Коротко

Новости

Подробно

Фото: Роман Рыскаль

В Балахне закончили «Артподготовку»

В Нижегородской области вынесли приговор участнику экстремистского движения

Коммерсантъ (Н.Новгород) от , стр. 7

Балахнинский городской суд вынес обвинительный приговор участнику «Артподготовки» Роману Губайдуллину, признав его виновным в экстремизме за высказывания в адрес мигрантов во время закрытой онлайн-конференции на канале YouTube, опубликованной его соратниками, и в незаконном хранении оружия. Ранее инкриминируемую подготовку к убийствам и призывам свержения власти с подсудимого сняли за недоказанностью. Владение найденным при обысках обрезом ружья и патронами осужденный отрицает и настаивает, что их подбросили силовики при обыске. Защита Романа Губайдуллина заявила о нестыковках в экспертизе боекомплекта и намерена обжаловать приговор в областном суде и ЕСПЧ.


Участник запрещенного в России движения «Артподготовка» Роман Губайдуллин приговорен к 4,5 года колонии-поселения, такое решение во вторник вынес Балахнинский городской суд, признав его виновным в разжигании межнациональной розни и незаконном хранении оружия (ч.1 ст. 282 УК РФ и ч. 1. ст. 222 УК РФ). Ранее ему также инкриминировали подготовку к убийствам по ст. 30 ч.1, ст.105 ч.1 УК РФ, но следствию не удалось доказать намерения подсудимого использовать найденный при обысках в его квартире в августе прошлого года боекомплект, поэтому прокурор отказался от этой части обвинения.

Напомним, в СИЗО Роман Губайдуллин оказался год назад за участие в закрытой онлайн-конференции «Константин Райкин: обращение к видеоблогерам» на видеохостинге YouTube, организованной другим участником «Артподготовки» Альбертом Гюрджияном. С подсудимым они обсуждали поведение в Москве мигрантов, которых Роман Губайдуллин назвал «упырями» за торговлю наркотиками и призвал создать в России условия для их скорейшего отъезда. Подобных конференций в интернете было несколько, в них также обсуждалась необходимость свержения действующей власти, но установить причастность к ним обвиняемого в суде не удалось. Организатор конференций Альберт Гюрджиян, страдающий психическим расстройством, в итоге оказался на принудительном лечении за высказывания о судье, якобы стрелявшем из травматического оружия в женщину с собакой.

Роман Губайдуллин тоже попал в разработку сотрудников отдела противодействия экстремизму областного управления МВД, с которыми сотрудничал участковый уполномоченный полиции, ставший свидетелем по делу. Подсудимого он считал организатором балахнинской ячейки «Артподготовки», активно набиравшего сторонников и чуть было не завербовавшего его самого «для свержения государственного строя». Роман Губайдуллин сообщил, что знал участкового лишь потому, что ремонтировал его компьютер (обвиняемый подрабатывал этим.— „Ъ“), и с трудом помнит имя полицейского.

Когда участковый пришел забирать технику, его вместе с обвиняемым положили в пол силовики, нагрянувшие с обыском. В квартире на проспекте Революции они изъяли компьютерное оборудование, плакаты с изображением лидера движения Вячеслава Мальцева, листовки в поддержку Алексея Навального, а также нашли железные наручники, резиновую дубинку, самодельные металлические нунчаки, обрезки трубы и травматический пистолет. В сумке в прихожей оперативники СОБРа обнаружили обрез 16-го калибра и коробку с 30 патронами к автомату Калашникова, которые, как считают осужденный и его адвокат, ему подбросили. Свидетели защиты сообщили суду, что при обысках находились в комнате и не видели оттуда прихожую с сумкой, а соседи указали, что дверь была открыта и «ходили какие-то люди». Суд счел показания свидетелей недоказанными, а процедуру обыска законной и проведенной по всем инструкциям.

В ходе прений сторон обвинение запросило обвиняемому шесть лет колонии-поселения. Защита Романа Губайдуллина и он сам просили его оправдать. Доводы следствия об экстремистских высказываниях они сочли недоказанными, поскольку подсудимый никаких конкретных действий с мигрантами совершать не предлагал, а лингвистическая экспертиза, представленная защитой, не нашла в его словах признаков межрасовой ненависти. Сомнения защиты вызвала и баллистическая экспертиза патронов: при обысках изъяли боеприпасы 1986 года выпуска, а на исследование привезли другой, более новый боекомплект.

В последнем слове подсудимый просил его оправдать. «На мне нет вины. Друзья мои, благодарю вас за все, что вы для меня делаете. Увидимся через несколько лет», — сказал Роман Губайдуллин, обращаясь к суду и присутствующим друзьям и родственникам. После суда они возмущались приговором и гневно восклицали, что «иной раз за убийство столько дают». Адвокат Алексей Матасов считает приговор суда неоправданным и намерен его обжаловать в апелляции и Европейском суде по правам человека. С учетом нахождения в СИЗО на протяжении года Роману Губайдуллину предстоит отбыть в колонии-поселении 2,5 года.

Роман Рыскаль


Комментарии

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя