Коротко


Подробно

Фото: Innsbrucker Festwochen / Rupert Larl

Лента старостей

Итоги фестиваля старинной музыки в Инсбруке

от

Две оперных премьеры и конкурс молодых певцов — финал фестиваля старинной музыки в Инсбруке трудно назвать блеклым. Рассказывает Алексей Мокроусов.


Конкурс молодых певцов имени барочного композитора Антонио Чести (1623–1669) прошел в рамках Инсбрукского фестиваля старинной музыки в девятый раз. Некоторая эклектичность регламента — певцы с разными типами голосов соревнуются за один набор призов,— искупается географическим охватом. За победу боролись 74 участника из 26 стран. Список финалистов показателен — от мужского сопрано Самуэля Мариньо из Венесуэлы и польского контратенора Рафаля Томкевича до боливийской контральто Анхелики Монхе Торрес и немецкой меццо-сопрано Софии Винник.

Первый приз жюри под председательством Михаила Фихтенгольца присудило одной из самых опытных (и не самой артистичной) участнице, 30-летней швейцарской сопрано Мари Лис, среди других лауреатов — канадский контратенор Камерон Шахбази и два сопрано, швейцарка Катрин Хоттигер и француженка Мариамьель Ламага. Денежное выражение наград может показаться скромным — гран-при составляет €4 тыс., но важнее приглашения на концерты и постановки, получаемые финалистами. Так, выразительное немецкое сопрано Тереза Пильзль выступит с сольным концертом на венском фестивале Resonanzen, восемь участников конкурса в будущем году выйдут на сцену в спектакле Инсбрукского фестиваля — в рамках циклах Barockoper:Jung поставят генделевского «Оттона, короля Германии» (1723). Оперой же открытия-2019 станет редкая «Меропа», написанная братом знаменитого певца-кастрата Фаринелли Риккардо Броски (ок. 1698–1756).

В этом году прошлогодние победители и финалисты конкурса Чести показывали «Любовь Аполлона и Дафны» знаменитого венецианского композитора Франческо Кавалли (1602–1676). Это еще молодой Кавалли — премьера его второй по счету оперы прошла на карнавале 1640 года,— только начинающий экспериментировать с новой для Венеции формой. Итальянский режиссер Алессандра Премоли тоже любит новое, она вовсю использует театр теней и перенесла действие в современную клинику паллиативной медицины, где в глубоком забытьи, окутанная проводами, лежит Дафна (немецкое сопрано Сара-Мария Зальман не первый раз восхищает Инсбрук). К финалу той предстоит прорасти корнями и сучьями, стать деревом, а не нимфой, и все потому, что любовь таких ловеласов, как Аполлон (венесуэльский контратенор Родриго Соса даль Поццо) только поначалу выглядит обещанием рая. Черно-белые костюмы с явным преобладанием белого (художник Мариана Фракассо), минималистичные декорации (оперу играют под открытом небом во дворе старинного богословского факультета, но при дожде спешно переносят в университетскую «аулу» — актовый зал) и раскрепощенная игра порождают событие если и небольшого, то запоминающегося масштаба. Скромный по числу исполнителей, но не по качеству оркестр звучит непривычно даже для оперы XVII века, дирижер Массимилиано Тони (начинал он, кстати, с рок- и поп-музыки) показывает, на что способны музыканты молодежной Accademia: ансамбль был создан в рамках оперного фестиваля в Салуццо, с его участниками занимаются коллеги из «взрослого» ансамбля La Chimera.

Оперой же закрытия стала «Семела» Иоганна Адольфа Гассе, автора, чьей посмертной популярности помешала исключительно биография, считает известный итальянский дирижер и исследователь музыки XVIII века Клаудио Озеле: немец по рождению, Гассе стал композитором неаполитанской школы, и позднее, когда Бах и Гендель делили пространство на вершине национального музыкального Олимпа, места Гассе там просто не нашлось. Хотя при жизни он был обласкан венскими Габсбургами и дрезденскими Веттинами, вовсю работал с главным либреттистом эпохи Пьетро Метастазио, успел позаниматься у Алессандро Скарлатти и по достоинству оценить первые успехи юного Моцарта. Его «Семела» — это «серената»ТАК! (этот жанр не предполагает такого развертывания во времени, как опера-seria; такие произведения сочинялись в основном по случаю коронаций, свадеб и т. п.), поставленная в 1726 году в Неаполе. Имя заказчика и первых исполнителей неизвестны, но поскольку либреттистом был знаменитый оперный деятель той поры, руководивший несколькими театрами импресарио Франческо Риччарди, можно догадаться о предыстории ее появления.

Нынешняя постановка не выходит за рамки рутинной работы, несмотря на использование видеодекораций Вероники Штембергер; режиссер Георг Куандер, бывший интендант берлинской «Штаатсопер», сделал ставку на простодушные мизансцены и хорошее музыкальное качество. Исполнители спасли честь барокко — и Франческа Аспромонте в главной партии, и Роберта Инверницци (Юпитер) со спокойной совестью запишут «Семелу» в список личных достижений. Это же касается и музыкантов. Основанный Озеле 17 лет назад оркестр Le Musiche Nove показал столь высокий класс, что впору удивиться разговорам о том, что early music в Италии не поддерживается и толком не развивается — Инсбрук выглядит приютом музыкальных изгнанников, приверженцев аутентичного исполнения на Апеннинах: благодаря руководителю фестивалю Алессандро де Марки здесь играют многие его соотечественники. Впрочем, и в некоторых других странах ситуация со старинной музыкой такова, что впору подаваться в Австрию.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз