно российским паспортам, которые у них были на руках — прибыли 2 марта в аэропорт Гатвик, разместились в гостинице City Stay в Лондоне. Как минимум один раз они ездили в Эймсбери — по другой информации, два раза. И 4 марта они улетели из того же аэропорта назад в Москву.

Как утверждается, они привезли «Новичок» то ли в специально переделанном, то ли изготовленном специально фальшивом флаконе духов Nina Ricci Premier Jour — это маленький совсем флакон. Вот его потом подобрал Чарли Роули и решил подарить своей подруге Дон Стерджесс, которая в результате погибла.

Еще известно, что найдены вроде микроскопические остатки «Новичка» в номере отеля City Stay, где останавливались Александр Петров и Руслан Боширов. Премьер-министр Тереза Мэй сегодня говорила, что почти наверняка это не настоящие их имена, но, тем не менее, их так называют за неимением имен других. Опубликованы их фотографии в аэропорту, в отеле, на железнодорожной станции города Солсбери и на улицах города Солсбери, они как-то маршируют все время вдвоем. Местные обозреватели отмечают, что у них есть признаки военной выправки — об этом можно спорить, это уже дело субъективное.

Отель City Stay — достаточно известный, но не из первого ряда, дешевле, чем в центре Лондона.

Огромное количество людей принимали участие в расследовании — одно время 400 офицеров работали, перебирали колоссальное количество предметов, которые могли быть связаны с «Новичком». Пытались искать в одном месте, в другом, в парке, в приюте, где жила покойная Дон Стерджес, в квартире, где жил Чарли Роули, по дороге в мусорных ящиках — не находили. Но потом, придя в себя, Чарли Роули сказал, что, кажется, может быть, речь идет о духах, которые он в парке нашел, хотел подарить подруге. Тогда стали искать снова и нашли вот этот флакон небольшой, и в нем обнаружили следы «Новичка».

В парламенте во время выступления премьер-министра Терезы Мэй, как всегда, была некоторая дискуссия. Выступал лидер оппозиции Джереми Корбин чуть острее, чем раньше. Его обвиняли неоднократно, что он отказывается поддержать обвинение в адрес России, ходит вокруг да около. Сегодня он был чуть более определен, хотя осторожен — видимо, продумал дипломатическую формулировку: он обвинил Россию в том, что она не сотрудничает по расследованию этого вопроса, не дает Британии никакой совершенно информации, и это плохо и неправильно, достойно осуждения. Он по-прежнему отказывается однозначно присоединиться к оценкам премьер-министра, и за это ему тоже досталось.

Бывший министр иностранных дел Борис Джонсон специально выступил только на эту тему: посмотрите, опять виляет хвостом лидер оппозиции, отказывается признать вину России, видимо, не хочет этого делать почему-то.

Было выступление других депутатов. Один из них вроде бы тоже осуждает Россию, но он спросил, тем не менее, Терезу Мэй: зачем это России могло понадобиться? Она ответила, что ее дело — заниматься изучением здесь, она может только предположить, что это своего рода сигнал, который российская власть хотела бы послать некоторым российским гражданам, которые оказываются за рубежом. Дальше она не стала распространяться на эту тему.

Тереза Мэй еще раз подтвердила, что есть очень серьезные основания утверждать, что оба они — Александр Петров и Руслан Боширов — являются офицерами Главного разведуправления Министерства обороны.

Она вообще объявила как бы войну Главному разведуправлению, объявила их главным врагом.

И она сказала, что это, конечно, очень дисциплинированная организация, без команды сверху они ничего не делают, поэтому наверняка операция была одобрена на высоком уровне. Она не стала произносить фамилию Путин, но некоторые депутаты это делали и говорили, что наверняка не обошлось без личного решения президента России.

Мэй сказала: у нас есть план, мы будем действовать, мы видим, какую опасность для нас и наших союзников представляет ГРУ, мы разрабатываем специальную программу действий, направленных на то, чтобы подорвать их операцию в Великобритании, будем просить союзников сделать то же самое. Она говорила сегодня с президентом США Дональдом Трампом на эту тему. И с другими союзниками тоже она будет разговаривать.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз